Свяжитесь с снами

СОВА

СОВА

Из Грузии с любовью

#политика

Из Грузии с любовью

Грузия – бесспорно, самая демократичная страна на Южном Кавказе. Здесь не преследуют за инакомыслие, не сажают в тюрьму за участие в акциях протеста и не закрывают редакции за нелояльность к властям. По крайней мере, на официальном уровне. Рейтинги многочисленных авторитетных организаций из года в год подтверждают, что в Грузии безопасно жить, работать и выражать недовольство чем или кем бы то ни было. Но как показали события последних дней, право на безопасность отдельных личностей заканчивается там, где начинаются государственные интересы. Особенно, если эти личности – граждане других стран. Грузия в плену стратегических партнеров – в материале Софии Тетрадзе.

Побег из убежища

На последние 15 лет пришлось две волны эмиграции азербайджанских диссидентов: первая — в 2003-м. По мнению западных наблюдателей, выборы, по итогам которых в должность президента вступил нынешний лидер Азербайджана Ильхам Алиев, были сфальсифицированы. Политически-мотивированные аресты и преследование несогласных участились. Многие азербайджанские инакомыслящие устремились в соседнюю Грузию, где совсем недавно произошла «Революция роз» и к власти пришел прозападный реформатор Михаил Саакашвили.

Вторая волна произойдет только через 10 лет, когда в Баку начнутся антиправительственные акции протеста. Десятки их участников будут задержаны. Другие преследуемые вновь обратятся к Грузии — «маяку демократии» в регионе, как в 2006 году в Тбилиси заявил американский президент Джордж Буш-младший. Но уже в году 2014-м гражданам Азербайджана начнут все активнее отказывать и в политическом убежище, и в виде на жительство. Многие станут жаловаться на угрозы. Природа и периодичность массового исхода критически настроенных к властям Азербайджана журналистов и общественных деятелей в Грузию более чем ясны. Правда, о том, почему теперь Тбилиси все чаще игнорирует их право на безопасность, остается лишь догадываться. Об уязвимости азербайджанских диссидентов в соседней стране говорит и факт их оттока из Грузии.

Среди них Гульнур Казимова, которая с 2007 по 2014 год работала корреспондентом «Радио Азадлыг» (азербайджанская служба «Радио Свобода», — прим. СОВЫ) во втором по величине городе Азербайджана Гяндже (офис «Радио Свобода» в самом Баку закрыли после полицейского рейда 24 декабря 2015 года). И даже в условиях усиливающегося давления на журналистов, Казимова продолжала делать свои критические репортажи, за что регулярно попадала в полицейские участки, где ей доходчиво объясняли, почему критиковать власть не стоит. В результате Казимовой было отказано в доступе почти на все главные госмероприятия в Гяндже. Респонденты один за другим отказывались давать интервью журналистке. Постоянные угрозы в ее адрес и в адрес ее семьи, в итоге, вынудили Казимову покинуть Азербайджан.

Гульнур Казимова. Фото из личного архива

В конце декабря 2014 года журналистка вместе с супругом и 5-летним сыном прибыла в Грузию. Но 29-я в рейтинге безопасности World Economic Forum страна не смогла обеспечить безопасность азербайджанского диссидента.

Казимова и ее семья за каких-то три года по настоянию правозащитников из Human Rights House 11 раз меняли адрес в Тбилиси. В январе 2015 года журналистка столкнулась с уже очевидными угрозами. Тогда человек, представившийся как сотрудник службы безопасности, направил оружие на супруга Гульнур. Последний уверен, что эта была попытка провокации. Он снял происходящее на камеру своего мобильного телефона.

«Появившаяся на месте инцидента полиция задержала его и отобрала телефон. Но у него был другой, и когда полицейские вышли из машины, он позвонил в 112 и сообщил о происходящем. Интересно, что патрульные пытались исказить его показания и представить ситуацию так, будто это мой супруг спровоцировал ссору. При этом они отказывались упоминать о том факте, что сотрудник службы безопасности направил на него пистолет», — рассказывает СОВЕ Гульнур Казимова.

