«Нас атакует Россия, ограничивает собственное правительство и убивает Ингури!»
Свяжитесь с снами

СОВА

«Нас атакует Россия, ограничивает собственное правительство и убивает Ингури!»

#общество

«Нас атакует Россия, ограничивает собственное правительство и убивает Ингури!»

«Ты переходишь реку вброд, пробираешься через лес, пролезаешь через узкий проход в колючей проволоке и постоянно ищешь глазами русских солдат. Так выглядит дорога из Гали в Зугдиди», — рассказывает молодая жительница Гальского района Эка (имя изменено по просьбе девушки). Она признается, что это повседневная жизнь граждан Грузии, проживающих на территории Абхазии.

«У нас и у наших родственников и так не мало проблем, вызванных оккупацией. Но, когда нас ограничивает собственное правительство… Пятидневный карантин нас убивает, убивает наших родственников и соседей», — говорит Эка.

В марте 2020 года, сразу после того, как в Грузии был зафиксирован первый случай Covid-19, де-факто власти Абхазии закрыли дорогу через мост по реке Ингури – единственный способ для жителей региона попасть на подконтрольную официальному Тбилиси территорию. За последний год мост открывали в одностороннем порядке только пять раз, и каждый раз всего на несколько дней.

SOVA-блог: Ингури – де-факто проблемы де-юре граждан

В феврале 2021 года правительство Грузии объявило об открытии административной границы для определенной категории лиц: пенсионеров, людей с ограниченными возможностями и тех, кому требуется срочная медицинская помощь. Но все они, кроме нуждающихся в экстренной помощи врачей, были вынуждены проходить обязательный карантин в 12 дней. Позже этот срок сократили до 5 дней, но перспектива оказаться в самоизоляции все равно побуждала многих людей идти «черными тропами».

«Не у всех есть возможность оставить дом, семью, работу на 5 дней. Но мы делаем это только при очень большой необходимости, иначе никто бы не рисковал своей жизнью. Несколько лет назад, когда я еще была абитуриенткой, я тоже ходила по этой дороге по два раза в неделю. Это были самые ужасные дни», — вспоминает девушка.

Последние несколько лет Эка живет в Тбилиси, но в Гали у нее остались родственники, которые каждый день сталкиваются с проблемами закрытого региона. В городе не хватает продовольствия, медикаментов, часто невозможно получить квалифицированную медицинскую помощь. На рынке, который работает только несколько раз в неделю, люди вынуждены покупать продукты в два раза дороже, чем в Зугдиди.

«Я не была дома почти полтора года. И попасть в собственный дом мне мешают порядки, установленные правительством моей страны».

«Мы существуем!»

10 апреля в Грузии был объявлен день траура. Государственные флаги по всей стране были приспущены в память о четырех жителях Гальского района, утонувших в Ингури. 7 числа спасатели извлекли из реки тела двух женщин и двух мужчин. Они пытались перейти на территорию, контролируемую Тбилиси, но не смогли справиться с течением. Трагедия, вероятно, связана с повышением уровня воды в Ингури, вызванного недавними дождями.

Служба государственной безопасности Грузии заявила, что трагедия «стала результатом незаконно введенных оккупационным режимом ограничений на свободное передвижение и пагубной практики незаконных задержаний». Впрочем, правозащитники и гражданские активисты, признавая вину в случившемся де-факто Сухуми и Москвы, говорят и об ответственности Тбилиси.

Жители Гали и трагедия Ингури: де-юре граждане перед де-факто проблемами

9 апреля группа молодых людей, в том числе выходцы из Гали, вышли к зданию правительственной канцелярии на молчаливый протест против 5-дневного карантина. Они рассказывают, что ходить «черными тропами» им и их родственникам приходилось и до пандемии, но за последний год количество тех, кто решается перейти реку вброд, увеличилось, а значит выросли и риски.

«Это могли быть наши родственники, наши соседи… Почему они пошли туда? Ведь сейчас действует 5-дневный карантин, на который у местных жителей нет ни средств, ни времени. Поэтому наша главная цель – отменить этот карантин», — рассказывает Нана, одна из участниц акции протеста, также попросившая изменить ее имя.

По словам девушки, люди, которых лично затронула эта проблема, воздерживаются от открытого выражения протеста, поскольку бояться за себя и своих близких. Но произошедшая 7 апреля трагедия стала для них «красной чертой».

«Я также могла оказаться на месте погибших, когда переходила Ингури. Мне просто повезло. Но сегодня кому-то может повезти, а завтра кому-то другому – нет», — говорит девушка.

Нана считает, что 5-дневный карантин можно заменить PCR-тестированием, что не только облегчит жизнь людям, но и станет выгодным решением для государства в финансовом плане.

По словам министра юстиции и гражданской интеграции правительства Абхазии в изгнании Давида Пацация, вопрос облегчения сложившейся ситуации уже обсуждается с ведущими специалистами системы здравоохранени и, вероятно, решение будет принято в ближайшие дни. Чиновник отмечает, что это «принципиально сложное обстоятельство», связанное с Covid-ограничениями. Они были разработаны в соответствии со стандартами и условиями, касающимися всей страны и всех регионов, отмечает Пацация.

«Мы тоже говорим на грузинском языке и живем в той же стране, но что-то я не слышала таких же правил для других регионов Грузии», — возражает Нана.

«Ингури – не граница!»

По данным Миссии наблюдателей Евросоюза, когда мост Ингури был открыт, ежедневно по нему проходило около двух с половиной тысяч человек. Де-факто власти Абхазии утверждают, что только в первом квартале 2021 года за «незаконное пересечение границы» были задержаны порядка трех тысяч человек. Большинство из них были освобождены после уплаты штрафов.

Выходцы из Гали говорят, что на помощь от сухумских властей они никогда особо не рассчитывали, но то, что их бросает в трудной ситуации собственное правительство, действительно пугает.

«Разве человек, который едет из Гурии в Имерети, проходит карантин? Нет! Почему тогда жители Гали вынуждены его проходить? Получается, правительство Грузии признает, что Абхазия – это не Грузия? Почему мы чувствуем дискриминацию по отношению к себе?», — возмущается Нана.

По словам девушки, жители Гали приезжают в Зугдиди только в случае острой необходимости. Нана настаивает: они – такие же граждане Грузии, и власти не должны ущемлять их права.

«Мы, молодые люди из Гали, хотим напомнить правительству, что мы существуем. Нас и так ограничивает оккупационный режим, пожалуйста, не заставляйте членов наших семей рисковать своими жизнями!».

Фото: Radio Atinati

Уча Нануашвили: власти Грузии обращаются с жителями оккупированных регионов как с иностранцами

Также в рубрике #общество

Кризис

[áмбави]

#cпецпроект СОВЫ

SOVA-блог

#cпецпроект СОВЫ

Получайте рассылку

Loading

Девушки заброшенных фабрик

11 из Грузии: истории, которые вдохновят

WeekEnd Навигатор

#спецпроект НАТО

#спецпроект СОВЫ

Advertisement

#главное

Advertisement