Kocharyan Pashinyan 2 #политика featured, Азербайджан, Армения, карабахская война, Нагорный Карабах, Никол Пашинян, Ричард Гирагосян, Роберт Кочарян, Россия, Степан Григорян, Турция

Выборы без выбора: как проголосует Армения

До парламентских выборов в Армении остаются считанные дни, но призванные разрешить политический кризис в стране, эти выборы имеют больше шансов его усугубить. Ежедневные фейк-ньюсы, взаимные обвинения и оскорбления, черный пиар и тотальная фрустрация общества – определения, которыми запомнятся выборы 2021 года в Армении.

Центральная избирательная комиссия Армении зарегистрировала для участия в выборах 26 политических сил: 22 партии и 4 блока. Примечательно, что среди кандидатов можно встретить всех бывших и нынешнего руководителя страны: Никол Пашинян возглавляет списки «Гражданского договора», Роберт Кочарян – блока «Армения», Серж Саргсян – председательствует в Республиканской партии, входящей в блок «Честь имею», а Левон Тер-Петросян возглавляет «Армянский национальный конгресс».

«В армянской политике есть интересный, но негативный парадокс, — говорит директор Центра региональных исследований в Ереване Ричард Гирагосян, — хотя в выборах участвуют 26 политических партий и альянсов, большинство из них не являются настоящими политическими партиями в классическом смысле этого слова. Подавляющее большинство состоят из искусственных структур, созданных сильными личностями, а не из политических групп, объединенных идеологией или какой-либо четкой последовательной политической платформой».

Несмотря на такое «многообразие», основное противостояние 20 июня ожидается лишь между двумя политическими силами – партией «Гражданский договор» во главе с Пашиняном и блоком «Армения» во главе с экс-президентом Кочаряном. Избрание каждого из них несет свои политические риски как для Армении, так и для всего региона.

Пашинян или Кочарян? Никто не знает, кто победит на выборах в Армении

Партия «Гражданский договор» была создана в 2015 году и пришла к власти в 2018 в результате т. н. «бархатной революции». Среди ее революционных лозунгов звучало искоренение коррупции и олигархии, установление верховенства закона, свобода бизнеса и пр., но политическая программа как таковая выглядела весьма расплывчато. Помимо неспособности составить четкий план, Пашиняна то и дело обвиняли в оппортунизме и внешнеполитической неопределенности. Одни подчеркивали его прозападность, другие – пророссийскость. Впрочем, считают эксперты, его нельзя назвать ни тем, ни другим – Пашинян делал все, чтобы в Москве его не считали прозападным политиком (подчеркивал, что Ереван не выйдет из состава ЕАЭС и ОДКБ, а российские пограничники и военная база останутся в Армении). При этом он отмечал, что Ереван по-прежнему будет развивать отношения со своими соседями – Грузией и Ираном, а также с ЕС и США.

Блок «Армения» был сформирован аккурат под выборы – 9 мая 2021 года. Избирательный список возглавил экс-президент Роберт Кочарян, управлявший страной в 1998-2008 годы. Несмотря на то, что после возвращения Кочаряна на политическую арену Армении многие стали видеть в нем возможного «спасителя» страны от поглощающего ее хаоса, согласно мартовскому опросу MPG Gallup, лишь 5,9 % были готовы проголосовать за него, в то время как за блок Пашиняна – 31,7 %.

Эксперт Ричард Гирагосян считает, что возвращение Кочаряна в армянскую политику будет означать отказ от демократических реформ, но вероятность его избрания невысока. По его мнению, Кочарян не только «противоречив, опасен и разрушителен, но и никогда не выигрывал свободные и справедливые выборы самостоятельно».

«Он пришел к власти силой, и многие избиратели предпочтут, чтобы он остался таким, какой есть сейчас: бывшим и никогда не будущим президентом».

О низких шансах на победу блока Кочаряна говорит и политолог Степан Григорян. Тем не менее, уже в июне рейтинги политических сил Пашиняна и Кочаряна сравнялись, и количество голосов распределилось следующим образом: 24,1% у блока «Армения» и 23,8% – у «Гражданского договора». Эксперты, правда, и здесь предупреждают о возможной недостоверности опросов, ведь они могут проводиться по заказу тех или иных политических сил.

