Заза Бибилашвили: экс-президент в тюрьме – это экзамен для Грузии

Своим внезапным появлением на грузинской политической авансцене третий президент Грузии Михаил Саакашвили фактически внес свою повестку дня в предвыборный период. О том, как т. н. «фактор Саакашвили» повлияет на избирательный процесс, стали говорить буквально все. А его тюремное заключение оппоненты власти расценили как логическое завершение существующего режима и начало новой главы истории Грузии. Но бывший президент в тюрьме – это моральный и политический экзамен для общества, считает основатель Центра Чавчавадзе Заза Бибилашвили. О новой главе борьбы за демократию, низкой политической культуре и «большевизме» партии власти в беседе с SOVA рассказывает Заза Бибилашвили.

SOVA LOGO NEW SMALL #политика featured, Бидзина Иванишвили, Грузия-Россия, Заза Бибилашвили, Михаил Саакашвили

Тюремное заключение Михаила Саакашвили закрывает одну главу истории Грузии и открывает новую. Закрывает главу, где Путин взял реванш над «Революцией роз». Реванш, который начался с приходом к власти в 2012 году Иванишвили и продолжился разрушением экономики и государственных институтов, сворачиванием с евроатлантического пути и, наконец, символическим тюремным сроком для Саакашвили. Но это не значит, что книга заканчивается. Открывается новая глава борьбы за нашу свободу, демократию и справедливость. Какую форму она приобретет, сказать сложно, настолько туманна международная обстановка и ситуация в самой Грузии. Но у нас, у граждан, к сожалению, нет большого выбора. Нашей единственной целью должно быть продолжение жизни в стране. И эта страна должна предоставлять гражданам право на достойную жизнь, чего сегодня, к сожалению, нет.

Бывший президент в тюрьме – это как моральный, так и политический экзамен для общества.

У нас есть проблемы с коллективной исторической памятью. Тенгиз Китовани до сих пор разгуливает с бейсбольной битой в руках, Джаба Иоселиани похоронен в пантеоне, Эдуарда Шеварднадзе, разорившего пол-Грузии, никто не трогал и не задавал вопросов. А если и задавал, то обращаясь на «вы». На фоне этого всего в тюрьме сидит Саакашвили, который вытащил страну из болота 90-х, где мы, к сожалению, находились. Это действительно моральный экзамен для нас – насколько мы адекватны, чтобы быть честными перед собой, когда кого-то мы героизируем, а кого-то – демонизируем.

Власти часто упоминают «кровавые девять лет». Это смешно. Потому что кровавым в прямом смысле был предшествовавший им период. Когда разорили Тбилиси, Самегрело, Абхазию, когда произошли этническая чистка и геноцид. Тысяча бедствий. В Грузии была тотальная коррупция, тотальный криминал. Полицейские выбрасывали людей прямо из окон СИЗО, полиция и организованный криминал работали сообща, похищали людей с целью выкупа. Вот так мы жили. И вдруг мы проснулись в стране, где появилась патрульная полиция, Дома юстиции, единые национальные экзамены, больше никто не давал взяток…

И автора всего этого судят новые грузинские большевики.

Люди, которые на протяжении девяти лет не выявили ни одного русского агента. Люди, которые говорят, что полковник ФСБ Шкрыльников оказывается был политзаключенным. Люди, которые сказали, что международный террорист Ахмед Чатаев был политзаключенным. Вот эти люди судят Саакашвили, на основании косвенных доказательств утверждая, что он поручил избить Валерия Гелашвили. Если мы посмотрим на все это через призму истории, то увидим, что как нация мы находимся в режиме самоповреждения.

До выборов были спекуляции на тему того, как заявления Саакашвили влияли на избирательный процесс, консолидировали ли «Грузинскую мечту» или оппозицию. Сейчас это можно измерить в цифрах: «Единое национальное движение» получило самое большое количество голосов с 2012 года, если не считать президентские выборы 2018-го. Поэтому я бы сказал, что этот фактор был положительным и консолидирующим.

Но также факт, что этого недостаточно, чтобы получить больше половины голосов и радикально изменить сложившуюся ситуацию. В этом направлении очень много трудятся Россия, Служба госбезопасности, различные конторы Иванишвили – чтобы никто не преодолел рубеж в 50%. Конечно, если бы мы были цивилизационной страной, в этом бы не было проблемы. Необязательно, чтобы кто-то получил больше 50%. В Германии у правящей партии 25%. В Нидерландах – чуть больше, но там друг друга не преследуют, политических оппонентов в тюрьмы не сажают, не убивают, и на улицах не расклеивают «кровавые баннеры».

