политика

«Кровный враг» Кадырова – о чеченцах в Украине

«Рамзан Кадыров потерял все свои бонусы любимой игрушки Путина». Чеченский правозащитник Абубакар Янгулбаев, вынужденный покинуть Россию, считает, что, отправляя своих бойцов в Украину и сообщая, что он сам находится под Киевом, глава Чечни хочет выслужиться перед Владимиром Владимировичем. По мнению Абубакара, после похищение его матери Заремы Мусаевой, Кадыров попал в немилость Кремля. О вторжении в Украину, параллелях с войной в Чечне и нарушениях прав человека в России Янгулбаева рассказал в интервью Марте Ардашелия.

SOVA LOGO NEW SMALL Другая SOVA featured, Абубакар Янгулбаев, Владимир Путин, Рамзан Кадыров, Россия, Чечня

— Мы видели заявления в сети, в том числе и официальные, по поводу того, что отряды Кадырова и он сам находятся в Украине. Можно ли доверять видео, которое было опубликовано.

— Я не верю в то, что это правда. Тем более Кремль опроверг, что Кадыров находится в Украине. Кадыров в принципе там не может быть, потому что он не является военным. На бумаге он просто губернатор российского региона. Максимум, какие у него есть околомилитаристские регалии, – это генерал Росгвардии, генерал полиции. Это все не генерал армии, и путать это ни в коем случае нельзя. Сейчас его там точно не было – это все была инсценировка, спектакль для хайпа, пиара, как он любит.

Если он и поедет, то точно не будет принимать участие в боевых столкновениях. Это как прийти в Донецк или Луганск и сказать, что я на войне. Никто не верит в то, что ты на войне, никто не верит даже в твои способности ведения войны, никто не верит даже в твои тактико-стратегические способности: какую позицию занять, где что делать, сколько отправить людей.

Вспомним 2014 год, в городе Грозный захватили Дом печати, он руководил этой спецоперацией. Что произошло? Там был ад! Четверо человек засели в здании, и они не могли их оттуда вытащить, сожгли все здание. До этого потеряли больше 50 человек, раненными – еще больше. Это не тот человек, которого будут отправлять для того, чтобы вести войну или какую-то спецоперацию. У человека просто навыков и знаний для это нет. Так что, это видео – точно фейк, театральная постановка для пиар-хода.

Все, что Кадыров сейчас пытается делать, – ради того, чтобы оправдаться перед Путиным, опять получить свои бонусы. Он же сильно потерял поддержку Путина после всех этих митингов против нас. Он заигрался в диктатора. Его вызвали на ковер и дали понять, что да как. И после этого он находится в немилости у Путина. И все те шаги, которые сейчас предпринимает Кадыров, – для того, чтобы перед ним оправдаться, перед ним выслужиться. Это типичное поведение обычной собаки. Пес Путина.

— После похищения твоей матери в Грозном были организованы массовые акции протеста против вас. Затем Кадырова позвали в Кремль. Что случилось?

— До этого вызова Путин его вообще не вызывал. То есть с 2017 года они вообще не виделись. И Путин, в целом, в этом году никого не вызывал, а если и вызывал, то этот человек должен был пройти двухнедельный карантин, после этого он с ним встречается на очень большом расстоянии, там целая процедура. В целом, даже плана не было вызывать Кадырова. Это произошло внепланово, именно из-за того, что он совершил грубую ошибку со всем этим своим диктаторством. Он своими действиями перебивал планы Путина на счет Украины. Конечно, это сказывалось на дальнейших действиях Путина и расстраивало все его дальнейшие планы. И вот его вызвали, и после этого он просто замолчал. Они официально сказали, что обсуждать семью Янгулбаевых больше не будут, обсуждать историю с мамой не будут, и все – тишина. Они ничего после этого не говорят и не говорили, просто сказали, что мы больше не говорим.

Есть информация, из разных источников, есть источники, которым можно доверять, есть источники, которые могут быть сомнительными, но они все говорят об одном и том же – у Кадырова на том визите вообще не была добрая встреча, как он всем рассказывал в своем Instagram. Там была, как раз, жесткая встреча, после которой он потерял все свои бонусы любимой игрушки Путина. Он все это растерял и сейчас пытается сделать максимально все, чтобы опять вернуть свое положение перед Путиным, чтобы быть самым верным, самым лояльным, так как Путин его кормит, а, если Путин не будет его кормить, то ему конец.

