[áмбави]

Торг «независимостью»: как Россия поглощает территории

Говорят, Владимир Путин загадывает желание, когда садится между Сергеем Лавровым и Сергеем Шойгу. Возможно, он это делает и между встречами с министром иностранных дел и министром обороны России. Как, например, на этой неделе. А еще ходит легенда, что у Путина есть формула решения геополитических задач под названием «два Сергея». Когда одному Сергею, отвечающему за дипломатию, добиться цели не удается, в ход идет другой – отвечающий за оружие. Кремль якобы действует по принципу: «чем меньше Лаврова, тем больше Шойгу». Правда, на этот раз может получиться совсем наоборот. В этом выпуске [áмбави] мы говорим о двуглавом орле российской военно-политической доктрины и чем украинский кейс повторяет грузинский.

SOVA LOGO NEW SMALL политика featured, Абхазия, Владимир Путин, Георгий Бадридзе, Георгий Канашвили, Грузия-Россия, Грузия-Украина, Джо Байден, ДНР, ЛНР, Мария Кучеренко, Тимур Цхурбати, Южная Осетия

Самая анонсируемая война XXI века пока не случилась, но разбирать тревожные чемоданчики никто не спешит. Западные СМИ, называвшие не только день, но и конкретный час начала российского вторжения в Украину, по-прежнему считают угрозу интервенции крайне высокой. Так же считает и президент США Джо Байден, хотя Сергей-1 на встрече с Путиным сказал, что переговоры с Западом надо наращивать, а Сергей-2 заявил о возвращении части войск с учений у границ с Украиной в места дислокации.

«Наши аналитики указывают на то, что российские вооруженные силы сохраняют позиции, угрожающие Украине. 150 тысяч военных находятся на территории России и Белоруссии вдоль границы Украины. Вторжение, мы по-прежнему считаем, может иметь место!», — сказал Джо Байден, и добавил:

«Вторая мировая война была войной, в которой мы участвовали по необходимости.  Но если Россия нападет на Украину, это будет война, в которой мы будем участвовать по собственному выбору!».

Кризис вокруг Украины напоминает игру «кто первый моргнет». И кажется, Байден не моргнул. Очевидно, что сегодня Запад продемонстрировал намного больше сплоченности, чем в 2014 году, а тем более – в 2008-м. Поэтому, когда Путин решил отозвать часть войск, многим показалось, что он как раз моргнул. Но в Кремле подготовили почву для того, чтобы сохранить лицо, и на случай полного провала вместо военного ответа дать геополитический.

15 февраля Госдума постановила немедленно обратиться к президенту России с вопросом о необходимости признания самопровозглашенных Донецкой и Луганской народных республик. В Кремле, понятное дело, будут долго думать, но если Путин все это время блефовал и на войну не решится, то эта опция окажется единственно доступной для него. Правда, в таком случае будут нарушены Минские договоренности, которыми в самом Киеве нескрываемо недовольны. Ведь они предусматривают особый статус для нынешних ДНР и ЛНР в составе украинского государства, а это, по мнению многих, что-то вроде троянских коней, которые окажутся в пределах крепостных стен Украины.

«Есть достаточно серьезная сложность с этим признанием в той плоскости, что, если мы говорим о каком бы то ни было признании, то в каких границах? Потому что, если мы откроем конституции этих псевдореспублик, написанные, разумеется, в Российской Федерации, мы увидим, что, по их мнению, территория каждой из этих псевдореспублик равна территориям Донецкой и Луганской областей Украины. Т. е. она, по их мнению, должна включать и те города, которые сегодня являются свободными. В том случае, если Россия захочет их признать, это либо потребует перемены этих текстов и разрушения всех пропагандистских постулатов, которые строили для себя представители этих псевдореспублик и Россия их устами проговаривала это всему миру, либо это потребует открытой агрессии со стороны РФ против украинских территорий, помимо той агрессии, которую она уже успела совершить руками своих прокси».

