Свяжитесь с снами

СОВА

СОВА

Голоc стен

#art

Голоc стен

Голоc стен

Всевидящее око на стене обшарпанного дома, портрет прародительницы в стиле поп-арт на трансформаторной подстанции и девушка, балансирующая на стуле меж глазниц старой советской фабрики… Серыми эти тбилисские улицы уже вряд ли назовешь. Авторы муралов – масштабных настенных рисунков – не говорят по-грузински. За них говорят их работы. Хатиа Хасаиа познакомилась с искусством, скрасившим суровый урбанистический пейзаж.

Создатель Евы

Лапиз, Германия

Создатель одного из рисунков – Лапиз, немецкий уличный артист. В Тбилиси он по приглашению. Благодаря запросу, поступившему на Isupportstreetart (база всех стрит-артистов, куда поступают предложения с проектами, — прим. СОВЫ), немец стал участником самого масштабного в своей творческой карьере проекта «Уличное искусство для прав человека». Его реализует международная правозащитная организация Truth Hounds в Грузии. Соединить права человека и искусство, при этом вовлечь грузин в дискурс – главная идея проекта. В рамках инициативы три зарубежных и два местных уличных художника украсили стены города тематическими муралами.

До своего приезда о Грузии Лапиз знал мало: полиэтническая страна, церкви, проблемы с Россией и война 2008-го. Свой рисунок он основал на двух интересных научных фактах, но с учетом местного контекста и человеческой истории, о которой ему поведали. Истории о Майе Отинашвили, 37-летней жительницы Грузии, матери троих несовершеннолетних детей. Майю похитили т. н. пограничниками 29 сентября 2018 года в районе села Хурвалети Горийского района близ линии оккупации Южной Осетии.

«Организатор проекта – украинская организация. Как в Украине, так и в Грузии территории оккупированы. И это то, что я хотел нарисовать. Чтобы Ева с одной стороны была на фоне грузинского флага, а с другой стороны — российского. Я обозначил это цветами – красным и синим. По центру цвета объединяются фразой «Все мы дети одной матери». Этим я хотел показать и разницу, и единство одновременно», — поясняет Лапиз, обводя краской грузинские буквы.

У трансформаторной подстанции за домом 18 теперь есть имя – Ева. И жителям, кажется, она уже чуть больше нравится. Надпись рядом гласит: «ყველანი ერთი დედის შვილები ვართ» («Все мы дети одной матери»).

Своим появлением Ева обязана теории Брайана Сайкса, согласно которой, у всех живущих в Европе людей семь общих женщин-предков. Иными словами, теория призывает: вместо того, чтобы делить друг друга на «своих» и «чужих», можно объединить всех в одну большую родственную группу. Теперь голубые глаза Евы приобретают иной смысл. Исследование Копенгагенского университета показало наличие у всех голубоглазых людей общего предка, жившего около 6 000-10 000 лет назад.

Лапиз занимается уличным искусством уже 13 лет. Для него стало неожиданностью приглашение на участие в проекте, поддерживаемом американским посольством, ведь с американской дипломатией у него сложились не самые теплые отношения. Муралы в Германии с изображением Эдварда Сноудена посольству по душе не пришлись. «ЦРУ не было, но паспорт мой проверяли», — вспоминает с улыбкой художник.

Лапиз живет по принципу: если есть что сказать, надо сделать это громко. «Я очень рад тому, что рисую в простом жилом районе, ведь, если ты хочешь нарисовать что-то значимое, то оно должно быть там, где может что-то значить. А судя по реакциям, которые я видел, оно не оставляет равнодушным и трогает. Значит, миссия выполнена».

По мнению организатора проекта Свитланы Валько, эффективным способом наладить коммуникацию с людьми и вызвать дискуссию может быть именно искусство. «Этим проектом хочется напомнить людям, что права человека носят универсальный характер. А искусство – универсальный язык, на котором можно говорить с людьми всех типов. Цель – вовлечь грузин в дискурс о правах человека, о том, что они неотъемлемы, о том, что права – это основа демократии. Грузинская демократия молода, как и грузинский стрит-арт. Мы считаем, что в грузинах права и свободы органично заложены. Они любят справедливость и ценят свободу. Важно, чтобы людям напоминали о наличии у них этих прав. А государство, каким бы оно ни было, должно соблюдать их».

Некоторых критиков провоцирование дискуссии, пробуждающей чувство ответственности, радует, но зато смущает другое – форма выражения. Есть мнение, что инициативы муралистов – это демонстрация своего собственного «Я», и вместо коммуникации с обществом, они словно хотят присвоить себе город – то, что принадлежит не только им. Но сами артисты заявляют: они в основном работают с темами, что витают в воздухе и волнуют общество.

