«Все, что рассказывают о Тбилиси, придумано за последние полвека»
Свяжитесь с снами

СОВА

СОВА

«Все, что рассказывают о Тбилиси, придумано за последние полвека»

Тбилиси

#другая сова

«Все, что рассказывают о Тбилиси, придумано за последние полвека»

«Все, что рассказывают о Тбилиси, придумано за последние полвека»

Как рождаются и уходят в народ городские легенды. СОВА поговорила с Тамар Тавадзе – историком, журналистом, исследователем истории Тбилиси и одним из авторов серии путеводителей «Неизведанный Тбилиси».

— Тамар, вы знаете о Тбилиси почти все! Остались ли у города нерешенные загадки, которые не дают вам спокойно спать?

— О, да! Тбилиси же фактически не изучался с той точки зрения, с какой мы на него смотрим сейчас. Очень серьезно и досконально изучен период до XIX века. Что касается тех 200 лет, когда Грузия была сначала губернией Российской империи, а потом – республикой в СССР, то этот исторический период отдельно, относительно истории именно Тбилиси, почти не изучался. Только сейчас появляются работы специалистов по истории архитектуры, культурологии, каким-то отдельно взятым историческим событиям, тифлисским немецким колониям, расписанным парадным и т. д.

Профессора Майя Мания, Тамаз Герсамия, Давид Хоштария, Тамар Амашукели изучают историю архитектуры города этого периода. Архитектор Нестан Татарашвили работает над темой модерна в Тбилиси и вообще в Грузии – это отдельная, очень интересная тема, которой раньше никто не занимался. Цира Элисашвили, как культуролог, работает над тбилисской темой. Журналист Радио Свобода Джимшер Рехвиашвили пишет очень интересные статьи. SOVLAB, Лаборатория изучения советского прошлого, очень серьезно занята темой Первой республики и советским периодом.

Тбилиси

Фото: Диана Шанава

Ну а я всем этим тоже занимаюсь, но меня больше всего интересуют дома и люди. Нет истории города без истории его горожан, тех, кто здесь жил, строил все это и создавал облик нынешнего города. Потихоньку появляются потомки, которым тоже интересно узнать, чем занимались их предки.

Особенно часто меня беспокоит архитектор Михаил Оганджанов. Дома, им построенные, очень красивы и интересны, а о нем самом очень мало достоверной информации. Вот ищу, набирается на отдельную книгу. Есть и другие, так что сплю я плохо.

— Посоветуйте, с чего начинать человеку, который увлекся историей Тбилиси?

— Ну, это очень индивидуально. Но если «зацепило», то сначала надо узнать историю Тбилиси полностью, начиная с основания города.

А это не легенда про «сокола и куропатку». Он вообще не сокол, а ястреб, а царь – не Вахтанг Горгасали.

В легенде говорится о царе вообще, а не конкретно о Горгасали. Потому что, когда он решил перенести столицу в Тбилиси, тут уже был город в крепостной стене. То есть, охотиться тут он не мог.

История – очень увлекательная наука, это не сухие цифры и скучные факты, история – это цепная реакция, в ней все взаимосвязано. И это не только битвы и завоевания, это и мирная жизнь, во время которой много всего интересного происходило. Об этом писали в летописях, потом – в газетах, сейчас – в социальных сетях. Но главное, что я всегда советую, особенно начинающим – не читать ничего в интернете, потому что очень сложно отличить правду от чепухи. Только книги.

— Что вы думаете о современной реконструкции зданий и улиц в исторической части Тбилиси? Насколько она бережна по отношению к историческому облику города?

— Это очень сложный вопрос. Что-то сделано хорошо, что-то, увы, с большими ошибками. Но тут для меня главное, что что-то все же делается, и над всем есть профессиональный мониторинг. Мне важно, что реставрируются парадные, и я знакома с реставраторами. Это профессионалы, очень увлеченные своим делом люди. Все отреставрированные парадные сделаны хорошо. Что касается остального, то тут, увы, по-разному… Но, опять же, для меня главное, что за последние 10 лет этим очень активно занимаются, и эта тема стала актуальной. Город надо и реставрировать, и восстанавливать. Реставрировать можно все, главное, чтобы были средства и желание.

Тбилиси

Фото: Диана Шанава

— Бывает ли так, что все, казалось бы, уже изучено вдоль и поперек, и вдруг всплывает новая информация о каком-то месте?

— Нет, потому что ничего не изучено вдоль и поперек, особенно это касается XIX и XX веков. Скорее, есть какие-то устоявшиеся представления, полулегенды, как бы факты, и вдруг все «идет не так».

Меня гиды в шутку называют «разрушительницей легенд», потому что почти все, что рассказывают о тбилисских домах и их обитателях, придумано за последние лет 50.

