[áмбави]

Эффект Бухареста`08: зачем НАТО Украина и Грузия

«Если звонит колокол, не спрашивай, по кому звон – он звонит по тебе». На прошлой неделе третий президент Украины Виктор Ющенко использовал этот знаменитый афоризм, чтобы напомнить о важности единства и солидарности перед лицом российской угрозы. Ющенко в деталях рассказал о своем визите в Грузию в разгар войны августа 2008-го, объяснив, почему считал важным находиться в те дни в Тбилиси. Вместе с ним в грузинскую столицу тогда прибыли также лидеры Латвии, Литвы, Польши и Эстонии. «Мы не везли оружие – только нашу солидарность», — подчеркнул Ющенко.

Сегодня, в преддверии Олимпиады в Пекине, мир замер в ожидании российского вторжения в Украину. В 2008-м Москва совершила акт агрессии против Грузии именно в дни Олимпийских игр все в том же Пекине. Но роднят два кризиса далеко не спортивные состязания. Мне вспоминаются слова еще одного президента, вместе с Ющенко принявшего рискованное решение о поездке фактически в зону конфликта – лидера Польши Леха Качиньского: «Мы знаем, что сегодня Грузия, завтра – Украина, послезавтра – государства Балтии, а потом, возможно, и моя страна». Так вот, условное «завтра» наступило еще в 2014-м, а сегодня стало лишь очевидно – продолжение следует.

В этом выпуске [áмбави] мы говорим о том, почему агрессия против Украины – это не только проблема Украины. А также о том, почему важно не захлопывать двери НАТО перед носом Киева и Тбилиси.

SOVA LOGO NEW SMALL [áмбави] featured, Грузия-НАТО, Грузия-Россия, Грузия-Украина, НАТО

Страницы ведущих западных изданий пестрят заголовками о грядущей войне в Украине. Эксперты пытаются предугадать логику мыслей Владимира Путина, хотя даже президент США Джо Байден признается: возможно, решение будет зависеть от того, на «какой половине постели» Путин проснется. После того, как в декабре 2021 года Кремль выдвинул НАТО ряд ультиматумов, в том числе о нерасширении на Восток, беспрецедентная концентрация военной силы у границ Украины перестала казаться просто игрой на нервах.

Надо признать, что сегодня Москва предельно честна – она не скрывает своих дерзких претензий и по сути прямо заявляет, что соседи должны принимать свои внешнеполитические решения с оглядкой на Россию.

«Россия понимает соседей лишь в двух категориях – это либо враги, с которыми надо воевать или подрывать их суверенитет, либо это вассальная зависимость этих государств, поворачивание ресурсов этих государств против всех остальных, Запада».

Александр Хора, эксперт центра оборонных стратегий (Украина)

Западные журналисты и аналитики много рассуждают над тем, блефует ли Путин. Дескать, Кремль может озвучивать программу максимум в надежде на получение хотя бы минимальных дивидендов. И тут хочется вспомнить про нюансы игры в покер. Блеф – это когда игрок, имея на руках плохие карты, ведет себя так, чтобы соперники сочли их выигрышными. Но блеф оправдан лишь в том случае, если игроку удается забрать банк выше, чем шансы банка. Кроме того, если блефуешь слишком часто, противник быстро это просекает и перестает вестись.

Подкреплены чем-либо повышенные до предела ставки Путина, сказать трудно. Но очевидно, что он загнал себя в угол: чтобы после таких ультиматумов выйти из игры без потери лица, нужно добиться ощутимых уступок от Запада. Но в Вашингтоне и Брюсселе уже дали понять: существенных компромиссов не будет. И уж точно не по принципиальным вопросам, например, касающимся предоставления Москве права вето на расширение НАТО.

«Мы очень поздно спохватились, нужно было сказать, что запугивания не являются основанием для переговоров с Москвой. Отведите свои войска от украинской границы, относитесь к своим соседям достойно, прекратите воевать в восточной Украине, и возможно, выведите свои войска из оккупированных территорий Грузии. Когда вы так себя поведете, мы поговорим с вами о безопасности, но сначала вы должны доказать, что вы партнер, которому можно доверять, и вы будете придерживаться Будапештского меморандума, который подписали в 1994 году. Как говорить о гарантиях, если мы видим, что ваша подпись ничего не стоит?».

Эдвард Лукас, журналист, аналитик Центра европейской политики (Великобритания)

«Там есть какие-то рациональные аргументы, что Россия считает, что вся архитектура безопасности после распада Советского Союза строилась без учета мнения Москвы. Но чего он реально хочет достичь, трудно сказать. Потому что те документы, которые они обнародовали, они заранее неисполнимы, неприемлемы, и в Кремле это прекрасно знают».

