Южный Кавказ без Запада: почему 3+3 для Грузии = 0 - SOVA
#политика

Южный Кавказ без Запада: почему 3+3 для Грузии = 0

«Иран и Азербайджан на пороге войны». Такие заголовки вторую неделю приковывают внимание мира к Южному Кавказу, где после второй карабахской войны расклад сил существенно изменился. На фоне конфронтации Баку и Тегерана Москва вслед за Анкарой вновь поддержала инициативу «3+3». По задумке, площадка для обсуждения проблем региона должна объединить три страны Южного Кавказа – Азербайджан, Армению и Грузию, а также три региональные державы – Иран, Россию и Турцию. Тбилиси от участия в таком формате отказывались, но после призыва Москвы сделали заявление, многим показавшееся двусмысленным.

Все началось с надежды Лаврова.

«Рассчитываем, что и Грузия, несмотря на все переживаемые ей проблемы, сможет увидеть свой коренной интерес в создании такого механизма консультаций и согласования решений по ускоренному развитию этого региона, который долгое время сдерживал свое развитие из-за сохраняющихся здесь конфликтов».

Эту надежду глава МИД России выразил после встречи со своим иранским коллегой Хосейном Амиром Абдоллахианом. Стороны, среди прочего, обсудили инициативу «3+3», отметив, что у Тегерана, Анкары и Баку позитивное отношение к этому геополитическому проекту.

Казалось, со своим отношением к проекту давно определилась и Грузия. Когда после завершения второй войны в Карабахе Реджеп Эрдоган выступил с инициативой, в Тбилиси обозначили свою позицию так: для функционирования совместных с Россией форматов важно, чтобы Москва начала выполнять взятые на себя международные обязательства. Среди них – Соглашение о прекращении огня от 2008 года, вывод российских войск с территорий Грузии и начало процесса возвращения вынужденных переселенцев в Абхазию и Южную Осетию.

«Иначе я не представляю себе совместного участия Грузии и России в каком-либо формате», – сказал тогда замминистра Лаша Дарсалия.

Конфигурация Эрдогана и место Грузии на Кавказе

Но представить пришлось, когда глава МИД Давид Залкалиани сделал заявление, по сути, намекающее на возможность присоединения Тбилиси к платформе «3+3»:

«Безусловно, когда мы не видим никаких процессов в направлении деоккупации, очень сложно участвовать в таком формате и говорить о каких-то инфраструктурных проектах. Тем не менее, хочу предоставить общественности такую позицию для размышления: в этих больших геополитических проектах и отношениях мы в какой-то форме все равно будем представлены – безусловно, не за счет государственных интересов и каких-то уступок оккупанту».

Словосочетание «очень сложно» заставило многих усомниться в категоричности грузинской стороны. И хотя в МИДе стали оправдываться, что все это неправильная интерпретация журналистов, заявление министра вызвало волну критику в СМИ. На его слова отреагировал в своем Twitter и экс-посол США в Тбилиси Ян Келли.

Ян Келли, бывший посол США в Грузии:

«Очень сложно? Россия вторглась и оккупировала вас. Ваши друзья предпочли бы услышать, что вы назовете это «невозможным».

Позицию американского дипломата разделяет американский эксперт Люк Коффи. Директор Центра внешней политики Heritage Foundation, известный своей поддержкой ускоренного принятия Тбилиси в НАТО, дал понять: Грузии этот формат не принесет ровным счетом ничего.

«Если вы Грузию, то «3+3» = 0».

В Тбилиси – другая арифметика. В своем скандальном заявлении Давид Залкалиани сказал, что Грузия должна хоть как-то участвовать в крупных геополитических проектах.

«Конечно, не за счет государственных интересов и каких-то уступок оккупанту. Конечно, красная линия – это суверенитет и территориальная целостность нашей страны».

По словам министра, вовлечение Грузии в новые, в том числе инфраструктурные проекты – очень важно. Иначе страна может потерять свою роль в регионе. Но конфликтолог Паата Закареишвили возражает: потерять то, чего нет, невозможно. Другой вопрос, что Грузия может не приобрести эту значимую роль регионального игрока. Не разделяет эксперт и позицию властей по продвижению некой мирной инициативы для Южного Кавказа.

