Свяжитесь с снами

СОВА

СОВА

Сулхан Бордзикашвили: тон главы МВД был для нас неприемлем

#интервью

Сулхан Бордзикашвили: тон главы МВД был для нас неприемлем

Сулхан Бордзикашвили: тон главы МВД был для нас неприемлем

Недовольство строительством ГЭС или политикой центра? В районе села Дзибахеви Панкисского ущелья Грузии 21 апреля произошли массовые беспорядки. Активист и журналист Сулхан Бордзикашвили в беседе с СОВОЙ анализирует, что стало причиной столкновений местных жителей с силами спецназа.

— Сулхан, расскажи, как началось противостояние? Ты был на месте с самого утра?

— Рано утром, когда произошла первая стычка, меня там не было. Когда я пришел, полиция уже перешла на другую сторону дороги. И уже после этого, через несколько минут, не знаю откуда, началось… Все произошло очень быстро. В сторону полицейских полетели разные предметы. Хаос продолжался несколько минут, а после ситуация успокоилась. Начались первые переговоры. Мы выбрали несколько человек, которые отправились в Телави на встречу с представителем МВД. В это время на место прибыли дополнительные силы спецназа, и люди решили, что переговоры провалились. Они почувствовали себя в западне. Дальше случилось то, что все мы видели.

Для меня было неприемлемым, когда начали громить полицейские машины и технику, сжигать их.

— Мы видели, что участники столкновений используют и коктейли Молотова. Сложилось впечатление, что некоторые из них были заранее готовы к такому повороту. Какая у тебя информация?

— Дело в том, что ни я, ни другие местные активисты понятия не имели, что компания, которая строит ГЭС, намерена начать работы. Более того, несколько дней назад в МВД нас уверяли, что готовы встретиться и обсудить вопрос строительства с местными жителями и экспертами. Мы планировали принять участие в этом формате, готовились к нему, чтобы представить свои аргументы против ГЭС. Накануне ночью, перед событиями, пошел слух о появлении на территории полицейских, а уже утром эта информация подтвердилась.

Фото: Сулхан Бордзикашвили

Я не могу отвечать за всех, но знаю, что большинство участников вчерашней акции к ней заранее не готовились. Так как с утра был совсем другой настрой. Уже после того, как стянули дополнительные силы спецназа, возможно, в настроении людей что-то изменилось.

То, что мы видели, – очень плохой факт. Никто в ущелье не одобряет подобных поступков. Я почти на сто процентов уверен, что никто не планировал заранее нападать и поджигать полицейские машины.

— Есть у жителей села Дзибахеви какой-то план действий? Или вы ждете результатов расследования МВД?

— Никто и представить себе не мог подобного развития событий. Поэтому мы сами пытаемся проанализировать и разобраться во всем. Ситуация была очень тяжелой – мы говорим на эту тему. И мы пытаемся понять, почему так произошло.

Мы также должны начать переговоры с инвестором. Очень много тем, которые необходимо обдумать. Но на данном этапе мы обмениваемся мнениями.

— МВД ведет расследование. Как правило, за этим следуют аресты участников беспорядков. Какой будет реакция ущелья?

— Все зависит от действий МВД. Есть люди, которые намеренно поджигали автомобили, есть те, кто кинул один камень… Все зависит от того, как силовики будут использовать эти факты. Будут ли проводить репрессивную политику, о которой Панкиси знает не понаслышке.

Очень сложно говорить об этом заранее. У нас никогда не было такого [неуважительного] отношения к закону: если кто-то виновен, он должен быть наказан. Но бывали случаи, когда точных доказательств вины человека не было, а он нес наказание.

Фото: Сулхан Бордзикашвили

— Значит, есть понимание того, что не только полиция, но и участники беспорядков переборщили с применением силы?

— Да, все это понимают. Но есть еще один момент — фотографии. Когда МВД расследует действия участников беспорядков, стоит выяснить и то, как дейсвовали силовики. Этот вопрос мы обсуждали с министром внутренних дел Георгием Гахария.

Дело в том, что со стороны силовиков были слышны провокационные выкрики в адрес местного населения. Министр обещал расследовать все детали. Но пока складывается впечатление, что все сконцентрированы на действиях участников беспорядков. Было ли зафиксировано чрезмерное применение силы со стороны силовиков? Пока об этом никто не говорит.

— Сулхан, о каких выкриках ты говоришь?

— Сложно утверждать, так как было очень много дезинформации. Но один из участников говорил, что силовики кричали в адрес протестующих что-то вроде: «Не надолго ли вы задержались у нас в гостях?!» и прочее. Мы понимаем, что сложно выяснить достоверность подобных высказываний, но тем не менее.

Фото: Сулхан Бордзикашвили

— Ты лично присутствовал на встрече с министров внутренних дел Георгием Гахария?

— Да.

— Какой была тональность переговоров?

— Кстати, я впервые видел, чтобы министр использовал такую манеру общения и такие выражения. Он вел себя как «дзвели бичи» (жаргонное выражение, которое может быть переведено как «блатной парень», — прим. СОВЫ). Но насколько я знаю, у него в целом такая манера общения. Несколько раз участники разговора переходили на высокие тона. Но все максимально были мобилизованы, чтобы ситуация разрядилась.

Мы опасались тяжелых последствий для жизни и здоровья людей. Важно было, чтобы люди разошлись. Как местные жители, так и спецназ. Было сложно предположить, чем бы завершилось еще одно столкновение.

Поэтому фокусироваться на манере общения Гахария не было времени. Но хочу четко сказать, что тон был для нас неприемлем.

Он говорил про полицейских, что ему нужно навестить «своих ребят». Мы же ответили, что не нужно делить пострадавших на своих и чужих. С чем он потом согласился.

— Сложилось впечатление, что беспорядки связаны не только со строительством ГЭС. Как будто жители Панкиси выплеснули накопившееся недовольство. Каковы твои ощущения?

— Дело Темирлана Мачаликашвили, допросы в полицейских участках всех, у кого отличные взгляды, попытки устрашения… Эта политика силовиков действительно является причиной недовольства молодых людей в ущелье. К сожалению, между сторонами нет никакого доверия.

Но я не могу сказать, что у всех была агрессия в отношении силовиков. На многих фотографиях видно, как местные жители помогают раненным полицейским. Люди говорили бойцам спецназа, что не хотят насилия. И спецназ показывал, что тоже не желает эскалации.

More in #интервью

Спецпроект НАТО

#спецпроект СОВЫ

Advertisement

#главное

Advertisement
To Top