Мария Кучеренко, аналитик, эксперт по вопросам ОРДЛО и РФ

Эффект Бухареста`08: зачем НАТО Украина и Грузия

В 2008 году Россия признала независимость двух грузинских регионов – Абхазии и Южной Осетии, но уже после военной операции против Тбилиси. Тогда Москва назвала интервенцию «принуждением к миру» и объяснила свои действия желанием спасти осетин от геноцида. К тому же, подавляющее большинство жителей неподконтрольных территорий к тому моменту были гражданами России, а значит, Москва «защищала» еще и своих. Отточенные в 2008 году механизмы используются и сегодня. Путин на днях заявил, что в Донбассе происходит геноцид русскоязычного населения, а учитывая то, что сотни тысяч жителей востока Украины уже являются гражданами РФ, то и нарратив о защите соотечественников может выстрелить второй раз.

После «августовской войны» Москва приложила немало усилий, чтобы Сухуми и Цхинвали оказались признаны не только ей. «Чековая дипломатия» позволила купить признание от крошечных океанских государств, а также от маргинальных лидеров типа Даниэля Ортеги из Никарагуа и Уго Чавес из Венесуэлы. Много позже, когда Россия демонстративно забила на независимость Абхазии и Южной Осетии, их признал сирийский президент с сомнительной легитимностью Башар Асад.

Но если Москва решится на повторение сценария в Донбассе, то, возможно, эта тема вновь приобретет актуальность. Telegram-канал «Незыгарь», к примеру, сообщил со ссылкой на источники в Минске, что Александр Лукашенко, наконец, созрел для того, чтобы обсудить вопрос признания как ЛДНР, так и Абхазии и Южной Осетии. Белорусский лидер долго не решался на этот шаг, точнее, долго не мог выторговать выгодные условия – Лукашенко признавался, что все зависит от цены вопроса. Но теперь конфигурация сильно изменилась.

«В обществе было такое мнение, что раньше надо было это делать. Ну сейчас, если сделает, — хорошо, если не сделает… Ну, честно говоря, Южная Осетия – настолько маленькая страна, что признание Беларуси для нее может дать политические дивиденды, но экономические – не очень. Экономически нам вполне достаточно России».

Тимур Цхурбати, правозащитник (Цхинвали)

«Последние т. н. выборы его [Лукашенко] совершенно выбили из колеи, он теперь полностью, с потрохами, я извиняюсь за выражение, зависит от доброй воли господина Путина. И, к сожалению, он теперь будет вынужден делать все, что ему скажут из Кремля. Так что, если ему скажут признать Абхазию, то так это и будет».

Георгий Бадридзе, дипломат, бывший посол Грузии в Великобритании

Горячие головы «холодной войны»: Россия vs Запад

Украинский кризис, по мнению экспертов, может срикошетить и на Грузию. Хотя в Тбилиси усердно дистанцируются от открытой критики Москвы – чего стоит одна резолюция парламента в поддержку Украины, где правящая партия умудрилась высказаться о российской угрозе так, чтобы ни разу не упомянуть саму Россию. Но спасет ли такая осторожность, если в Кремле решат задействовать новый сценарий по склеиванию осколков развалившегося Советского Союза?

Бывший министр иностранных дел Грузии Григол Вашадзе – выпускник МГИМО, успевший поработать даже в советском МИДе – попытался предугадать логику действий Москвы. Он опасается, что, если украинских кризис завершится на невыгодных для Путина условиях, Россия аннексирует Абхазию и Южную Осетию. По словам бывшего дипломата, чтобы не разочаровывать внутреннего пользователя, Кремлю потребуется громкий ответ. А исходя из прецедента Крыма, аннексия – это он и есть.

«Если Москве будет понятно, что Тбилиси потерян для нее, то сама Россия может сделать определенные шаги по аннексии как минимум Южной Осетии, а в будущем и Абхазии. Но если по этому сценарию пойдут процессы, то России особенно и не понадобится признание Беларусью Южной Осетии или Абхазии».

