«Экономика-2030» – 10-летний план развития Грузии: только мечты? - SOVA
#экономика

«Экономика-2030» – 10-летний план развития Грузии: только мечты?

Политический кризис, в котором пребывает Грузия последние несколько лет, не оставляет места для важных общественных дебатов по вопросам экономического развития страны. И все же лидер стремительно теряющей популярность правящей партии Ираклий Гарибашвили в попытке преподнести избирателю позитивную повестку представил свое видение будущего Грузии: «Экономика-2030».

SOVA LOGO NEW SMALL #экономика featured, экономика Грузии

Десятилетний план развития охватывает основные показатели социально-экономического благосостояния страны и представляет собой оптимистичный обзор будущих успехов, которых должна достичь страна, все еще с трудом выходящая из рецессии, связанной с Covid-ограничениями и спадом в инвестициях.

Главная цель стратегии – быстрый, стабильный и инклюзивный экономический рост. Стратегия «Экономика-2030» продолжает политику торговой открытости и предусматривает заключение новых договоров о свободной беспошлинной торговле.

Сегодня Грузия имеет договоры о свободной торговле с 46 странами, в которых живет около 30% мирового населения – это Китай, страны Евросоюза, Турция и СНГ. К 2025 планируется подписать пять новых договоров о свободной торговле, а к 2030-му – еще шесть, что приведет к бóльшей международной интеграции экономики Грузии. Список новых партнеров будет включать в себя такие страны, как Индия, Южная Корея, Израиль и монархии Персидского залива.

212845260 4185235121566115 1957024986069366495 n #экономика featured, экономика Грузии

Презентация программы «Экономика-2030». Фото: министерство экономики и устойчивого развития Грузии

Таким образом, согласно плану, примерно через 10 лет грузинский бизнес получит доступ к беспошлинной торговле с экономиками, в которых суммарно будет проживать свыше 70% мировых потребителей. Это сделает Грузию одной из самых экономически открытых стран мира. Снижение торговых барьеров, защита интеллектуальной собственности и установление продуктовых стандартов должны будут увеличить грузинский экспорт более чем в два раза к 2030 году.

Так же амбициозно выглядит план по развитию местного производства и импортозамещению. Выделены 50 перспективных направлений, где у Тбилиси есть конкурентные преимущества. Грузия планирует улучшить свой хронически негативный торговый баланс в таких сферах, как, например, производство мебели, электротехники, автомобильных запчастей, стройматериалов, химикатов и фармацевтики. Рост экспорта и диверсификация местного производства должны отразиться на достаточно высоких темпах экономического развития.

Согласно плану «Экономика-2030», в следующие девять лет среднегодовой рост ВВП Грузии составит не менее 5%, что вполне реализуемо для страны такого масштаба и уровня развития. Но с учетом заложенного экономического роста необоснованно амбициозными выглядят планы по двукратному снижению абсолютной бедности с сегодняшних 21,3% населения до 10,7% в 2030 году. Уровень бедности в Грузии остается практически неизменным с 2015 года.

Пожалуй, наиболее реалистичным в программе выглядит прогноз по увеличению доходов, связанных с туризмом. Планируется строительство шести новых курортных зон и развитие новых туристических направлений, будут продолжены программы по финансированию бизнес-проектов и поддержке агро- и экотуризма. Согласно правительственному плану, увеличение туристического потока к 2030 году должно повысить доходы страны до 6,5 млрд долларов.

В новой стратегии есть и обещания осуществить старые нереализованные проекты, такие как, например, строительство трехкилометровой железнодорожный ветки и реабилитация вокзала рядом с Кутаисским аэропортом. Цель этого проекта – повысить внутреннюю мобильность страны и связать Тбилиси с аэропортом Кутаиси, популярным направлением европейских лоукостеров. Впервые осуществление этого проекта было приурочено к установлению безвизового режима с ЕС еще в марте 2017 года.

