[áмбави]

Сдерживание 2.0: Байден предостерег Путина от вторжения в Украину

«Погибнет много российских солдат, и мы надеемся, что президент Путин этого не хочет». Министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба в интервью Sky News рассказал, чем может обернуться возможное вторжение России в его страну. По словам главы МИД, Киев будет сражаться на земле, но рассчитывает, что Запад нанесет Москве удар на экономическом поле. Этот выпуск [áмбави] – об очередном кризисе вокруг Украины, угрозах Москвы в адрес Киева и Тбилиси и предостережениях Вашингтона.

SOVA LOGO NEW SMALL [áмбави] featured, Валерий Чечелашвили, Владимир Копчак, Владимир Путин, грузия-азербайджан, Грузия-Россия, Джо Байден, Россия, Сергей Лавров

«Погибнет много российских солдат, и мы надеемся, что президент Путин этого не хочет». Министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба в интервью Sky News рассказал, чем может обернуться возможное вторжение России в его страну. По словам главы МИД, Киев будет сражаться на земле, но рассчитывает, что Запад нанесет Москве удар на экономическом поле.

То, что партнеры Украины готовы ответить на агрессию Кремля как минимум жесткими санкциями, более чем очевидно. В ходе видеопереговоров президентов России и США, с которыми многие связывали очередную милитаризацию у восточных границ Украины, Джо Байден предостерег Владимира Путина от необдуманных действий.

По итогам онлайн-встречи в Белом доме заявили: «В случае эскалации ситуации США и наши союзники ответят решительными экономическими и другими мерами». В Кремле акцентировали внимание на словах Путина о том, что Украина придерживается деструктивной линии. Дескать, Москва серьезно озабочена провокациями Киева против Донбасса. Но по мнению экспертов, американский лидер был убедительнее, и Кремль услышал основной месседж – Запад встанет на защиту Украины.

Валерий Чечелашвили, дипломат, бывший посол Грузии в Украине:

«Запад и Соединенные Штаты прежде всего ясно давали понять, что цена, которую России придется заплатить за такую авантюру, будет очень высокой. И весь пакет т. н. «адских санкций», начиная с отключения от системы SWIFT и эмбарго на экспорт газа и нефти на западные рынки и заканчивая запретами торговли долговыми финансовыми обязательствами России на вторичном рынке – все это будет задействовано. Я думаю, что в определенном смысле, эти маневры на границе с Украиной преследовали цель протестировать готовность Запада в действительности осуществить эти санкции против России по результатам такой агрессии. Путин получил очень четкое послание от Байдена, что Запад и Соединенные Штаты в том числе полны решимости ввести эти санкции в действие. Это в определенном смысле было холодным душем для Кремля, который отрезвил горячие головы».

Владимир Копчак, аналитик Грузинского центра стратегического анализа (GSAC):

«Далее будут точечные санкции, гораздо более жесткие, чем введенные после 2014 года. А также один из самых болезненных моментов для России – оказание военной помощи Украине в самом широком смысле этого слова – от поставки вооружений до помощи инструкторами, оборудованием и продукцией военного и околовоенного назначения».

В ходе двухчасовых переговоров Путина и Байдена решалась судьба не одной Украины. Как сказал недавно начальник Штаба обороны Великобритании Тони Радакин, вторжение России может оказаться таких масштабов, которых «Европа не видела со времен Второй мировой войны». Американский сенатор-республиканец Роджер Уикер и вовсе не исключил применения Соединенными Штатами ядерного оружия первыми. Позже его помощники объяснили, что эти слова относятся к политике Вашингтона в целом, а не конкретно к России. Но очевидно, что сейчас вокруг Украины идет игра нервов.

Создавая очаги эскалации, Путин помечает территорию, которую в Москве традиционно считают своим задним двором. Как сообщают в Кремле, в беседе с Байденом Владимир Владимирович, кроме прочего, подчеркнул, что это именно НАТО предпринимает опасные попытки освоения Украины и наращивает военный потенциал у российских рубежей.

«Поэтому Россия серьезно заинтересована в получении надежных, юридически зафиксированных гарантий, исключающих расширение НАТО в восточном направлении и размещение в сопредельных с Россией государствах ударных наступательных систем вооружений».