Существует клише, что у нас нет государства, оно разрушено. На самом деле, государство работает в соответствии с задачами, которые ставят заказчики.

Если до 2012 года задачей правоохранительной системы было сдерживать криминал, сегодня главная задача – обеспечить спокойный сон Иванишвили и его семье. Защищают стеклянную колбу, его двор, который почему-то в Шекветили назвали дендрологическим парком. Прослушивают людей, чтобы у Иванишвили была конкретная информация. Служба госбезопасности использует эту информацию не для того, чтобы обеспечить безопасность страны, а для того, чтобы Иванишвили мог управлять страной посредством политических интриг. В тех записях, что мы услышали, очень много информации об уголовных преступлениях, по которым должны были быть возбуждены уголовные дела. Но нет, задачи стоят другие. Так что, да, у нас есть государство и госинституты, просто ими управляют люди, у которых в отличие от нас, граждан, другие задачи.

До 2012 года говорили, что всех нас прослушивают. Если не всех, то многих, и это было не безосновательно. У прослушек хотя бы был антироссийский шлейф. Выявляли агентов, политиков, сотрудничающих с российским посольством, и так далее. Допускались и ошибки. Но мы практически не можем вспомнить случая, чтобы в публичном пространстве появились информация личного характера. После того, как Иванишвили пришел в политику, это стало частью нашей политической рутины. Таким образом он расправился не с одним политиком.

И эта политическая рутина, эти грязные правила игры максимально консолидируют пророссийские и провластные сегменты.

Людей, которыми управляют через клише, стереотипы и страхи. «Сейчас плохо, но может прийти волк, и тогда он нас съест, убьет, изнасилует…». Управление страхом – классическая форма управления государством по Оруэллу.

К сожалению, наша, политическая культура находится на очень низком уровне. Первую республику разрушила Советская Россия руками грузин-предателей. И, ознакомившись с газетными статьями 20-х годов, вы удивитесь, несколько похожа большевистская литература о независимой Грузии на сегодняшние клише «Грузинской мечты» о предыдущих девяти годах. То, что пишет «Асавал Дасавали» о Грузии до 2012 года, писали большевики о независимой Грузии. Что социал-демократы разрушили страну, убили десятки тысяч трудящихся. На самом деле все было наоборот. Но эта пропаганда работала, и потом на ней держался наш 70-летний плен. То же самое происходит сегодня. С помощью таких клише управляют нашей страной.

Нам, к сожалению, не хватает исторической и гражданской памяти, а также индивидуальных нонконформистских усилий встать перед конъюнктурой и задать вопрос: «Какие девять кровавых лет? Какая разрушенная страна?».

Гарибашвили ведь напрямую говорит, что страну развалила предыдущая власть. Но те девять лет в нашей истории были одними из самых, если не самыми успешными.

По всем измеряемым критериям. Было, конечно, и много провалов: суд, тюрьма, положение СМИ. Но мы же должны воспринимать картину в целом. Нельзя же из 100 компонентов взять три и сказать, что остальные 97 – это само собой, а из-за этих трех человека нужно посадить в тюрьму. И кто это делает? Люди, для которых, повторюсь, Чахалян, Чатаев и Шкрыльников были политзаключенными. Если бы это делала мать Тереза или кто-то святой – еще понятно. Но это делают щупальца России, люди, которые в 20-е годы захватили страну, а в 90-е ее разрушили. Это их потомки.

Целью Иванишвили было убрать Грузию с мировых политических радаров. Он сказал, что мы – маленькая деревня, продемонстрировав этим свое отношение к Грузии. Мы должны знать свое место – это тоже его цитата. Он этого достиг.

Иванишвили хочет самолично управлять этой территорией и выполнить все желания Путина.

Результатом может стать то, что Европа скажет: вы нецивилизованный народ, неготовый ни к НАТО, ни к ЕС. Нам это говорили, даже когда мы были готовы, поскольку была такая политическая повестка дня. Македонию и Албанию приняли, а Грузию нет. Мы и по демократическим, и по военным, и по экономическим показателям их опережали. Но такова геополитика – кого-то приняли, а нас нет. Сегодня мы даже объективно не готовы. Экономическое состоянии Грузии плачевное, государственный долг вырос втрое, а экономический рост вдвое сократился. В три раза больше денег тратят на то, чтобы показать вдвое худший результат. И эти деньги используют для собственного благосостояния. В результате Америка и Европа могут сказать: простите, но как вы всегда были задним двором России, так вы им и остались.

SOVA

Вам также может понравиться

Ещё статьи из рубрики => #политика