«Кадыров – существо из пробирки Путина». Интервью с Абубакаром Янгулбаевым

— Ты считаешь, что история с тем, что он якобы находится в Украине – это часть пиар-компании для того, чтобы вновь заслужить доверие Владимира Путина?

— Все эти видео, которые они снимают, постановочные. Я имею в виду видео, где они красиво стоят вооруженные, нарядные, накрашенные, с этим оружием – вот мы в резерве, мы готовы туда поехать – это все постановка. Пытаться быть похожими на студию MARVEL – это, конечно, подчерк Кадырова, я это все понимаю. Он еще ребенок психологически, на самом деле это так. Он просто пытается получить еще больше бонусов перед Путиным, казаться еще более лояльным, более преданным, самым преданным человеком на этой Земле. Я думаю, даже жена Путина столько не пыталась казаться преданной, как Кадыров.

— Ты считаешь, что эти действия согласованы с Кремлем или это самостоятельный пиар-ход Кадырова, чтобы набрать баллы перед Кремлем?

— Пиар-акции, в принципе, не должны быть согласованы с Кремлем, это не какие-то радикальные действия, они не выходят за рамки, не дестабилизируют ситуацию, в каком-то смысле они даже помогают той части населения России, которая поддерживает. Видят, что вот есть такие кадыровцы, которые готовы всех порвать и разорвать. Но есть существенное различие между кадыровцами, которые воюют на Украине, и чеченцами, которые защищали свою землю. Надо понимать, что первые, кадыровцы – они вообще не имеют понятия, что делают, зачем, что происходит, они даже эту местность не знают. А чеченцы, которые защищали Грозный, свою землю, Чечню, свой дом, они прекрасно знали, за что воюют, они были готовы действительно отдать свою жизнь, им не надо было платить, деньги им были не нужны, тут уже был вопрос о выживании. В то же время, они прекрасно знали свои горы, свою землю, свой дом, свой город и факт того, что чеченцы получили эту славу, эти две войны с Россией, автоматически почему-то эта слава перешла к кадыровцам, что они тоже могут так воевать. Но это вообще не так.

Кадыровцы – это то, что выращено по примеру обучения российского военного дела, и сейчас мы точно можем сказать, что российское военное дело с 90-х годов никак не изменилось. Они приехали в Украину с этой рухлядью, которой воевали в Чечне – старые автоматы, старые танки… Где супермощные арматы, которые показывают на 9 мая? Их нет. Где их ракеты в 20-25 махов? Это же мультики. И тактика не поменялась. Тактика – танки в город, раш по центру. То же самое было в Грозном. Также и в Грозном это было провально, было много потерь среди своих же военных. То же самое и в Украине. Они также перешли к этой тактике – просто градом артиллерия посыпает населенные пункты и просто туда заходят. А так делать нельзя.

Понятное дело, они так поступали в Чечне, потому что всех обозвали террористами, а когда ты называешь кого-то террористом, там не действует линия Женевской конвенции и другие международные договоры, по которым нужно соблюдать какие-то правила – не посыпать градом населенные пункты. А тут они обязаны соблюдать эти правила, но, несмотря на запреты, все равно используют эту тактику, просто посыпать градом населенные пункты и заходить туда. Поэтому мы видим обстрелянные роддом, Дом культуры, школы, жилые дома, погибают и умирают мирные жители. Мирные жители, они вообще-то должны быть за войной.

И сейчас думать, что Кадыров – это те же чеченцы, которые воевали за свою землю в 90-е и нулевые против России – огромная ошибка. Кадыровцы – это те же русские солдаты, которые воюют там. Они умеют воевать точно так же, как воевали солдаты федеральных войск России против Чечни в 90-е, это все то же самое. Также провально и гибло.

И даже сейчас видно, что этот план блицкриг – фашистский план, чтобы все захватить, быстро взять столицу, быстро определиться, кто там будет во главе, поставить свою марионетку – он не удался. Потому что ресурсов не было. Они не продвигаются в том масштабе, в котором нам рисуют. Они продвигаются по дорогам, по полям они не продвигаются, а вот часть за дорогами, она неподконтрольна России, она подконтрольна Украине. Там могут быть партизаны в том числе. Так что, и карты рисуют неправильно. И сейчас очевидно, что Россия завязла. План России – уничтожить вначале важные стратегические и военно-стратегические объекты и потом быстро занять столицу – он не удался, он провалился. Другого плана нет.