Без проблем и динамики: почему в отношениях Еревана и Тбилиси нет развития?

Предвыборные дрязги

Какие политические перспективы для Армении раскрывает каждая из сторон? Львиная доля предвыборных кампаний кандидатов посвящена взаимным обвинениям, упрекам и оскорблениям, и практически не содержит ничего конкретного относительно будущего Армении, и, в особенности, карабахского вопроса. Эксперты ожидают, что предстоящие выборы повторят свободную и справедливую конкуренцию 2018 года, но скудность и нехватка вдохновляющих политических лидеров и партий лишают страну более конструктивного дискурса.

В своей предвыборной кампании Кочарян делает акцент на собственном опыте вывода страны из кризисных ситуаций (после первой карабахской войны), а также подчеркивает ошибки нынешних властей во время войны 2020 года. При этом он полностью игнорирует тот факт, что на протяжении 20 лет Арменией правила его партия.

«Присутствие бывшего министра обороны Сейрана Оганяна, а также бывших президентов и бывших чиновников в кампании оппозиции, похоже, показывает отрицание любой ответственности за их вклад и соучастие в теперь уже очевидном отсутствии надлежащей подготовки и оснащения Вооруженных сил Армении. Теперь, отвлекая внимание от многолетней коррупции в армии, старшие офицеры и командиры говорят о патриотизме, что оскорбляет рядовых граждан», — считает Гирагосян.

Тем не менее, популярность Кочаряна растет за счет опасений относительно возможных «планов» Пашиняна и конспирологических теорий вокруг его миссии в армянской политике. В определенных кругах распространено мнение, что Пашинян целенаправленно захватил власть, чтобы сначала «сдать Карабах», а затем открыть Сюникский коридор, впустив, таким образом, азербайджанцев и турок на территорию собственно Армении. А это сделает ее максимально уязвимой. Наиболее радикальные обыватели предсказывают полный захват Армении Турцией или же ее колонизацию и переход в экономическую зависимость от Анкары. Такие настроения подогреваются появлением азербайджанских войск на территорию области Сюник, а также агрессивными высказываниями Ильхама Алиева.

Александр Искандарян о российских интересах на Кавказе и турецком факторе

Впрочем, по мнению Ричарда Гирагосяна, данные «теории» смешны и не заслуживают внимания. Он считает, что активность Азербайджана на границе Армении проверяет как решимость Еревана, так и реакцию Москвы. По словам эксперта, для самой России это таит и опасности, и перспективы.

«Опасность проистекает из открытого неповиновения Азербайджана и явной решимости оспорить навязанное Россией соглашение о прекращении огня. В этом новом послевоенном контексте можно ожидать, что Азербайджан будет только продолжать прощупывать слабость, используя такие вторжения и эскалации в качестве рычагов», — считает Гирагосян.

Такое развитие событий позволяет Москве расширить свой контроль над внешними рубежами Армении – пограничники РФ теперь могут появиться не только на границе с Турцией и Ираном, но и с Азербайджаном.

Пашинян, в свою очередь, основную часть избирательной кампании строит на недопущении «прежних» к власти и на популистских маневрах, таких, как его недавнее предложение «обменять сына на армянских военнопленных». Перекладывание ответственности с себя на «старые власти» или кого угодно еще сыграло против него самого, значительно снизив общественную поддержку. При этом следует понимать, что значительная часть избирателей проголосует за Пашиняна только чтобы не голосовать за Кочаряна.

[áмбави] Карабахский передел: новый порядок на Южном Кавказе

Кочарян vs Пашинян: безальтернативность vs многовекторность?

Учитывая текущую военно-политическую ситуацию в регионе, Россия, как основной партнер, Армении сохранит свое влияние при любом исходе выборов, считает политолог Степан Григорян. Но если Пашинян оставляет окно для диверсификации внешней политики, то Кочарян предлагает модель взаимоотношений с Россией по белорусскому сценарию.

«Если выиграет Никол Пашинян, какие-то шансы открыться региональному сотрудничеству останутся. Удастся реализовать их или нет – сложно сказать, но шансы будут. Потому что в команде Пашиняна есть люди, которые выступают за диалог с Турцией и Азербайджаном. Но если речь идет о Кочаряне, хотя я его победу практически исключаю, но, допустим, он победил, то он будет вести жесткую пророссийскую линию. То есть, грубо говоря, что ему из Москвы будут говорить, то он и будет делать», — комментирует эксперт.