Следует отметить, что это не первая стратегия по развитию экономики, разработанная правительством «Грузинской мечты». Ирония заключается в том, что, как и «Экономика-2030», прошлая стратегия также была утверждена в период премьерства Ираклия Гарибашвили. И в отличие от голословных цифр нового плана, принятая в 2014 году стратегия-2020 была попыткой системного анализа экономической ситуации и определения точных целей развития. Для анализа сдерживающих факторов была применена «диагностика роста» – метод системного изучения экономического роста, разработанный в Гарвардском университете.

Южный Кавказ без Запада: почему 3+3 для Грузии = 0

План 2014 года определил три приоритетных направления: улучшение конкурентоспособности бизнеса; инвестиции в человеческий капитал; улучшение доступа к финансам. В нем была обозначена главная проблема, волнующая избирателей – отсутствие инклюзивного экономического роста. Достаточно высокие темпы экономического развития Грузии, достигнутые в период правления Саакашвили, так и не отразились на благосостоянии простых граждан. Так, стратегия-2020 стала попыткой ответить на эти вызовы. Но, как и многие неосуществленные проекты «Грузинской мечты», практически все цели этой стратегии остались лишь на бумаге. Отличной иллюстрацией могут послужить несколько положений.

Стратегия «Грузия-2020» предусматривала хорошо измеримые цели, например, по улучшению позиции страны в Индексе глобальной конкурентоспособности (GCI). Это ежегодный рейтинг, разработанный Всемирным экономическим форумом для целей определения национальной конкурентоспособности, т. е. способности страны и ее институтов обеспечивать стабильные темпы экономического роста. GCI объединяет 12 индикаторов, таких как качество институтов и инфраструктуры, образование, инновации и технологии, макроэкономическая стабильность и развитость финансовой системы – факторы, которые в сумме отвечают за конкурентоспособность экономики.

Согласно предыдущей стратегии, к прошлому году Грузия должна была совершить гигантский рывок в индексе конкурентоспособности и переместится с 74 на 40 место. Но амбиции правительства не оправдали себя: в последнем предпандемийном рейтинге позиция Грузии осталась неизменной – 74 место. Для сравнения – в 2014 соседняя Армения занимала 76 позицию рейтинга, а в 2019 уже обогнала Грузию, заняв 69 место.

Также интересен пункт стратегии 2014 года об обеспечении энергобезопасности страны и поддержке внутренних и внешних инвестиций в энергетический сектор. В цифрах это должно было выглядит так: к 2020 году Грузия будет производить 14 млрд кВт/ч вместо 9,7. В реальности к сегодняшнему дню страна смогла увеличить производство энергии лишь до средних 11,5 млрд кВт/ч. Следует отметить, что в «Экономике-2030» целевой уровень энергопроизводства поднят еще выше – до 34,2 млрд кВт/ч. Однако, в свете происходящих событий вокруг «Намахвани-ГЭС», кажется, стратегия уже устарела.

Что касается макроэкономических показателей, результативность стратегии «Грузия-2020» выглядят удручающе – вместо сохранения государственного долга на уровне 40% от ВВП, сегодня госдолг составляет 12,3 млрд долларов или 79,4% валового внутреннего продукта страны. Целевой уровень инфляции в 3% сегодня уже кажется шуткой, а падение обменного курса лари делает обслуживание и без того настораживающего размера госдолга еще дороже.

[áмбави] COVID-КРИЗИС: Как выжить развивающейся экономике

Старую и новую стратегии много объединяет: в обоих документах отмечается важность структурных реформ и доступа к финансам. «Экономика-2030», как и план-2020, подчеркивает необходимость развития рынка капиталов. Впрочем, несмотря на заявления об осуществляемых реформах, фондовый рынок Грузии по сути отсутствует: в августе 2021 года средний дневной оборот биржи составлял всего 1 460 долларов. Сможет ли новая стратегия изменить ситуацию в следующие десять лет, остается неизвестным.

Но главное сходство «Грузии-2020» и «Экономики-2030» – это почти полная произвольность цифр, отсутствие дорожной карты, а также индикаторов исполнения и оценки эффективности экономической политики. Провал предыдущей стратегии не привел к улучшению качества планирования, реалии грузинской политики, судя по всему, не оставляют шансов для реальных долгосрочных планов, и «Экономике-2030», скорее всего, суждено остаться неисполнимой мечтой.