В прошлом Москва не раз говорила о том, что Брюссель нарушил обязательства по нерасширению, якобы данные после завершения «холодной войны», хотя на Западе каждый раз заявляли, что никаких обещаний не давали. Теперь Кремль прямо потребовал неких гарантий.

Валерий Чечелашвили, дипломат, бывший посол Грузии в Украине:

«Требование Россией письменных гарантий о том, что НАТО не будет расширяться на восток – это что-то новенькое. Как минимум тогда надо, чтобы Россия выполнила те договоренности, под которыми стоит ее подпись. Но в последнее время мы видим, что Россия взяла за правило без оглядки и без всяких сомнений, если это не входит или входит в ее интересы, игнорировать международные договоренности, под которыми стоит подпись представителей Российской Федерации. В этом контексте Россия требует письменной гарантии от всего цивилизованного сообщества, от НАТО (это большая часть Европейского Союза, Канада и США) о нерасширении. Не знаю даже, с какой стороны это можно комментировать. Россия с ВВП в 1,7 триллион долларов требует от США, у которой ВВП 24 триллиона долларов и от всего сообщества, на которое в сумме приходится половина мировой экономики и которое находится в режиме осуществления санкций против России, требует гарантии о нерасширении НАТО… Причем, как будто НАТО заставляет Украину и Грузию становится членами альянса. Это выбор Украины и Грузии, и они сделали этот выбор именно потому что Россия осуществляет агрессивную политику в отношении них».

Владимир Копчак, аналитик Грузинского центра стратегического анализа (GSAC):

«Вместо того, чтобы прозвучали угодные Москве речи или гарантии о дальнейшем нерасширении НАТО на восток, мы получили ряд сигналов. Один из наиболее важных, на мой взгляд, заявление Виктории Нуланд о том, что Путин пытается воссоздать по новой СССР 2.0. Своих целей, на мой взгляд, Москва не достигла. В Кремле понимают всю глубину глубин, если они дальше будут развивать эскалацию в том формате, который мы сейчас обсуждаем, с уже даже фактическим признанием Россией прямого вторжения в Украину. На данный момент мы имеем этап некой паузы, мирного замирения, который продлится недолго. Будут новые эскалации, новый шантаж, и игра мускул обязательно вернется. Вот это главная угроза как для Украины, так и для Грузии и Южного Кавказа в целом. Потому что процессы эти полностью взаимосвязаны».

Переговорам Путина и Байдена предшествовала очная встреча главных дипломатов России и США в Стокгольме. В самом начале Сергей Лавров подчеркнул, что Москва и Вашингтон будут искать баланс интересов. И тут же выразил обеспокоенность продвижением НАТО на восток. Позже, на итоговой пресс-конференции глава МИД дал понять: Кремль вправе требовать, чтобы Североатлантический альянс захлопнул двери перед Грузией и Украиной. В Брюсселе всегда заявляли, что никакая третья страна не может повлиять на решение о принятии в альянс новых членов.

Сергей Лавров, министр иностранных дел РФ:

«Знаю «мантру», которую повторяют натовцы. Недавно Генеральный секретарь Й. Столтенберг озвучивал, что только члены НАТО, Грузия и Украина будут решать, вступать этим странам в Североатлантический альянс или нет. Никто не имеет права вмешиваться. Это продекларированная позиция конкретной группы стран. Напомню, что в международном праве есть иные постулаты, признаваемые всеми. Базовый – каждое государство имеет полное право выбирать формы защиты своих законных интересов безопасности, суверенитета и территориальной целостности. В данном случае есть обязательство, подписанное на высшем уровне всеми западными партнерами, Украиной, Грузией, о том, что безопасность неделима. Ни одно государство не имеет права обеспечивать собственную безопасность за счет безопасности других».

«Холодная война-2»: Грузия и Украина в фокусе главных дипломатов России и США

По словам Лаврова, Москва предлагает вернуться к таким основам, как равноправие, консенсус, диалог и неделимость безопасности: «Убежден, что Грузии в такой конструкции будет комфортно».

В Тбилиси в ответ сделали дежурное заявление о том, что сами выбирают свой внешнеполитический вектор и систему безопасности. Но очень скоро обеспокоились новыми нотками в выступлениях российских дипломатов. Тревожным звоночком стал очередной раунд Женевских дискуссий по безопасности на Южном Кавказе. 55-я по счету встреча, каждая из которых, по сути, завершалась ничем, показала: Москву больше волнует вопрос интеграции Тбилиси в евроатлантические структуры, а не темы урегулирования, для которых создавался переговорный формат. Как заявили в МИД Грузии, на встрече звучали даже скрытые угрозы.