Выступая на 76-й сессии Генассамблеи ООН в Нью-Йорке, премьер Грузии Ираклий Гарибашвили предложил мировым лидерам «мирную инициативу соседства» для обеспечения мира и стабильности в регионе:

«Важность Черноморского региона с геополитической точки зрения растет. Черное море находится на передовой шахматной доски динамичного противостояния. Это микромир управления конфликтами: если тут удастся сохранить мир и стабильность, подобное будет возможно достичь и в другом месте».

[áмбави] Карабахский передел: новый порядок на Южном Кавказе

Ранее премьер на встрече с президентом Турции также говорил о готовности выполнить миротворческую функцию в регионе, предложив создание в Тбилиси платформы для контактов между Арменией и Азербайджаном на высоком уровне. Конфликтолог Паата Закареишвили считает: посреднические услуги надо озвучивать не с трибуны ООН, а на переговорах с соседями.

«Нужно убедить и Ереван, и Баку в том, что это хороший проект. Сам Алиев должен заявить, что Азербайджан приветствует эту инициативу. Потом нужно поехать в Ереван и убедить Пашиняна. Потом все вместе, втроем, должны говорить об этом в Нью-Йорке. Но ничего такого не происходит. Это все эфемерно. Мне кажется, это чисто предвыборная кампания грузинских властей и никакого отношения к Южному Кавказу не имеет», – говорит Закарешвили.

Эксперт считает, что для реализации региональных проектов необходим двусторонний подход. К примеру, если Грузия хочет разблокировать дороги, то единственное, что она должна решить – готова ли пустить поезда по территории Абхазии.

«Если этот проект будет адекватно оценен, тогда Грузия может договориться с Арменией, а она уже договорится с Россией без Грузии. Этот виртуальный треугольник можно создать. Так что, если бы у Грузии была сильная политическая мотивация, можно было бы вовлечься в инфраструктурные проекты разными путями, минуя модификации «платформы шести».

Модифицированным формат называют по той причине, что он был предложен еще в 2008 году. Идея «3+3» была озвучена сразу после «августовской войны» тогда еще премьер-министром Турции Эрдоганом в Баку. Грузинские власти тогда четко заявили: сотрудничать со страной-оккупантом Россией не будут.

239876526 #политика 3+3, featured, Владимир Путин, грузия-азербайджан, Грузия-Армения, Грузия-ЕС, Грузия-Иран, Грузия-Россия, Грузия-Турция, Давид Залкалиани, Ираклий Гарибашвили, Никол Пашинян, Реджеп Тайип Эрдоган, Южный Кавказ

И хотя сегодня в Тбилиси тоже говорят о «красных линиях», которые не могут быть нарушены, кажется, власти Грузии чего-то не договаривают. Премьер-министр Ираклий Гарибашвили неожиданно для всех отправился в Ереван к своему армянскому коллеге Николу Пашиняну, который затем полетел в Москву. В своем Twitter Гарибашвили коротко отчитался, что во время встречи они рассмотрели новую мирную инициативу на Южном Кавказе и готовность Грузии к осуществлению активной медиации ради мира в регионе и бóльших возможностей.

Этот активный диалог, по словам эксперта по проблемам стран Ближнего Востока и Кавказа Станислава Тарасова, вызывает массу вопросов.

«Грузия понимает, что Армения сейчас вступать в антироссийский альянс не будет. Видимо, Гарибашвили через Пашиняна шлет Путину какое-то послание, потому что грузины очень своеобразно отреагировали на формат «3+3». Сначала глава МИД страны заявил, что необходимо участие Грузии, потом решили завуалировать. Формула «3+3» находится в подвешенном состоянии: грузины отказываются участвовать, армяне раздумывают. Вызывает также вопрос: кто из стран тройки (Иран, Россия, Турция) конкретно занимается этой очень серьезной формулой, которая требует времени и очень серьезных дипломатических усилий? Пока это только слова. Не исключено также, что Гарибашвили передал Пашиняну некое предложение Эрдогана», — заявил политолог в интервью изданию News.am.

При этом Тарасов не исключил, что вторая за короткое время встреча премьеров Грузии и Армении может означать и трансформацию инициативы Эрдогана: «т. н. мирная платформа, видимо, предусматривает новый формат «3+2», потому что Грузия предлагает «тройку» без участия России и даже Ирана».