Георгий Канашвили, конфликтолог

О том, что после провала в Украине Кремль прибегнет к плану «Б» – аннексии конкретно Южной Осетии – заявил и экс-президент Грузии Михаил Саакашвили. Цхинвали, судя по всему, первый кандидат на поглощение. Власти самопровозглашенной республики не скрывают желания влиться в состав Российской Федерации, действующий де-факто президент Анатолий Бибилов в своей предвыборной кампании даже использует план «Пять шагов в Россию». В Абхазии такой интеграции противятся, но гармонизация законодательств запущена и де-факто аннексия уже началась.

«Независимость – это более переходящее звено: от независимости – к присоединению к России и теоретически к Северной Осетии. Ну, в принципе, это проект, который наблюдается уже много лет, когда в Цхинвали политические силы в принципе соревнуются (там скоро выборы опять) о том, кто более убедительно будет говорить о присоединении к России. Абхазский контекст – другой. Процессы, которые идут к урезанию де-факто суверенитета в пользу России, воспринимаются очень болезненно».

Георгий Канашвили, конфликтолог

«Что же толкает людей в Россию? В реальности, с кем бы ты ни поговорил, даже если человек говорит, что он – за вхождение в Россию, то он тебе закулисно ответит так: «Ну конечно, независимость и свобода – лучше всего, но как же мы будем одни?». Все опасаются агрессии со стороны Грузии. Вот если бы агрессии со стороны Грузии не опасались, то, я думаю, за независимость – 90% населения».

Тимур Цхурбати, правозащитник (Цхинвали)

Признание независимости Сухуми и Цхинвали принесло дивиденды одной лишь России. Она, к примеру, разместила там свои войска, прикрывшись соглашениями с властями, непризнанными международным сообществом. Москва также заявила, что отныне не имеет отношения к конфликту. Кроме того, безусловно, оккупация стала проактивным шагом для удержания Грузии на своей орбите и недопущения ее членства в НАТО.

Но Абхазия и Южная Осетия как были серой зоной, так ею и остались. Признание, преподнесенное как благородный жест Москвы, не прибавило легитимности де-факто властям. С ДНР и ЛНР будет та же история. В случае признания со стороны России это станет лишь фикцией, и они по-прежнему будут выполнять роль прокси-агентов в большой игре Кремля.

«Все руководство этих псевдореспублик – оно напрямую увязано на российских чиновников, на российских профильных министров, напрямую увязано на ветви российских силовиков. Более того – есть конкретное присутствие на этих территориях собственно российских представителей силовых структур, которые осуществляют функции командования этими т. н. Народными милициями, т. е. армиями псевдореспублик. Они носят название Народных милиций как раз с той целью, чтобы не позволять нам, Украине, говорить о том, что Российская Федерация нарушает Минские соглашения, так как в целом по Минску эти псевдореспублики, эти территории, они не имеют права говорить о том, что у них есть какая-то государственность, что у них может быть какое-то министерство обороны. Именно поэтому они обратились к такому трюку, переименовав эти министерства обороны в Народные милиции, опять же, с тем, чтобы в рамках Минского процесса требовать имплементации этой Народной милиции в тело Украины уже после интеграции. Так как, согласно тексту Минских соглашений, по политической части мы должны будем предоставить отдельным районам Донецкой и Луганской областей возможность формирования этих самых Народных милиций. Т. е. здесь Россия играет со словами и делает это достаточно долго и уверенно».

Мария Кучеренко, аналитик, эксперт по вопросам ОРДЛО и РФ

Ультиматум Путина: будущее Грузии и Украины в НАТО

То, о чем раньше говорили гипотетически, сегодня обретает реальные формы – Владимир Путин видит своей миссией восстановлении то ли Советского Союза, то ли Российской империи. Требование Москвы о нерасширении НАТО на восток – лишь часть более глобального плана по вставанию с колен державы, а еще лучше сверхдержавы. К примеру, замглавы МИД РФ Сергей Рябков в январе заявил, что альянсу надо собирать манатки и отправляться на рубежи 97-шл года. Т. е. ко времени, когда бывшие страны коммунистического блока еще не вступили в НАТО.