Ондржей Соукуп, журналист (Чехия)

Как пишет влиятельное американское издание Politico, если бы Путин отступил теперь без единого выстрела после передислокации тысяч военнослужащих по всей территории России, он выглядел бы очень невыгодно. Именно поэтому США и союзники считают вооруженный конфликт неизбежным.

А пока мировые СМИ соревнуются в прогнозировании сценариев войны, если она все же случится. Спектр широкий: одни считают, что Путин ограничится поддержкой сепаратистов Донбасса, другие предрекают Третью мировую. Судя по всему, и в самом Кремле еще не определились со сценарием, а возможно, продолжают писать новые. И под каждый из них готовят почву. Так, например, 14 февраля – в День всех влюбленных – Госдума попытается определить степень любви к Донбассу. Депутаты рассмотрят внесенный КПРФ вопрос признания независимости ДНР и ЛНР. Конечно, признание вовсе не обязательно. Но окно Овертона раскроется шире.

До 2008 года мало кто думал, что Москва признает грузинские регионы независимыми государствами. А сегодня она использует это для того, чтобы оправдать свое военное присутствие в Абхазии и Южной Осетии в нарушении соглашения о прекращении огня.

Горячие головы «холодной войны»: Россия vs Запад

Еще в 2015 году Путин рассказывал журналистам, чему его научила ленинградская улица: если драка неизбежна, бить надо первым. Но что, если драка неизбежна лишь в воображении кремлевских ястребов?

Тему войны с той или иной интенсивностью сегодня раскачивают все – и русские, и украинцы, и американцы, и европейцы. Хотя тот же Владимир Зеленский и призывал не сеять панику, заявляя, что война-то на самом деле началась давно – еще в 2014-м.

Сегодня, впрочем, очевидно, что Украина не так разобщена, как восемь лет назад, и питает меньше иллюзий относительно благих намерений Путина. В Киеве заявляют: в случае открытой агрессии страна будет биться изо всех сил. 1 февраля на встречу к Зеленскому прилетел премьер-министр Великобритании Борис Джонсон и сказал примерно то же: «Украинцы будут сражаться до последней капли крови. 200 тысяч военных Украины очень мощны, поэтому российские матери должны помнить о жизни своих сыновей».

«Есть решимость в Украине – и граждан, и вооруженных сил, и украинской власти. Хочу даже сказать: у нас есть большое противоречие между нынешним и бывшим президентом, но, выступая в парламенте, бывший президент сказал, что перед угрозой вторжения, перед угрозой открытой большой агрессии он готов забыть о противоречиях – политических или личностных между двумя этими людьми, для того, чтобы объединиться для защиты государства Украина. Поэтому, я бы сказал, что у нас колеблются или ждут русских – это небольшое количество людей. Эта иллюзия, что русских будут встречать хлебом и солью, она на самом деле является иллюзией. Я думаю, встретят, как и подобает – 7,62 мм калибром, и однозначно не будут сдавать свои города. Русский мир тут точно никто не ждет».

Александр Хора, эксперт центра оборонных стратегий (Украина)

В этот же день в Москве проходила встреча Владимира Путина с не самым уважаемым в демократической Европе лидером – премьер-министром Венгрии Виктором Орбаном. Забегая вперед скажу, что Орбан не увидел намерений России к агрессии, согласившись с требованиями Кремля о гарантиях безопасности.

Что касается Путина, то он вновь озвучил нарратив о том, что после «холодной войны» НАТО якобы обещало не продвигаться на Восток «ни на дюйм», и посетовал, что Запад проигнорировал озабоченности Москвы. Дальнейшее расширение альянса лишь повысит риски, уверен он. Ведь если Украина войдет в НАТО и захочет вернуть Крым, то:

«Нам что, воевать с блоком НАТО? Кто-нибудь об этом хоть что-нибудь подумал? Похоже, что нет!».

Путин вновь обвинил США в попытке сдерживать развитие России. И озвучил еще один нарратив Кремля: сама Украина – просто инструмент достижения этой цели.

Бывший министр иностранных дел Грузии Гела Бежуашвили в недавнем интервью телеканалу Formula вспоминал, что на переговорах с русскими действительно часто звучали такие фразы: «Запад вас использует в своих геополитических целях, вы – болтики в большой игре». То есть Москва не воспринимает бывшие республики СССР всерьез, как равных, и готова обсуждать их судьбу только с большими рыбами.