Позднее вышеуказанный сотрудник службы безопасности нанесет повторный визит семье Казимовой, будет извиняться и просить не отправлять видео инцидента в МВД страны, что супруги первоначально и намеревались сделать.

«Нам стало его по-человечески жалко. Он умолял не жаловаться на него. Сказал, что у него дети и, если он потеряет работу, то их нечем будет кормить. Мы сами пережили нелегкие времена и решили не портить человеку жизнь».

Спустя некоторое время за Казимовой стали следить. Черный автомобиль марки Toyota Camry с тонированными стеклами появлялся в поле зрения журналистки несколько раз (согласно грузинскому законодательству, с тонированными стеклами могут передвигаться только автомобили спецслужб, — прим. СОВЫ). Было очевидно, что за диссидентской семьей наблюдают. Сомнения развеялись, когда из машины высунулся человек с фотоаппаратом и стал целенаправленно фотографировать Гульнур. Ее супруг, в свою очередь, снимал происходящее со стороны на мобильный телефон.

«Мы сфотографировали машину и номер, и обратились в полицию. Они не хотели приобщать снимки к делу. После того, как сотрудница Human Rights House начала возмущаться по этому поводу, они все же приобщили их. А через неделю нам сообщили, что машины с такими номерами в базе Грузии не числится. Через три месяца они закрыли дело, поскольку не смогли обнаружить данный автомобиль», — рассказывает Гульнур.

Впрочем, некоторое время спустя в полицейском участке в Ортачала (район Тбилиси, — прим. СОВЫ, где семейная пара давала очередные показания, удалось выяснить, что слежка велась грузинскими спецслужбами.

«Следователь, который вел дело, Александр Сонидзе, попросту проговорился. На наши подозрения, что это могут быть люди SOCAR (Государственная нефтяная компания Азербайджана, имеющая дочернюю компанию в Грузии, — прим. СОВЫ), он автоматически возразил, что этого не может быть, и что автомобиль принадлежит грузинским спецслужбам».

Казимова и ее семья уже покинули Грузию.

«Я теперь боюсь Грузии так же, как Азербайджана», — признается Гульнур, находясь на территории уже другой, как ей хочется верить, по-настоящему безопасной для ее семьи страны.

«Красные линии»

«Когда нам говорили, что мы напрасно боремся и что демократические преобразования в Азербайджане невозможны, мы ставили в пример Грузию. Мол, посмотрите, там же получилось. Но наступило разочарование. Мне, честно, обидно», — признается азербайджанский рэпер, сотрудник запрещенного в Азербайджане интернет-телевидения «Meydan TV» Джамал Али.

Джамал Али. Фото из личного архива

Молодой человек, преследуемый на родине за нелицеприятные куплеты о семье азербайджанского президента и получивший политическое убежище в Германии, 20 апреля этого года был задержан в Тбилисском международном аэропорту и отправлен обратно в Берлин. Объяснений от пограничников Джамал Али так и не добился. В списке из 14 пунктов о возможных причинах выдворения выходца дружественного Грузии Азербайджана была отмечена графа «другое». Впрочем, сам Джамал уверен: грузинские власти действовали по указке Баку.

«Я подал в суд, потому что хочу знать, в чем конкретно провинился и почему меня не впустили в Тбилиси, который я люблю!».

Джамал Али пал в немилость азербайджанских властей после того, как на молодежном митинге в Баку 17 марта 2012 года исполнил песню с использованием нецензурных выражений. Речитатив критиковал руководство страны и политику правительства. Его арестовали на 10 суток. В местах заключения активиста, по его же словам, пытали.

«Через 10 дней меня отпустили и сказали, чтобы я уезжал из страны, в обратном случае проведу в тюрьме еще пять лет. Это совпало по времени с «Евровидением», и они не хотели огласки. Они понимали, что если не отпустят меня, то об этом начнут писать СМИ и будет скандал», — вспоминает Джамал.

После освобождения он бежал в Германию. Но преследованиям подверглась и семья Джамала Али, оставшаяся в Баку. Мать и родственников музыканта вызывали на допросы в полицию, где настоятельно требовали уговорить сына удалить с Youtube клипы, посвященные президенту Алиеву. Ради безопасности родных ему пришлось тогда уступить. Но сегодня в интернете можно вновь найти видеоролики Джамала. И они опять не о любви.