Например, сейчас у меня на глазах рушится легенда о «романтической любви Микаэла Арамянца и Евгении Шхиянц». Дома, которые, как считается, Арамянц построил своей «возлюбленной», построены через 3-4 года после ее смерти. Была ли любовь, вот в чем вопрос! Я пока работаю над этой темой, поэтому сама еще в каких-то деталях не уверена. Но факт, что земля, на которой в 1910 году Микаэл Арамянц построил два дома, уже в 1904-м принадлежала Евгении Шхиянц, и была выкуплена Арамянцем уже после ее смерти. То есть он не мог ей подарить этот дом.

Да и тупик назывался Евгеньевским не потому, что Арамянц попросил мэра города, а потому что этот участок земли принадлежал Евгении Шхиянц. Раньше часто улице или переулку на какое-то время давали имя владельца участка, поскольку так было удобно ориентироваться. В Тбилиси была Мадеровская улица, Ветцелевская, потому что участки земли принадлежали этим людям. Так и в случае Евгеньевского тупика. Много нестыковок, прямо скажем.

Мифы и легенды имеют обыкновение уходить в народ, даже если ты сто раз повторяешь, что все было по-другому. Так мне один раз вернулась моя шутка про Гауди. В Тбилиси на улице Рима есть дом, построенный по проекту архитектора Симона Клдиашвили; сейчас он на реставрации. Это такой очень европейский модерн, чем-то в некоторых деталях напоминающий Гауди.

Я обычно шутила, что «это наш тбилисский Гауди». Ну и меня потом стали спрашивать: «Правда, что у нас Гауди строил?»

— Каковы, по-вашему, главные потери в историческом облике за последние годы?

— Самая большая для меня потеря – здание ИМЭЛ, в котором сейчас – пятизвездочная гостиница. Здание построено в конце 1930-х годов в стиле постконструктивизма и монументального классицизма по проекту выдающегося русского архитектора Алексея Щусева. Да, здесь был идеологический центр советской истории, но здесь же, в институте философии, работал Мераб Мамардашвили, там же стоит его бюст работы Эрнста Неизвестного. И кроме прочего в этом здании в 1995 году была принята Конституция современной Грузии; тогда здесь заседал парламент. Но, увы, деньги оказались важнее.

Я бы в этом здании открыла музей истории Грузии ХХ века. Национальный музей Грузии уже не вмещает всего, а отдельные небольшие музеи не создают полной картины. А там даже стены могли бы рассказать, столько тут всего переплетено. Но, увы…

Или на проспекте Меликишвили – здание бывшего тубдиспансера, тоже построенное в 1930-е. Конструктивизм с национальным орнаментом, архитектор Константин Леонтьев. Продали. Владельцы обещали сохранить фасад, но все разрушили и построили заново: внешне то же, но по факту – новодел. Зачем? Там стены были по полметра в ширину.

Ну, и самое печальное для меня, сильно меняющая облик центра города «Панорама Тбилиси». Это беспредел, который не смогли остановить, как ни боролись.

— Какой район ваш любимый – не для экскурсий, а для себя, для души?

— Первая любовь – Сололаки. С него я начинала. Очень люблю Вере и Мтацминда, люблю ходить по их «высокогорным» улицам и удивлять не только туристов, но и местных. Ведь чаще всего тбилисцы не задумываются о том, что в этих кварталах есть что-то историческое и интересное. Всем, особенно гидам, кажется, что они все знают о старом городе. Проложен стандартный маршрут, и многие даже не задумываются, что можно свернуть на соседнюю улицу и там заблудиться. Я всегда советую гидам – ходите пешком, просто так, для себя. В историческом Тбилиси надо ходить пешком.

Тбилиси

Фото: Диана Шанава

Последние года два и для себя, и для дела я чаще гуляю по левому берегу. Он совершенно неизведанный! Потихоньку прокладываю свои маршруты и делюсь ими. Так что, какого-то одного любимого района нет, все они разные и каждый – под определенное настроение и время года.

Сололаки – зимой, Вере – весной, Мтацминда – осенью. Левый берег, как ни странно – летом.

Когда-то, когда мы работали над первыми путеводителями, моя подруга, автор дизайна всех наших книг Анастасия Логвиненко в шутку предрекала нашу старость, и меня представила как старушку, которая ходит по городу, останавливает прохожих и заставляет их слушать свои рассказы о Тбилиси. Так вот, кажется, я уже начала. Мне нельзя задавать вопрос, даже очень конкретный, я всегда дам развернутый ответ. Минут на 40.

Также в рубрике #другая сова

#cпецпроект СОВЫ

Коронавирус в Грузии

Получайте рассылку

Девушки заброшенных фабрик

11 из Грузии: истории, которые вдохновят

WeekEnd Навигатор

#спецпроект НАТО

#спецпроект СОВЫ

Advertisement

#главное

Advertisement