Свяжитесь с снами

СОВА

СОВА

Гига Бокерия: Мейстер Сэм — мой любимый герой

Гига Бокерия: Мейстер Сэм — мой любимый герой

Его принято считать тяжеловесом грузинской политики. Гига Бокерия, один из лидеров оппозиционной «Европейской Грузии», при президенте Михаиле Саакашвили занимал пост секретаря Совета безопасности. Бокерия — один из тех, кто еще в совсем юном возрасте делал «Революцию роз». Оппоненты часто называли его «серым кардиналом» правительства Саакашвили. Но их пути разошлись после парламентских выборов в январе 2017 года, когда некоторые члены «Единого национального движения» решили создать свое политическое объединение. Бокерия считается активным зрителем сериала «Игра престолов»; премьера финального сезона запланирована на 14 апреля. О нешуточных политических страстях в жизни и в кино он рассказал Марте Ардашелия.

Есть ли у вас ваша версия того, как завершится эпопея?

— Я – человек амбициозный, но не настолько, чтобы предлагать свою версию. Ответ тривиальный – все ожидают разрешения противостояния. Но каким оно будет, какой неожиданный аспект всплывет, этого никто не знает. Собственно, этим и отличается продукт от других, что все ожидают сюрприза. И в том числе, мрачного сюрприза.

— Все это время умирали главные герои, зрители их оплакивали. Хэппи-энда все равно не будет?

— У нормальных… более или менее нормальных людей, есть предрасположенность к хэппи-энду, но изюминка этого сериала как раз в том, что, как и в жизни, ничто не гарантировано. Можно ожидать мрачного продолжения. И это интригует всегда.

— Сейчас многие проводят параллели между героями сериала и реальными политическими лидерами. Видите ли вы такие аналогии?

— Да, такие аналогии вырисовывались, но они были глубоко личными. Так что я не готов их озвучивать. Это будет воспринято как попытка политизировать эту дискуссию и нападки на оппонентов.

— Расскажите!

— Не могу! Будут очень мрачные эти параллели! Но они были только негативные. Позитивных параллелей не всплывало.

— Вы человек, которого называли «серым кардиналом» правительства президента Михаила Саакашвили…

— Некоторые…

— «Главным идеологом» правительства Саакашвили…

— Некоторые…

— Какой герой ближе всего вам? Может вы могли бы поговорить о себе в этом ключе?

— Это было бы слишком. Даже еще более амбициозно, чем делать прогнозы. Но я могу сказать, что на протяжении всего сериала, на разных этапах были разные герои, которые были интереснее, чем остальные. Но эти предпочтения менялись и где-то в конце – довольно скромный герой мейстер Сэм. Он мне очень симпатичен. На последнем этапе он был моим любимым героем, но эти симпатии, как и в жизни, переменчивы.

— Просмотрев все эти сезоны, можно ли сказать, что мир политики работает по похожему принципу?

— Нет, в мире политики никто не возрождается после смерти.

— Хотя мы видим попытки…

— Да, это так. Но, кстати, если вспомнить что-то, что вызвало разочарование, то это возрождение после смерти. Это мне точно не понравилось. Что касается параллелей, в этом смысле «Игра престолов» не первая вещь, которая затрагивает древнюю тему: что делает власть с людьми, или попытки сохранить власть, или влечение к власти. Это очень сильный и опасный наркотик. Это зло, которое необходимо, чтобы сохранить свободу для людей. Власть – это необходимое зло, но это очень опасная вещь. И если ее не подвергать очень жесткому контролю, жесткому распределению, она может сотворить плохие вещи с любым человеком. Это мой личный опыт. И в «Игре престолов» есть много аспектов, касающихся этого. Власть – как наркотик, который движет людьми. И который заставляет людей делать страшные вещи.

— Вы сказали, что вы не верите в жизнь после смерти, в том числе, после политической смерти. Но мы знаем много примеров, в частности, тех, что развиваются на наших глазах сегодня.

— Но не посредством волшебства. Если говорить образно о жизни после политической смерти, то человек должен сам суметь этого добиться. Нет никаких сверхъестественных сил, которые помогут кому-нибудь. Это ответственность самого политика.

— Что вы еще смотрите помимо «Игры престолов»?

— Смотрю много, когда есть возможность. Существует классика сериалов, все о них знают. Например, «Сопрано». Но из тех, которые для меня новые, но для любителей устарели, – «Сеть». Это сериал о жизни в гетто, который рассказывает про различные аспекты жизни социальных слоев в США. Я бы очень посоветовал вам посмотреть.

— Давайте о реальной политике. Верите ли вы, что грядущие выборы в органы местного самоуправления станут решающими как для власти, как и для оппозиции?

— Я считаю, что эти выборы буду иметь исключительное влияние на ситуацию перед парламентскими выборами в 2020 году. Я, естественно, человек предвзятый, но, пытаясь не быть таковым, считаю, что это наша общенациональная цель – переизбрать нынешнее правительство Иванишвили мирно, посредством голосования. Для этого общество должно верить в выборы. Эта вера пошатнулась после второго тура президентских выборов. Потому что методы, которые использовались, были не только нелегитимными, не только насильственными, но и очень циничными. Я имею в виду декларированный подкуп избирателей посредством схемы, когда погасили их задолженности по кредитам. Результат, который мы получили, не является волеизъявлением грузинского избирателя, и это главная угроза. Если люди будут настолько разгневаны, что они разочаруются в выборах, – это очень опасный сценарий. Поэтому для демократической оппозиции, которой является моя политическая сила – «Европейская Грузия» теперь уже со «Свободными демократами», важно укрепить эту веру.

Принято считать, что с 2012 года в Грузии сохраняются два полюса – Иванившили и Саакашвили. Кажется ли вам реальным, что Саакашвили на драконах сумеет вернуться в Грузию?

— Это видение, которое угодно господину Иванишвили. Я не верю в драконов, в потусторонние силы и в волшебство. Эта формула про два полюса угодна только Иванишвили. И на этом он пытается сыграть, так как есть часть общества, которая уверена, что власть нужно менять и быстро. Но, в то же время, оно не разделяет того видения, которое есть у господина Саакашвили и «Национального движения». Среди них и я. Именно поэтому мы создали свою политическую силу. Мы уверены, что нужно менять власть, но не так, как это себе представляет Саакашвили. У нас не два полюса, их много.

— Скажите, а грузинское общество готово к тому, чтобы голосовать не за лидеров, а за видение, за программу?

— Нет страны, где лидерам не придавали бы особого значения. Потому что лидеры должны представлять видения. Я думаю, наше общество доросло до того, чтобы различать общество, в том числе, и по этому фактору. Я не верю, что рядовой избиратель читает программу детально. Такого нигде не бывает. Есть разные слои общества, которые с разной серьезностью относятся к документам. Но я уверен, что наши избиратели очень критично оценивают фундаментальные послания политиков. Человек, который обещал коммунизм… Иванишвили говорил, что он будет платить всем и за все. К сожалению, для части общества, это было серьезным посланием. Потому что была деревня, где он всем за все платил. То есть, это обещание выглядело вполне реальным. Но естественно, это было иллюзией. А сейчас главное послание нашего правительства, что они будут платить все из государственной казны. Что они мудрее, чем обычные люди, и будут решать вместо нас, как лучше тратить деньги. А наш посыл прост – больше свободы в обществе, где функция лидеров не упрощается, потому что лидер должен принимать политические решения. Но вместе с тем, это устройство, где один лидер не может принимать все решения.

More in #интервью

Спецпроект НАТО

#спецпроект СОВЫ

Advertisement

#главное

Advertisement
To Top