Куда ведет "Мечта": почему Кремль зачастил предлагать Тбилиси "дружбу" - SOVA
#политика

Куда ведет «Мечта»: почему Кремль зачастил предлагать Тбилиси «дружбу»

За последние три месяца в Грузии произошла череда событий, каждое из которых было расценено международными наблюдателями, как откат демократии и отдаление от Запада. Вместе с тем, наметилась примечательная тенденция: каждое решение «Грузинской мечты», подвергавшееся жесткой критике со стороны западных партнеров, вдохновляло Москву заговорить о возобновлении отношений с Тбилиси. Сколько раз поступки «Мечты» удостоились «оливковой ветви» со стороны Кремля и чего это стоило европейскому пути Грузии?

Любой прогресс неминуемо связан с регрессом. Тесное переплетение этих двух противоположных понятий наглядно демонстрирует транснациональный треугольник Брюссель-Тбилиси-Москва. Пока Евросоюз открыто критикует правительство «Мечты» за невыполнение договоренностей и отклонение от демократического курса, РФ скромно намекает на то, что «готова зарыть топор войны».

В ходе своего выступления в МГИМО 1 сентября министр иностранных дел Российской Федерации Сергей Лавров заявил, что Москва готова к восстановлению отношений с Тбилиси.

«Если Грузия действительно хочет не разыгрывать российскую карту в стремлении сохранять покровительство Запада, а хочет с нами как со своим соседом нормально жить, мы к этому готовы в любой момент», – сказал министр и добавил: аналогичная готовность была и раньше, просто в российской столице присматривались.

Согласно главе МИД РФ, Кремль даже задумывался отменить визовый режим для граждан Грузии, намерение просуществовало вплоть до инцидента с депутатом Госдумы Сергеем Гавриловым, которого усадили в кресло спикера парламента, после чего в грузинской столице случился стихийный протест, Москва заговорила о русофобии в Грузии и отменила прямое авиасообщение с Тбилиси.

В объяснения сложных взаимоотношений Лавров ударился аккурат после того, как «Грузинская мечта» объявила о намерении не брать второй транш макрофинансовой помощи ЕС. Отказываясь от 75-ти миллионов евро, выделенных на поддержание экономики в COVID-кризис, премьер-министр Ираклий Гарибашвили сказал, что «перезапущенная экономика» позволяет властям приступить к погашению внешнего долга. Однако за вдохновляющей речью главы кабмина последовало пояснение Евросоюза, мол отказываться Тбилиси было не от чего, транш выделялся на конкретных, задокументированных условиях, предполагавших основополагающие реформы, в том числе в судебной системе. Тбилиси их не выполнил.

Весь последующий день Ираклию Гарибашвили пришлось парировать критике депутатов европарламента и западных политиков, которые в унисон заявляли: нельзя отказаться от того, на что ты не имеешь права.

Премьер: «Рим не сразу строился»

13-я годовщина августовской войны

Накануне 13-й годовщины войны августа 2008 года в министерстве иностранных дел России заявили о готовности Москвы восстанавливать двусторонние отношения с Тбилиси. Замдиректора департамента информации и печати МИД РФ Александр Бикантов, с одной стороны, выразил заинтересованность российской стороны в налаживании связей в той степени, в какой к этому готовы в Грузии, но с другой повторил главный нарратив Кремля: Абхазия и Южная Осетия – независимые страны, и Тбилиси должен установить с Сухуми и Цхинвали «равноправный и взаимоуважительный диалог».

Заявление Бикантова прозвучало вскоре после того, как ряд стран-членов Совета Безопасности ООН (Эстония, Франция, Ирландия, Норвегия, Великобритания и США), а также Албания призвали Москву вывести свои войска с территорий Грузии и отозвать признание независимости Абхазии и Южной Осетии.

В Тбилиси на заявление представителя МИД РФ отреагировали неоднозначно. Власти дали понять, что готовы к восстановлению экономических и гуманитарных связей, но не дипломатических. Оппозиция предостерегла правящую «Грузинскую мечту» от заигрываний с Кремлем.

