Лицо со спины: Smaki – новое имя грузинской моды
Свяжитесь с снами

СОВА

СОВА

Лицо со спины: Smaki – новое имя грузинской моды

#fashion

Лицо со спины: Smaki – новое имя грузинской моды

Лицо со спины: Smaki – новое имя грузинской моды

А вас когда-нибудь просили повернуться спиной, чтобы сфотографировать? Меня затмила девушка-аппликация из Тбилиси в леопардовых очках, с красными волосами из ниток и утрированно пухлыми губами. Если вы наберетесь смелости и купите этих красоток, лучше брать сэтом… вместе с грузинским вином. Чтобы, с горя, напоить собственное эго. И помните, не подавайте виду, улыбайтесь. Даже если вас снимают со спины.

Студентка Майя Сирадзе, как и большинство грузинских дизайнеров, училась в Тбилисской государственной академии художеств. Здесь же она получила второе имя — Смаки. Назвать своим именем собственный бренд решила во время работы над дипломом. Пять луков объединило название Funny girl. Одежда, обувь и аксессуары — все ручной вязки. Шартрез или ядовито-зеленый, электрик лайм, насыщенный оранжевый, лимонно-желтый и лазурный… Сочетание не сочетаемого. Смелые и оригинальные дизайнерские эксперименты, комбинация совершенно разных цветовых оттенков. Направление в мире моды, которое называется color blocking. Яркий показ не остался незамеченным.

Авангард, что значит «идущий впереди»

Распустив темные густые волосы-пружины, Смаки любит гулять по Тбилиси. В ботинках Dr. Martens и радужных нарядах собственного дизайна. Она слушает блюз и черпает вдохновение в граффити Жан-Мишель Баския. Смаки — романтик. Самоуверенный, амбициозный и трудолюбивый. Она не шьет одежду, она создает работы. Ее ателье — мастерская. Когда разговор заходит о ее профессиональной деятельности, словарю моды предпочитает словарь художественных терминов. А для всего, что создает бренд Smaki есть одно подходящее слово — авангард.

На счету дизайнера: четыре тематические коллекции; победы в конкурсах для начинающих дизайнеров в Грузии; приглашения в качестве гостя на показы в Париж, Ванкувер, Лондон, Брюссель, Нью-Йорк и Лос-Анжелес. Правда, ни на один из них попасть девушке не удалось. То не давали визу, то не хватало денег на поездку. Последние два года бренд успешно продается в Берлине. Недавно открылся магазин и в Тбилиси. Модницы со своего мира получают заветные посылки, связываясь с дизайнером в социальной сети.

— Смаки, насколько востребованы твои работы? Дизайнер одежды — это твоя основная деятельность?

— Да, к счастью, мне повезло быть полностью погруженной в любимое дело. Заказов достаточно много. Времени не всегда хватает. Бывает, что работаем на износ. Старые коллекции уже почти распроданы. На подходе пятая коллекция. Хочу посвятить ее красоте по-африкански — экзотическим африканским женщинам. Соответственно, аппликации на моих работах украсят интересные аксессуары.

— Насколько легко было определиться с выбором профессии?

— Я с детства очень тщательно подбирала себе одежду. Мне было сложно угодить. Готовые наряды я всегда переделывала, добавляла что-то свое. А то, чего очень хотелось, но купить было нереально, шила сама. Надо отметить, что шить я не умела. Выглядело это так — достаточно неплохие задумки в ужасном исполнении. Мы тогда жили в Варкетили (один из спальных районов Тбилиси, — прим.СОВЫ). Моя творческая фантазия повергала в шок соседей и не только. Жить стало легче, когда сестра моей прабабушки научила меня вязать спицами и крючком.

— Объемные аппликаций появились уже тогда?

— Инспирацией для их создания стала футболка, купленная в подростковом возрасте в винтажном магазине. На ней был нарисован силуэт лица с приклеенным пластырем. Пластырь был из ткани и выглядел очень реалистично и оригинально. Я была в восторге от покупки, скорее помчалась домой. Мне не терпелось надеть обновку. В тот же вечер постирала аккуратно и повесила сушить рядом с газовым обогревателем. Произошла трагедия. Футболка сгорела. Это сейчас мне смешно, а тогда было обидно. До слез. Я отрезала пластырь и сделала свою версию лица на новой, другой футболке. Так появились лица. Так появились 3D аппликации.

— Расскажи, кто они, твои персонажи? Девушки? Даже не знаю, как правильно назвать…

— На самом деле, это всегда одна и та же девушка, только в разных образах. Так я себе это представляю. Это не персонаж. Скорее, автопортрет. Когда я делала аппликации, вырисовывая овал лица, скулы, поняла: она становилась похожей на меня. Но это было сделано неосознанно. Потом захотелось с ней поиграть. Покрасить ей волосы, сделать темнокожей, поменять прическу и цвет губ, украсить аксессуарами.

— Сама аппликация выполнена на очень высоком уровне. Тонкая ручная работа. И что самое интересное, использованы необычные материалы. Существует шаблон или эскиз?

— Рисунка предварительного нет. В голове появляется идея, сразу начинаю что-то вырезать. Вяжу объемные детали, расставляю акценты. Часто бывает, что задумывала одно, а в процессе работы все менялось. Ткани, материалы — самые разные. Это микс ниток, ПВХ, кожи, металла, множества фактур, цветов… Кстати, пластик сейчас очень актуален.

— Насколько часто создаешь работы с учетом новых тенденций индустрии моды?

— Периодически бывает, что учитываю. Но не всегда. Для меня это совсем не главное. Мои работы не для масс маркета. Не потому что они очень дорогие и их не все смогут себе позволить. Концепт другой. Это дизайнерская ручная работа. Очень специфическая и индивидуальная. Для смелых, неординарных личностей. В них всегда есть идея, ДНК меня, то есть автора. Вот, что для меня важно.

— Есть ли любимый дизайнер? Чью одежду сама носила бы с удовольствием?

— Нет. Я сама себе дизайнер. Шоппингом занимаюсь, в основном, за границей. Когда получается выехать из страны. В Тбилиси одежду покупаю в секонд-хендах.

Также в рубрике #fashion

#cпецпроект СОВЫ

Коронавирус в Грузии

Получайте рассылку

Девушки заброшенных фабрик

11 из Грузии: истории, которые вдохновят

WeekEnd Навигатор

#спецпроект НАТО

#спецпроект СОВЫ

Advertisement

#главное

Advertisement