Сейчас они взяли паузу. Паузу для переговоров. И вот с этими переговорами они будут наращивать новые силы. Наращивать новые силы из срочников нельзя, потому что запрещено использовать срочников на войне. Поэтому под видом добровольцев будут собирать людей – тех, которые принимали участие в разных конфликтах, в том числе и в Казахстане, Нагорном Карабахе, во всех тех конфликтах, которые были на постсоветском пространстве. Возможно, даже будут собирать заключенных, которые сидят в тюрьмах и использовать их.

Критики Кадырова сообщили о пропаже своих родственников в Чечне. Что известно

— Пользовательница Instagram Юлия Панкова, которая является свидетелем событий в Гостомеле, так описывает кадыровцев: «В георгиевских лентах, на спинах с надписью «разведка» они вырвали калитку, влетели в дом за секунду по-спецназовски, врываясь в каждую комнату». Похож подчерк на них?

— Конечно, это они. Во-первых, опять георгиевская лента. Не только они носят георгиевскую ленту, это еще один признак того, чтобы сильнее подлизнуться к Путину, потому что понимают, знают, что Путин очень любит эту ленту и обожает все вот это про 9 мая. Это же главный праздник для него. То, что они двигаются как спецназовцы, ходят, бродят – это понятно, это же и есть Росгвардия, это и есть работа полиции, спецназа. Уже после того, как оккупировали территорию, проводить зачистки. То есть смотреть, что осталось. Это не прямые боестолкновения.

Действительно, те кадыровцы, которые кадыровцы, они заходят в районы уже после оккупации, начинают входить и просто как в Чечне мучают мирное население. А на самом деле в реальном бою они ничего не могут и не смогут, потому что их даже не учили и даже невозможно научить. Их можно научить только пытать безоружное, мирное население, вот и все.

— Мы знаем, что на стороне Украины тоже воюют чеченцы. Тебе известно что-нибудь про эти отряды?

— Там точно есть два батальона – имени Шейка Мансура и имени Дудаева, и создается еще третий. Это люди, которые, по большей части, из Европы, в том числе и из Турции, которые также имеют боевой опыт. Я уже читал их интервью, их основная цель – это через Украину добиться той же независимости и дальше двигаться в направлении независимости Чечни.

— Последнее время часто читаем в соцсетях, как боевой дух украинцев сравнивают с тем путем, который прошли чеченцы. Ты видишь это сходство, и в чем оно?

— Конечно, я уже подготовил анализ и буду его публиковать, где есть схожие черты и вообще обстоятельства по войне в Чечне и войне через 30 лет в Украине. Что похоже – это то, что люди защищают свою землю. Людей пытаются оккупировать, там вопрос именно о том, чтобы пошатнуть их независимость, суверенитет, используют те же тактики, то же оружие, также этот град – на населенные пункты, не разбираются, кто мирный житель, а кто воюет против них, также используется идеология и пропаганда, чтобы население и российская армия возненавидела народ. То есть чеченцев называли террористами, украинцев в России называют нацистами, и это повышает уровень ненависти.

Но есть существенное различие – все-таки Чечня была очень маленьким регионом. Если, допустим, в Украине 40 миллионов, то в Чечне на тот момент было даже меньше миллиона и у Чечни вообще не было поддержки со стороны других стран, со стороны Запада. И несмотря на это, история в Чечне началась в начале 90-х и окончательно закончилась после 2014 года, после того, как был захвачен Дом печати. То есть это продлилось 20 лет. У Украины еще больше шансов с этой поддержкой отстоять свои позиции и добиваться дальше своей твердой независимости от России и стать полноправным членом Европейского Союза, может быть и НАТО. Это хороший путь.

— Если Россия потерпит поражение, и судя по всему, она не так успешна в Украине, несмотря на то, что и украинцы не выигрывают в этом бою, но они как бы и не проигрывают, можно ли предположить, что вспыхнет Чечня?

— Обязательно. Не обязательно именно Чечня вспыхнет, но вспыхнет вопрос о том, что Россия будет разваливаться, как развалился Советский Союз после неудачной операции на Ближнем Востоке и в Восточной Европе, все – то же самое. Афганистан, Сирия, и все те страны, где проводились безуспешные операции, та же Чехословакия – это все было провалено для Советского Союза, и после этого последовал тотальный распад СССР. Такая же судьба ждет Россию. Потому что, с одной стороны – Япония заявляет о своих территориальных претензиях, Китай будет заявлять сейчас о своих территориальных претензиях на Сибирь, Дальний Восток, Грузия, Украина, Финляндия, Прибалтика… Кавказ не захочет быть в такой России, я имею в виду Северный. Татарстан, Башкортостан – это те республики, которые даже, когда Советский Союз распадался и оставалась одна Россия, тоже не хотели. Они согласились только потому что им дали широкую автономию, налоговую независимость (Татарстану и Башкортостану).

