Однажды в Нью-Йорке: как грузин стал вице-мэром «столицы мира»
Свяжитесь с снами

СОВА

Однажды в Нью-Йорке: как грузин стал вице-мэром «столицы мира»

#общество

Однажды в Нью-Йорке: как грузин стал вице-мэром «столицы мира»

«Он – один из лидеров, которые являются одновременно эффективным правителем и очень популярным предводителем, достойным человеком с безупречной репутацией и логикой. Это достижение именно Конни Эристави, что сегодня Нью-Йорку доступна чистая вода, а вокруг охраняются не только воды, но и земля, и вся окружающая нас среда»

 – Уильям Райли, экс-глава Федерального агентства США по охране окружающей среды в интервью The New York Times

Прозвище Большое яблоко Нью-Йорк, по одной из версий, получил благодаря пословице джазменов: «На древе успеха много яблок, но, если тебе удалось завоевать Нью-Йорк, тебе досталось большое яблоко». Константин Сидамон-Эристави, а среди друзей просто Конни, вошел в историю города не музыкальной карьерой. Хотя, как говорят, был любимым партнером по танцам многих американок. История Конни успешна и без этого. Ему не просто «досталось большое яблоко», а удалось стать вице-мэром Нью-Йорка. Первым грузинским вице-мэром «столицы мира».

В плавильном котле, в Нью-Йорке, Конни оказался благодаря отцу, эмигрировавшему сразу после вторжения большевиков на родину. Симон Сидамон-Эристави, боровшийся с красными в качестве начальника штаба грузинской дивизии, после советизации независимой Грузии бежал в США, где просил убежища. Получив степень в Университете Джона Хопкинса, стал работать инженером в американских компаниях. Обустроившись, женился во второй раз на Анне Трейси, потомке американского дипломата. И сделал новой родине подарок.

«Сердцем я остался грузином… Моей новой родине я сделал бесценный подарок в лице двух коренных граждан с грузинской кровью», – писал он в своих мемуарах.

Константин или Конни – один из тех упомянутых «подарков». Коренной нью-йоркец, он родился в 1930 году в самой известной части города – на Манхэттене. Вырос на берегу реки Гудзон недалеко от Уэст-Пойнта. Получил два высших образования – горного инженера и юриста. Был студентом одних из самых престижных университетов – Принстонского и Колумбийского. Подобно отцу, Конни занялся и военной карьерой. За достойную службу в Корее был награжден бронзовой звездой и званием старшего лейтенанта.

Константин Сидамон-Эристави на военной службе. Фото: семейный архив

В 1960 году в Константин взял в жены Энн Фиппс, внучку американского предпринимателя Генри Фиппса. Последний был известен своими партнерскими отношениями с видным филантропом Эндрю Карнеги. У них родились трое детей.

В какой-то момент свою профессиональную юридическую карьеру Конни решительно сменил на политическую. После таинственного убийства 35-го президента США Джона Кеннеди, он вступил в Республиканскую партию. В 1965 году, во время подготовки к выборам мэра Нью-Йорка, кандидат от республиканцев Джон Линдси, внимательно следивший за деятельностью политика, поручил Константину возглавить свою избирательную кампанию. В том, что Линдси смог занять пост мэра, была большая заслуга Конни. Поэтому новоизбранный мэр предложил руководителю своей кампании должность вице-мэра Нью-Йорка. На этом посту Константин проработал семь лет (с 1967 по 1973 год) и в основном отвечал за экологию и транспортную сферу. Он внес огромный вклад в развитие и модернизацию системы водоснабжения города.

«Карьеру Конни можно описать одним словом: «Вау!». Конни оказал большое влияние на очень многих жителей Нью-Йорка, от защиты питьевой воды города до продвижения экологически безопасных транспортных методов. У всех нас есть повод благодарить его», – писал публицист Джастин Бирзон в статье, посвященной нью-йоркским юристам по экологическому праву.

Мэрилин Монро посещает военную базу, где служит Константин Сидамон-Эристави. Фото: семейный архив

Одним из главных достижений Конни считают то, что он убедил Агентство США по охране окружающей среды отказаться от требований фильтрации воды. В результате городские власти с одной стороны – сэкономили огромные средства, с другой – теперь были обязаны приобретать и защищать уязвимые земли как из-за их чувствительных гидрологических характеристик, так и из-за влияния на чистоту питьевой воды. Во многом благодаря усилиям Конни, Нью-Йорк сегодня имеет доступ к чистой воде, которая не требует фильтрации, чтобы сделать ее пригодной для питья.