Но премьер Армении Никол Пашинян, сразу после приема в Ереване коллеги из Тбилиси Ираклия Гарибашвили, отправился в Москву. На встрече с Владимиром Путиным в Кремле он заявил следующее:

«И конечно же, сейчас у нас в регионе и в целом в мире происходят динамичные процессы. Очень важно, чтобы союзники часто встречались, поговорили, как Вы сказали, сверили часы».

Без проблем и динамики: почему в отношениях Еревана и Тбилиси нет развития?

Исследователь Фонда Рондели (GFSIS) Зураб Батиашвили считает всю череду событий неслучайной. В том числе – заявление главы МИД Залкалиани. По его мнению, это проверка реакции грузинского общества. И если общество не будет против инициативы, то «нас втянут в «3+3» и новый Советский Союз». Батиашвили уверен, что участие в «антизападной коалиции» Грузии ничего не даст.

Эксперты считают, что «3+3» – наглядный пример того, как меняется миропорядок. Вместо либеральной системы в международные отношения постепенно возвращаются к идее сфер влияния и баланса сил. Еще одна миссия платформы – вытеснить Запад с Южного Кавказа, закрыв его для внерегиональных сил.

Паата Закареишвили, конфликтолог

«То, что таким образом вытесняют Запад, – давно очевидно. И Запад сам вытесняется. Была карабахская война. Но, например, президент Европарламента Шарль Мишель несколько раз приезжал в Тбилиси, чтобы уладить как-то политический кризис. В это время был и Карабах. Очевидно было, что они не видят там свое место, потому что ситуацией в основном там управляет Турция. И это естественно, что они не идут туда, куда их не зовут и где им нет места. Хотя из Брюсселя есть какие-то поползновения, но не более того».

«Это новая хореография на Кавказе – Турция и Азербайджан не против, чтобы Грузия уничтожала все те форматы, где присутствует Москва»

По словам Закареишвили, Анкара начинает все больше влиять на Южный Кавказ и способна вытеснить Москву. «И это лучше, чем если Россия останется».

«Главное, чтобы Турция и Азербайджан сделали свое дело, не раздражая Россию. Они ни разу не упрекают Грузию. Им даже нравится, что Грузия – против тех форматов, в которых присутствует Россия. Сами они ей этого сказать не могут. А Грузия имеет моральное и правовое политическое право сказать, что мы не хотим видеть Россию на Кавказе, потому что она оккупировала наши территории».

Разрушай и властвуй: как возвращают Союз нерушимый

Конфликтолог считает, что в регионе вырисовывается «новая хореография». Анкара и Баку на самом деле не против того, чтобы Тбилиси подрывал форматы, где присутствует Москва. Но если Грузия согласится в той или иной форме участвовать в платформе «3+3», то она не только «подставит» Запад, но и лишится его поддержки в противостоянии с Россией, считает Зураб Батиашвили.

«Вы не сможете долгое время сотрудничать со страной-оккупантом. Если вы сотрудничаете, это означает, что вы принимаете оккупацию и незаконный захват своих территорий. Естественно, наши западные партнеры не будут представлены в формате антизападного колорита «3+3», и в этом формате мы останемся одни перед страной-оккупантом, где Грузии придется пойти на еще большие уступки – мы знаем в заранее, что эти [власти] все уступят».

Кроме того, все большие страны в формате «3+3» (Россия, Иран и Турция) так или иначе находятся под санкциями Запада, и Грузия, к примеру, не сможет сотрудничать с Ираном в военно-политической и экономической сферах. По словам Батиашвили, в обратном случае и Тбилиси подпадет под санкции.

«Мы уже сотрудничаем с Турцией, Азербайджаном и Арменией, и это не требует дополнительного формата», – считает эксперт.

Вопрос о том, принесет ли Грузии участие в платформе «3+3» какие-то экономические дивиденды, остается открытым. Но очевидно, что вовлечение Тбилиси в этот формат будет иметь символическое значение. Инициатива, направленная на выдавливание Запада из региона, приведет к еще большему доминированию на Южном Кавказе больших соседей, в первую очередь России. И такого «предательства» со стороны Тбилиси, по словам грузинских экспертов, «принципиально нельзя допускать».

Куда ведет «Мечта»: почему Кремль зачастил предлагать Тбилиси «дружбу»