Сам Бежуашвили считает, что в Кремле в действительности боятся не НАТО и его военной инфраструктуры у своих границ, а идеи развитого и успешного государства на постсоветском пространстве. Ведь это – прямая угроза режиму.

«В большей мере есть позитивы для того, чтобы наши государства были приняты в это пространство безопасности, демократии и процветания, нежели остались уязвимыми для России, которые Россия могла бы использовать против собственно Запада. НАТО как таковое как раз-таки является благом для России, поскольку оно обеспечивает стабильность тех государств, которые в него входят, прежде всего маленьких государств, которые находятся в переходном периоде – в экономическом, в политическом плане, и, соответственно, у России есть и будет возможность сосредоточиться на реальных угрозах, которые идут с юга – с Ближнего Востока через среднеазиатские государства. Это и угроза терроризма, и наркотрафик, и оружие, и другие «мягкие угрозы», которые оттуда происходят. Поэтому, на самом деле, если отбросить пропаганду, то членство Грузии и Украины в НАТО однозначно было бы позитивно для российского государства в целом, а прежде всего – для российских граждан, которые бы просто занимались улучшением своей жизни, а не тем, что их деньги шли на вооружение непонятно для чего, а их дети, их отцы погибали бесславно, я бы сказал. Потому что вы даже не представляете себе, сколько русских «Иванов» без шевронов Российской Федерации закопаны в посадках Донбасса. Потому что, естественно, главной задачей России было отрицать свое присутствие».

Александр Хора, эксперт центра оборонных стратегий (Украина)

Внутри самой России гайки закручиваются все туже, критиков власти преследуют, объявляют иностранными агентами и террористами. Теперь этот процесс поставлен на конвейер. При этом Путина, судя по всему, нисколько не смущает его репутация в глазах либерально-демократического мира. Он, скорее, напротив, упивается пресловутой славой государя, управляющего страной железной рукой, да еще и успевающего выполнять глобальную миссию – строить сверхдержаву. Главе Кремля наверняка льстит внимание мировых СМИ. К примеру, британское издание Daily Star приводит слова эксперта, что из-за действий Путина – ни много ни мало – не выходить с нами на связь могут решить инопланетяне.

Зато на связь с Путиным выходят некоторые западные лидеры, представляющие, скажем так, партию выгодного мира. Президент России провел очередной телефонный разговор со своим французским коллегой Эмманюэлем Макроном. Для последнего сейчас – сложный момент, в апреле во Франции президентские выборы, и среди серьезных соперников – по меньшей мере два крайне лояльных России кандидата. Сам Макрон, впрочем, тоже не из ярых критиков Кремля. Кроме того, в Москве наверняка с нежностью вспоминают его слова о «смерти мозга НАТО».

Не секрет, что именно Париж и Берлин – локомотивы единой Европы – заблокировали принятие Грузии и Украины в альянс на саммите в Бухаресте в 2008 году. Кстати, разобщенность Запада – еще один рабочий нарратив Кремля. Неслучайно российские дипломаты часто заменяют словосочетание «коллективный Запад» на «англосаксов». Франция и Германия в этой конфигурации аккуратно выводятся из списка противников, а значит, с ними можно договариваться.

Германии, кстати, досталось много критики в связи с ситуацией вокруг Украины. Экономические интересы ФРГ взяли вверх, и «Северный поток-2» нивелировал в глазах Берлина угрозу архитектуре европейской безопасности. Чего стоили скандальные слова главнокомандующего ВМС Германии Кай-Ахима Шёнбаха о том, что Крым уже не вернуть, а Путин, наверное, заслуживает уважения. И хотя сразу после этих слов вице-адмирал подал в отставку, осадок, как говорится, остался.

«Германия начиная с 2014 года не предоставила Украине ни одного патрона. Она считает, что нельзя поставлять вооружение в страны и регионы, где происходят конфликты. Несмотря на то, что даже в этой их идеологии есть исключение – это если страна защищает себя. Мы, согласно 51-й статье Устава ООН имеем право на самооборону, чем, собственно, Украина и пользуется с 2014 года в отношении Российской Федерации. Поэтому нам это не очень нравится, мы критикуем, что они таким образом подстегивают агрессию, дают повод в России думать, что нет единства НАТО и Западе в целом, поэтому можно его расшатать в вопросе Украины».