Параллельно с предостережением от интеграции в НАТО Кремль продвигает интеграционные проекты, которые бы вытеснили Запад с постсоветского пространства. Один из них – платформа «3+3», призванная объединить три страны Южного Кавказа – Грузию, Армению и Азербайджан, и три региональные державы – Россию, Турцию и Иран. А это значит, что США и Евросоюз будут отодвинуты в сторонку. На 10 декабря назначили первую встречу в рамках формата в Москве, но единственной страной, отказавшейся от участия, стала Грузия. В Тбилиси ранее уже заявляли, что не будет находиться в одном проекте с Москвой.

Владимир Копчак, аналитик Грузинского центра стратегического анализа (GSAC):

«Сейчас вокруг Южного Кавказа очень популярная формула, известная как «3+3», на которую визуально не поддается пока Грузия. Все эти танцы с бубнами вокруг форматов – в логике Кремля, они направлены на стратегию сбора земель, тех, которые получится собрать. Формат «3+3» в логике Москвы надо правильно прочитывать. Там Анкара может предлагать, Баку может что угодно поддерживать, повышая собственную субъектность в регионе, но в прочтении Москвы это звучит так, как все Закавказье, все три страны Закавказья – известный имперский нарратив – на выходе должны быть в орбите российских геополитических, исторических или неоимперских интересов. Здесь я вижу достаточно прямую связь с торгами, с давлением и шантажом вокруг Украины и продвижением неких интеграционных проектов на Южном Кавказе. От того, как выстоит и выстоит ли под этим давлением Украина, зависит, насколько у Кремля получится охомутать свою зону интересов. Нам всем нужно готовиться к дальнейшим эскалационным развитиям вокруг наших регионов».

Эксперты, тем не менее, говорят об очевидном крене во внешней политике Тбилиси. Это проявляется как в игнорировании властями рекомендаций западных партнеров и зачастую недипломатичных репликах в адрес американских и европейских политиков, так и в усилении в стране прокремлевских элементов. К примеру, в Грузии появилась открыто пророссийская партия «Консервативное движение». Его учредители летом 2021 года были уличены в призывах к насилию и организации массовых беспорядков, но так и не понесли наказания, что порождает подозрения – не покровительствуют ли им власти.

Валерий Чечелашвили, дипломат, бывший посол Грузии в Украине:

«Не думаю, что у пророссийских сил в Грузии есть большие перспективы. Понятно, что это что-то новое, когда на политическом поле Грузии возникает партия с ярко выраженными пророссийскими настроениями. Но это если бы мы наблюдали какие-то смещения в акцентах российской политики в отношении Тбилиси, например, если бы прекратились бордеризация, убийства и похищения наших граждан на линии разделения, если бы Россия посылала какие-то позитивные сигналы, что она готова поменять философию своего отношения к Грузии, вот тогда, может быть, такие партии имели бы еще какой-то потенциал».

То, что не сделают танки, сделает «мягкая сила». В Кремле давно диверсифицировали ресурсы по усилению своего влияния на сопредельные страны. Гибридные средства – это и вооруженные силы, и пропаганда, и культура, и т. н. полезные идиоты, используемые на местах. А еще это управляемый хаос, который проявляется в разрушении государственных институтов и разъедании самой субъектности стран.

Владимир Копчак, аналитик Грузинского центра стратегического анализа (GSAC):

«К сожалению, на восьмой год войны с Украиной спектр гибридных механизмов агентуры влияния достаточно широк, что в Украине, что в Грузии. Как промежуточный этап Москва будет расшатывать ситуацию изнутри, чтобы в наиболее, если понадобится, благоприятных условиях применить крайний рычаг эскалации, конвенциональный рычаг наступления».

На Западе у Владимира Путина репутация траблмейкера – человека, тут и там сеющего проблемы, чтобы создать видимость своей значимости. Поэтому конфликты в Грузии, Украине или Молдове – это не просто механизм удерживания бывших советских республик на своей периферии, но и возможность выставить себя великой державой, сохранив лояльного электората внутри страны, а значит и власть.

SOVA

Вам также может понравиться

Ещё статьи из рубрики => [áмбави]