Арт за права человека

Дино, Бразилия

Дино Бенто использует язык стен на протяжении около 15 лет. Он уже «говорил» в Бразилии, Португалии, Франции, Испании, Германии, Словении, Венгрии, Англии, Румынии… Органические элементы, богатство деталей и способ использования цветов – это его характерные «слова». Каждый нарисованный им элемент несет свой знак, что в сочетании с предлагаемым контекстом усиливает коммуникацию. А еще ее усиливает место.

Появление мурала на стене Национальной библиотеки – символично. Дино рассматривает образование как основной инструмент трансформации и возможностей, которые может иметь человек. Стоя на подъемном кране в длинном желтом дождевике, Дино завершает рисунок. Движениями кисти он символично показывает эффект, который может дать доступ к образованию: укрепление корней, расцвет и распространение.

«Правящий класс (эксплуататоры) не заинтересован в том, чтобы люди с низким доходом имели доступ к качественному образованию. Это может вывести их из эксплуатируемого государства, дешевой рабочей силы и статуса жертв социальной несправедливости. Обеспокоенный тем, что происходит в моей стране, я вижу, что проблема глобальна. Доступ к образованию отсутствует из-за стратегии, ориентированной исключительно на элиту», — считает художник.

В свой второй мурал на стене советской электромеханической фабрики в «Электроверке» Дино попытался вложить мирное послание. Метафорически использованная сломанная стрела для некоторых племен бразильских аборигенов является символом конца войны, а глаз – взглядом на новое время.

«Поскольку Грузия недавно воевала, в этот период очень важно смотреть на трансформационные действия без необходимости войны. И глаз – это тот самый новый взгляд и взгляд всех тех, кто смотрит на мир с оккупированной территории в том числе».

Родина самого Дино, Бразилия, по словам исполнительного директора местного офиса Amnesty International Атила Роке, живет в ситуации постоянного нарушения прав человека. Это волнует художника.

Дино считает: артисту надо быть осторожным с посланиями, которые он транслирует, и с тем, как их могут интерпретировать, поскольку работа выставляется на обозрение публики. Но настенные рисунки он считает и важным инструментом в деле решения проблем, даже таких сложных, как права человека:

«Рисунки на стенах помогают нам понять мир и поведение человека с первых росписей в пещерах. Искусство обладает способностью сенсибилизировать людей, заставляя их взглянуть на мир по-другому. Это один из способов для человека раскрыться и попытаться понять ситуацию другого человека. Оттуда легче понять, о чем говорят стены и почему нужно занимать общественное пространство искусством».

Символ Донбасса

Саша, Украина

Саша Корбан занял искусством немало общественного пространства в Украине. Саша – самоучка и один из ведущих муралистов страны. В 2014 году он покинул родной поселок Кировское Донецкой области, потому что было уже слишком страшно слышать звуки «Града».

Саша отправился в чужой ему Бердянск, а потом – в Киев. До переезда он принял самое сложное в жизни решение – уйти с шахты «Комсомолец Донбасса», на которой проработал пять лет. Еще тогда он совмещал горняцкую работу с рисунком на стенах. В это дело влюбился, как сам говорит, с первого «пшыка» баллончика.

В основе муралов художника – реальные истории обычных людей. Одна из последних его работ тоже история – история шестилетней Миланы Абдурашитовой, украсившей мариупольскую 15-этажную высотку. Война в Донбассе сделала ее сиротой. Мама девочки, прикрыв собой Милану, погибла в 2015 году во время одного из обстрелов. Милана теперь живет с бабушкой и передвигается с помощью протеза.

«Этим муралом я хотел напомнить нашим властям, что война идет пятый год. Хотя ее и называют АТО, это самая настоящая война. Мариуполь, слава Богу, остался под украинским флагом. И это непередаваемые ощущения, вернуться туда спустя четыре года и нарисовать девочку, символизирующую мир. Это о том, что войну нужно остановить. Это о том, что все дети имеют право на мирное небо».

Привыкший к таким масштабам, четырехэтажный тбилисский холст для Саши не стал вызовом. А отваливающиеся куски штукатурки не стали проблемой. «Жалко же до слез такую красоту, скоро все отвалится», — сетует проходящая мимо жительница. Тоже художница. Но Саша отвечает, что в таком случае нужно просто ловить момент. Идея его рисунка, придающего жизни старой «умирающей» стене той же советской фабрики, заключается в поиске постоянного жизненного баланса.

«Нежная хрупкая девушка, пытается удержаться на горе хаотично разбросанных стульев – это метафора хаоса в нашем мире и разнообразия ситуаций и событий, через которые мы все проходим: позитивных, трагических, счастливых и грустных. Именно они заставляют нас балансировать и находить жизненную гармонию», — объясняет художник.

Саша определяет уличное искусство как массовое оружие, которым можно донести посыл до огромного количества людей. «Рисунки распространяются по всему миру через интернет. И этот мурал я рисую не только для Грузии, у которой тоже есть подобные проблемы. Это для всего мира. И надеюсь, многие зрители примут концепт».

More in #art

Спецпроект НАТО

#спецпроект СОВЫ

Advertisement

#главное

Advertisement
To Top