Александр Хора, эксперт центра оборонных стратегий (Украина)

«Действий Запада недостаточно. Мы видим несколько стран, которые осознают серьезность ситуации. Выделю здесь Эстонию, Латвию, Литвы, Британию, Нидерланды, и конечно, Соединенные Штаты, Канаду. Но этого недостаточно. Мы должны согласовать европейские действия перед лицом самого большого кризиса безопасности последних десятилетий, когда Россия пытается изменить всю архитектуру европейской безопасности. И мы видим, что большая часть Запада все еще спит».

Эдвард Лукас, журналист, аналитик Центра европейской политики (Великобритания)

Больше всего политикой Берлина недовольны в Варшаве. Ведь Польша – своего рода буфер. Бывший глава МИД страны Радек Сикорский написал для газеты Der Spiegel: «Немцы, уютно окруженные государствами-союзниками, читают лекции об опасности милитаризма странам, находящимся перед лицом российской агрессии». Сикорский, кстати, тот самый политик, который недавно обещал, что если Россия полезет в Польшу, то получит оп яйцам.

Восточная Европа, которая некогда была частью социалистического блока, более радикальна в своей позиции по отношению к Москве. И небезосновательно. К примеру, год назад Чехия обвинила российские спецслужбы в «беспрецедентном террористическом акте» на территории страны. Скандал разразился после того, как стали известны результаты расследования взрыва на складе боеприпасов, длившегося шесть с половиной лет. Следствие пришло к выводу, что за этим стояла Москва. И даже лояльный Кремлю президент Милош Земан, над резиденцией которого чешские активисты вывешивали красные трусы – отсылка сами знаете к чему – кажется, оказался разочарован Россией.

«С 2017-2018 года политического диалога фактически не существует. И в общем-то все следующие баталии, особенно в прошлом году, когда снизилось количество российских дипломатов в Праге и чешских – в Москве, то уже не о чем говорить. И, собственно, когда Москва искала какие-то пути, как наказать Прагу за такой ход, они обнаружили, что нет таких рычагов».

Ондржей Соукуп, журналист (Чехия)

«Чешская Республика – в списке врагов Российской Федерации, так же, как и США. Наше новое правительство начало анализировать свои отношения с Российской Федерацией».

Давид Стулик, старший аналитик Центра «Европейские ценности» (Чехия)

Москва без излишней политкорректности требует, чтобы НАТО «собирало свои манатки и отправлялось на рубежи 1997 года». Т. е. по сути, требуя «железобетонных гарантий» нерасширения альянса, Кремль заодно обозначает границы сферы своих интересов – а это пределы бывшего Варшавского блока. Амбиции России не могут не пугать восточноевропейские страны, которые понимают – вчера Грузия, сегодня Украина, завтра – да кто угодно. Аппетит приходит во время еды.

«Одной из реакций после этих слов был реалистичный страх. Для нас – это своего рода сигнал, что это не только про Украину, но это также про нас, про нашу безопасность. Потому что такое конкретное требование России символизирует факт, что они воспринимают нас как сферу своего влияния. И это нас довольно беспокоит».

Давид Стулик, старший аналитик Центра «Европейские ценности» (Чехия)

На этом фоне крайне невнятную позицию заняли власти Грузии. Еще в 2012 году на смену правительству Саакашвили пришла партия олигарха, сколотившего состояние в 90-е в России. Оппоненты Бидзины Иванишвили с самого начала обвиняли его в лоббировании интересов Кремля, но последний год стал каким-то откровением: правящая «Грузинская мечта» игнорировала Запад и покровительствовала пророссийским силам. Тестом для Тбилиси стал и украинский кризис – власти, по сути, отмалчиваются, не проявляя солидарности со страной, президент которой в дни «августовской войны» прилетел в Грузию, чтобы ее спасти. Более того, даже такая формальность, как резолюция в поддержку Украины, показала беззубость властей. «Мечта» отказалась упоминать в документе слово «Россия» и никак не коснулась российской угрозы.

Первым лидером Грузии, объявившем о евроатлантическом курсе страны, был второй президент Эдуард Шеварднадзе – человек, в ранге министра иностранных дел СССР принявший непосредственное участие в падении Берлинской стены, а вместе с ней – и в падении «железного занавеса». Так вот, Шеварднадзе приписывают слова, которые сегодня обретают особый смысл. На одном из саммитов на Западе президенту сказали, что двери НАТО всегда будут открыты для Грузии. На что тот со свойственным ему чувством юмора ответил: не заставляйте нас долго стоять в дверях, там бывает сквозняк.

Марта Ардашелия

Вам также может понравиться

Ещё статьи из рубрики => [áмбави]