Свои границы очертил человек, которого называют бывшим идеологом Кремля и который некогда курировал вопросы востока Украины и Абхазии с Южной Осетией – Владислав Сурков. В своей новой статье он посетовал, что России тесно, скучно и неловко оставаться в границах похабного мира. Речь о Брестском мирном договоре 1918 года, который вынуждал Москву пойти на большие территориальные уступки. В свое время Ленин, а теперь и Сурков, назвал это соглашение «похабным». А значит Украина или, к примеру, страны Балтии в представлении Кремля могут выглядеть не просто как сфера влияния России, но и как ее неотъемлемая часть.

«На протяжении многих лет, по-моему, мы уже совершенно четко увидели, что целью России является восстановление военного, политического и экономического контроля над бывшими советскими странами. В общем, если это принять во внимание, ее цель кардинально противоречит национальным интересам всех постсоветских стран, в том числе тех, которые де-факто являются союзниками России. Независимость этих стран и является главной проблемой Кремля. Так что, я думаю, единственным путем всех этих стран должно быть укрепление своей независимости, своих демократических институтов, и демонстрация того, что для российских интересов было бы намного лучше сформировать добрососедские, партнерские отношения с этими странами, вместо того, чтобы активно пытаться подорвать их независимость и стабильность. Проблема в том, что интересы кремлевского режима не всегда соответствуют и совпадают с долгосрочными национальными интересами России».

Георгий Бадридзе, дипломат, бывший посол Грузии в Великобритании

Апрель 2008 года, саммит НАТО в Бухаресте. В коридорах конференции идут жаркие споры о том, дать ли План действий по членству в альянсе Грузии и Украине. Тогда категорически против выступили Германия и Франция, в результате Тбилиси и Киеву дали лишь обещание, что когда-нибудь они вступят в НАТО.

Спустя почти 14 лет в Москву с целью остановить войну едут именно лидеры Франции и Германии. Президент Эмманюэль Макрон и канцлер Олаф Шольц сидят за знаменитым омикрон-столом Путина и пытаются докричаться до него. Кстати, оба выбрали такой формат переговоров, лишь бы не сдавать тест на коронавирус российским специалистам, на чем настаивали в Кремле. Согласно источникам, Макрон и Шольц не хотели, чтобы образцы их ДНК оказались в распоряжении Москвы.

Лидеры Германии и Франции потребовали от Путина не признавать ДНР и ЛНР, призвали отвести войска от границ Украины и так далее и тому подобное. Но главное было после. Британское издание Daily Mail сообщило, что Макрон озвучил несколько инициатив, в частности, о закреплении за Украиной нейтрального статуса, а значит – отказа принимать ее в НАТО. Шольц пошел дальше и открыто заявил: вступление Киева в альянс не стоит на повестке дня.

О Грузии в силу разных причин сегодня мало кто говорит, но Киев и Тбилиси давно идут в одной связке, поэтому считается, что все заявления как про «открытые двери» НАТО, так и про то, что они закрываются, по умолчанию касаются и Грузии. Брюссель, продемонстрировавший сплоченность, может отказаться от идеи расширения во имя мира, но станет ли отказ принимать в свои ряды Тбилиси и Киев панацеей от российской интервенции – большой вопрос.

Как писал отец русской морали Иван Крылов, «ты виноват уж тем, что хочется мне кушать». И если сегодня на одном водопое с Россией – только Грузия и Украина, то не исключено, что завтра там окажутся другие.

Марта Ардашелия

Вам также может понравиться

Ещё статьи из рубрики => [áмбави]