Отзовите признание: призыв Совбеза ООН и реакция России

Примерно за неделю до этого правительство «Мечты» аннулировало компромиссный документ от 19-го апреля, который в Грузии окрестили Соглашением Мишеля. Дорожная карта вывела страну из затяжного политического кризиса, оппозиция, бойкотировавшая парламент 10-го созыва, приступила к работе в законодательном органе, поляризация на время спала.

Текст договора Мишеля согласовывался несколько месяцев. Ради него в Тбилиси прилетал лично президент Европейского совета, активно работал его спецпосланник Кристиан Даниельсон. Многочисленные переговоры на месте проводили послы ЕС и США в Грузии. Компромиссное соглашение предусматривало:

  • Устранение представлений о политизированном правосудии
  • Проведение амбициозной избирательной реформы
  • Верховенство закона / судебную реформу
  • Разделение власти в парламенте
  • Предстоящие выборы

Кроме того, в нем было отмечено, что досрочные парламентские выборы будут проведены в 2022 году, если партия получит менее 43% валидных пропорциональных голосов на выборах в органы местного самоуправления в октябре 2021 года.

«Я принял к сведению решение «Грузинской мечты» по Соглашению от 19 апреля. Это соглашение предлагает европейский путь к укреплению демократии и верховенства закона в Грузии в интересах грузинского народа < > Я по-прежнему убежден, что это соглашение – лучший способ продвинуть программу реформ, которые укрепят демократические институты Грузии и помогут обеспечить процветание, создать рабочие места и привести к росту – все, что так необходимо на благо народа Грузии», – заявлял тогда Мишель.

В Европарламенте разочарованы решением «Грузинской мечты»

 

Июльские волнения

Июль 2021-го в Грузии был богат на события, точкой отсчета которых можно считать акцию против Марша достоинства 5 числа. Радикально настроенные граждане вышли на улицы, пытаясь помешать шествию в защиту прав ЛГБТКИ сообщества. В какой-то момент ситуация вышла из-под контроля, толпа ультраправых на глазах у полиции начала избивать сотрудников СМИ, пострадали 53 человека, дважды был сорван флаг ЕС у парламента.

Призывом к агрессивным действиям многие эксперты посчитали обращение премьер-министра утром того же дня, в котором Гарибашвили сказал, что «в стране все будет так, как хочет большинство».

Куда ведет ненависть: что будет с Грузией

Новый виток беспорядки приняли спустя несколько дней, после смерти оператора TV Pirveli Лексо Лашкарава, который был избит 5 июля. С версией МВД о том, что мужчина мог скончаться от передозировки, значительная часть общественности не согласилась. В Грузии начался масштабный протест средств массовой информации, акции с требованием отставки премьера проходили ежедневно, некоторые телеканалы переместили студии к парламенту.

На фоне накала страстей внутри страны и активной критики международного сообщества, 14 июля стало известно о том, что де-факто президент Южной Осетии Анатолий Бибилов освободил незаконно задержанного годом ранее и осужденного на 12,5 лет Зазу Гахеладзе.

В Цхинвали заявили, что такое решение было принято в связи с обращением Патриарха Московского и всея Руси Кирилла и в обмен на Вадима Гобозова. В аппарате госминистра Грузии по примирению и гражданскому равенству же утверждали: освобождение Гахеладзе стало результатом работы всех соответствующих ведомств и государства «с вовлечением самых высших должностных лиц и использованием всех рычагов, механизмов и форматов».

Немногим ранее обозначенных событий Католикос-Патриарх всея Грузии Илия Второй обратился с письмом к Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу. В нем он просил предстоятеля Русской православной церкви содействовать освобождению из цхинвальской тюрьмы гражданина Грузии Зазы Гахеладзе.

Одновременно с этим популярность приобрела версия о том, что освобождением Гахеладзе российские власти помогли «Грузинской мечте» и ГПЦ снизить накал протеста в обществе и в СМИ. Даже в торжественный момент освобождения Зазы Гахеладзе в Эргнети журналисты не преминули поинтересоваться у Гарибашвили, когда он уйдет в отставку.

Оппоненты партии, основанной российским олигархом, давно обвиняют «Мечту» в заигрываниях с Кремлем. Демонстрируют ли вышеописанные  события закономерность или это просто совпадение? Впрочем есть данность: в последнее время политика, проводимая действующим правительством, слишком часто заслуживает критику западных партнеров.

SOVA