Robert Kocharyan 3 #политика featured, Азербайджан, Армения, карабахская война, Нагорный Карабах, Никол Пашинян, Ричард Гирагосян, Роберт Кочарян, Россия, Степан Григорян, Турция

Григорян считает, что при избрании Кочаряна Армения окажется в еще большей зависимости от Москвы, поэтому в регионе она будет лишь проводником российской политики, а не самостоятельным игроком.

«В своих предвыборных заявлениях Кочарян несколько раз говорил, что с Россией надо выходить на новый уровень интеграции, более тесно сотрудничать, а более тесного сотрудничества, чем сейчас, трудно представить. То есть, он практически хочет пойти по пути Беларуси. Безусловно, Армения потеряет свою субъектность и самостоятельность», — добавляет Григорян.

Что касается Пашиняна, в публичных выступлениях он по-прежнему высказывается за углубление сотрудничества с Москвой, но его избрание, по мнению эксперта, оставит форточку возможностей открытой:

«Бывшие власти Армении говорят, что безопасность надо связывать только с Россией, несмотря на то, что мы видели и во время арцахской (карабахской, — прим. ред.) войны, и во время вторжения Азербайджана уже на суверенную территорию Армении, что Россия не помогла. Никол Пашинян тоже говорил о сотрудничестве с Россией, но он допускает многовекторность, пытаясь диверсифицировать сотрудничество. Он полетел в Париж, Брюссель, принял госсекретаря США. При нем региональное сотрудничество получит больше шансов, то есть и США, и Евросоюз, и другие мировые державы войдут в регион».

Nikol Pashinyan 423 #политика featured, Азербайджан, Армения, карабахская война, Нагорный Карабах, Никол Пашинян, Ричард Гирагосян, Роберт Кочарян, Россия, Степан Григорян, Турция

Если Пашинян и Кочарян – это в любом случае в той или иной степени российский вектор, то есть политические силы, предлагающие кардинально сменить внешний курс. Например, блок «Бабаджанян-Ширинян» и Национально-демократический полюс.

«Эти партии говорят, что нужно связывать безопасность с Францией или, например, с США, но пройдут ли они [в парламент], мне сложно сказать. Это [смена курса] возможно, просто это надо реализовывать пошагово. Мы живем в регионе, где есть определенные реалии, не должно быть резких скачков. Я думаю, что эти партнеры вполне могут рассматриваться как надежные – Франция открыто изъявила готовность поддерживать безопасность Армении», — комментирует он.

Такой сценарий выгоден и Грузии, которая прилагает усилия, чтобы нормализовать отношения в регионе и даже выступила посредником в вопросе освобождения военнопленных. В случае же победы Кочаряна, геополитически в регионе будет доминировать российско-турецкий тандем. Григорян считает:

«Грузии, безусловно, выгодна кандидатура Никола Пашиняна, так как им нужно, чтобы в регионе работал и Евросоюз, и США, и Россия. А Россия говорит следующее: Южный Кавказ – это сфера интересов России, Турции и Ирана. И эта тройка должна обеспечивать безопасность региона. Турции это тоже выгодно, это российско-турецкая концепция. Конечно, в данном случае в жертву приносятся интересы Армении, как мы увидели в случае с Карабахом».

Карабахский вопрос – еще одна тема, которой спекулируют кандидаты ради получения голосов избирателей. Кочарян обещает вернуть потерянные Шуши и Гадрут под контроль армянской стороны, но умалчивает о том, что за это придется платить новую цену. «Обещать можно все что угодно, — говорит Григорян, — но я сейчас не вижу другого способа это сделать, кроме как военного. Люди должны понимать, какой ценой это будет сделано».

Геополитические последствия избрания каждого из кандидатов несут в себе плюсы и минусы. Тем не менее, эксперты сходятся во мнении, что победа Роберта Кочаряна и его блока угрожают Армении полной потерей государственности и субъектности. В свою очередь Пашинян выступает за всестороннее сотрудничество в регионе и диалог с Турцией и Азербайджаном. А к такому сценарию армянское общество может быть готово еще меньше.

Грузинское эхо карабахской войны

Вам также может понравиться

Ещё статьи из рубрики => #политика