«Когда я встал на сторону Конни, чтобы не требовать очистки поверхностных вод, я подумал, что покупаю два или три года для Нью-Йорка. Он выступил посредником в сделке, и, к моему удивлению, она сработала. Работает сегодня. Это привело к сохранению исправного и чистого водоснабжения. Он защитил землю и сохранил пейзажи, и сэкономил Нью-Йорку более двух миллиардов долларов в качестве затрат на фильтрацию. На конференциях по всей стране ее теперь обычно называют одной из знаковых сделок, когда объединились сельские и городские интересы на пользу обеим сторонам», – вспоминал экс-глава Федерального агентства по охране окружающей среды.

Возможно, тот факт, что Конни рос в долине реки Гудзон, страдавшей от загрязнения, стал стимулом его стремлений преданно защищать природу. Но защищал он не только ее, но и уязвимые группы людей. Константин был активным членом Попечительского совета нью-йоркской некоммерческой организации, созданной для управления и строительства жилья для лиц с низким и средним уровнем дохода.

«Живая достопримечательность» с богатым политическим опытом и широким видением устойчивости Нью-Йорка. Таким его видел Кэрол Эш, комиссар штата Нью-Йорк. А Уильям Райли называл его «тяжеловесом, с присущей ему честностью и отличным суждением».

«Он был одним из тех эффективных лидеров, которых можно было любить», – говорил он.

Выросший в двух мирах: Грузия в Нью-Йорке

Обсуждая свое грузинское происхождение, Конни говорил, что «вырос в двух мирах». Мэр Нью-Йорка Линдси о своем заместителе писал так:

«На юге Советского Союза существует страна с древнейшей культурой – Грузия. Ее жители – грузины, известны своим пламенным темпераментом. Константин Сидамон-Эристави эту характерную для грузин черту получил от отца по наследству, но надо признать, он умеет обуздать свой темперамент».

Унаследовал Конни не только темперамент, но и семейный бизнес. Отец, живший вдали от родины, максимально приближал ее к себе. В одном из респектабельных районов Нью-Йорка он открыл грузинский ресторан, где в лучших грузинских традициях соотечественники собирались отмечать национальные праздники. Спустя пару лет, на берегу Гудзона, вместе с «грузинским принцем мировой парфюмерии» Георгием Мачабели и пианистом Ираклием Орбелиани он открыл «Алаверди» – живописный дом отдыха, ставший кавказским островком в американском мегаполисе.

По воспоминаниям журналиста Карло Инасаридзе, однажды посетившего это место, «Алаверди» представлял собой хорошо оборудованный двухэтажный дом с красивым двором и садом, который называли «Кавказским раем». По настоящему своей эту землю делали посеянные в огороде цицмат, тархун и киндза.

«Алаверди» стал не только центром отдыха, но и центром сближения и дружбы кавказцев», – писал Инасаридзе. А соотечественники ему говорили: «Если там, на Кавказе, мы жили бы так по-братски, с пониманием нашего единства, то сегодня были бы на родине».

Это «Общество Алаверди» и стало делом Константина после смерти отца. Конни и без того тяготел ко всему грузинскому. И охотно заявлял о своих грузинских корнях на публике. На официальных мероприятиях, политик появлялся не в привычном смокинге по дресс-коду, а в традиционной грузинской чохе. В ней он гулял и по городу.

Тем не менее, говорят, журналисты писали о нем, как о «странном грузине».

«Его внешность и нрав резко контрастируют с его экзотической, мягко говоря, фамилией и происхождением. Многие даже не узнали бы в нем грузина. Напротив, многие считают этого дружелюбного, спокойного, курящего человека типичным американцем», – рассуждала нью-йоркская пресса.

Константин Сидамон-Эристави часто посещал организованные местной грузинской общиной мероприятия. Он предлагал соотечественникам консультации по юридическим вопросам и трудоустройству. В 1994 году Конни и единомышленники основали организацию «Американские друзья Грузии». С тех пор она предоставляет финансирование и поддержку учреждениям, работающим над улучшением образовательных, экономических, социальных, медицинских и экологических условий в стране.

Константин Сидамон-Эристави ушел из жизни в 2011 году на 82-м году жизни. Причина смерти – рак пищевода.

«Достижения Константина Сидамона-Эристави буквально являются частью истории Нью-Йорка. Его усилия будут и впредь влиять на жизнь жителей Нью-Йорка и мирового сообщества еще долгие годы», – писал за год до его смерти Джастин Бирзон.

Конни, изучавший грузинский язык, много раз собирался приехать на историческую родину, но так и не успел. Но он сумел стать частью не только нью-йоркской, но и грузинской истории.

Также в рубрике #общество

Кризис

[áмбави]

#cпецпроект СОВЫ

SOVA-блог

#cпецпроект СОВЫ

Получайте рассылку

Loading

Девушки заброшенных фабрик

11 из Грузии: истории, которые вдохновят

#спецпроект НАТО

#спецпроект СОВЫ

Advertisement

#главное

Advertisement