Грозный Кадыров: «герой России» и громкие убийства

— Какие настроения сейчас в Чечне? Они дают полагать, что на этой волне люди могут опять восстать?

— Настроения в Чечне всегда сепаратистские. Сепаратизм – это не плохое слово, это как отделиться, ничего плохого в этом нет. Оно всегда было в Чечне таким, и оно всегда таким останется. С переменным успехом, грубо говоря. Какое-то время пламя сепаратизма будет небольшим, какое-то время – большим, но оно будет всегда. Сейчас Чечне просто нужно больше ресурсов и возможностей. Не может же народ восстать, не имея, допустим, ресурсов на это и, когда он полностью изолирован, когда все оружие и вся власть сконцентрированы в руках кадыровцев. В такой ситуации это сложно. Это все не за горами.

Если брать в пример историю Чечни, то она переживала периоды и намного хуже, например, депортацию, когда Чечня вообще была стерта с лица земли, расформирована полностью, ее вообще не было на карте. Я считаю, это было хуже, чем сейчас, но и сейчас тоже очень плохо. Всему свое время. С того момента же произошло восстание и для этого восстания должны были произойти определенные шаги. Это не вопрос о том, будет или не будет. Это будет, но, когда это будет, мы не знаем. Это может произойти завтра, а может произойти через год.

— Тема войны перекрыла историю с твоей матерью. Расскажи, какие сейчас последние данные о ней, какое ее состояние и что вообще происходит по вопросу ее вызволения из тюрьмы?

— Как и со всеми людьми в России, которые оказываются под давлением этой диктаторской машины, права человека у всех – не только у заключенных, но и у свободных людей – ушли на двадцать второй план. Это большая трагедия. Тем более Россия сейчас сама вышла из Совета Европы, в том числе вышла из юрисдикции Европейского суда по правам человека. Я по своей практике знаю, что только через использование европейского механизма можно было добиться справедливости, справедливых компенсаций и возобновления расследований по пыткам, по убийствам, которые совершаются представителями правоохранительных органов. Сейчас это тотальная и массовая беда в России.

Конечно, история с моей мамой тоже попала под эту беду, и сейчас в Чечне, по неподтвержденной информации, пытаются добавить ей еще статьи, чтобы дальше удерживать ее в заложниках. Даже то фейковое дело, по которому они ее обвиняют, что она напала на сотрудника, хотя это было в принципе невозможно. Ее похищали здоровые вооруженные кадыровцы, и напасть она ни на кого просто физически не могла. Делается это только для того, чтобы ее удерживать, потому что при судебном решении, даже если изберут лишение свободы и посадят ее в тюрьму, максимум в течении месяца будет еще один суд, по которому ее освободят, потому что у нее – сахарный диабет с осложнениями. То есть по закону ее нельзя держать в местах лишения свободы. И вот они пытаются сделать все, найти нарушение закона, сфальсифицировать материалы уголовного дела, создавать фейковых свидетелей для того, чтобы повесить на нее новые статьи и удерживать ее дальше в СИЗО. Потому что СИЗО – это следственный изолятор временного содержания, и там можно хоть как-то ее удерживать. То есть, у закона четкого ответа на это нет, а вот уже в колониях общего, строго режима, вообще в тюрьме ее держать нельзя, запрещено.

Сейчас все жалобы, все заявления, которые мы направляли в Москву, в центральные правоохранительные органы, просто спускают в Чечню, а в Чечне, понятное дело, на все наши заявления и жалобы отвечают, что все было законно. Несмотря на то, что мы приводим обоснованные, объективные доказательства, доводы, нам отвечают, что все было законно. Они просто даже не разбирают, почему это было законно, просто пишут: «Мы изучили ваши доводы, все было законно». А доводы совершенно конкретные, что у полиции в целом нет права врываться в чей-либо дом, если в этом доме не совершается преступление и там не находится преступник. Этих оснований не было. Начиная с этого момента и идут все эти нарушения. Этих сотрудников необходимо привлечь к уголовной ответственности за превышение должностных полномочий, но в Чечне это не работает.

Марта Ардашелия

Вам также может понравиться

Ещё статьи из рубрики => политика