Джамал Али рад, что после задержания в Тбилиси его отправили обратно в Берлин, а не в Баку, к чему призывали провластные СМИ Азербайджана.

26 декабря 2016 года Ильхам Алиев подписал закон, запрещающий оскорблять главу государства в социальных сетях. С тех пор критика в интернете карается лишением свободы сроком до трех лет. Правда, и без этого закона критиковать лидера в Азербайджане было весьма небезопасно.

Выдворить нельзя оставить

Азербайджанские диссиденты утверждают, что и их коллеге Афгану Мухтарлы было известно о готовящихся провокациях задолго до его похищения. Вот только выбор у журналиста был небольшой, ведь ему окончательно отказали в виде на жительстве в Грузии с формулировкой «угроза национальной безопасности».

Всего за 2016 год, согласно данным министерства по делам беженцев Грузии, с просьбой о предоставлении убежища к властям страны обратились 19 граждан Азербайджана. Лишь одно ходатайство было удовлетворено, четыре не приняты к рассмотрению в связи с отсутствием надлежащих причин для соискания убежища, еще четыре отозваны самими заявителями.

Член оппозиционной партии «Мусават» Дашгын Агаларлы — один из тех, кому в убежище было отказано. Самого Агаларлы арестовали во время пересечения турецко-грузинской границы 1 марта 2014 года после того, как суд в Азербайджане признал его виновным в уклонении от уплаты налогов. Он провел шесть месяцев в грузинской тюрьме.

«Когда я попал в тюрьму, через адвоката я сразу же запросил убежище, но получил отказ. Тогда мы обжаловали решение министерства по делам беженцев, и Тбилисский городской суд обязал его пересмотреть решение. И, вроде, министерство было готово это сделать, меня даже вызвали в ведомство и ознакомили с дальнейшими процедурами. Но на следующий день совершенно неожиданно заявили, что они решили обжаловать решение Тбилисского суда и обратиться в Апелляционный суд».

Дашгын Агаларлы. Фото из личного архива

21 марта было принято решение удовлетворить иск министерства. По законодательству, Дашгын должен был покинуть Грузию в течение 30 дней. Срок истекал 9 июня. Но, неожиданно для Агаларлы, власти Грузии решили продлить разрешение на пребывание в стране еще на год.

«Они поначалу настаивали на том, что я должен уехать. Но мой паспорт был у них. Мне его не возвращали, и я задавался вопросом: как я могу уехать без паспорта? Ситуацию усугублял тот факт, что у моего сына, который является студентом перового курса, нет документа вовсе. В Азербайджане ему паспорт не дали, здесь тоже», — говорит Агаларлы.

Похищенный 29 мая в Тбилиси Афган Мухтарлы, тогда еще не подозревающий о том, что его с мешком на голове доставят в руки азербайджанского правосудия, назвал решение грузинского суда по делу своего коллеги по диссидентскому лагерю политически мотивированным. Мухтарлы предупреждал, что в случае возвращения Агаларлы на родину, тот разделит участь другого азербайджанского оппозиционного активиста — Мехмана Галандарова. Последний 29 апреля 2017 года, по возвращении из Грузии в Баку, был арестован, а позднее найден повешенным в СИЗО (Галандаров активно участвовал в антиправительственных митингах в Баку и в Тбилиси. Был одним из организаторов акции 26 сентября 2016 года у посольства Азербайджана в грузинской столице под лозунгом «Мы не хотим короля!», — прим. автора).

Но вопреки опасениям Афгана Мухтарлы, судьба или ее вершители по ту или эту сторону азербайджано-грузинской границы, распорядились иначе, и в заключении оказался не Агаларлы, а сам Мухтарлы.

Афган Мухтарлы и Дашгын Агаларлы в Тбилиси. Фото из личного архива Дашгына Агаларлы

Дашгын признается, что похищение журналиста Афгана Мухтарлы в этом контексте положительно сказалось на его деле. По крайней мере, диссидент больше не опасается депортации и надеется, что в предоставленный ему срок международные правозащитные организации, к которым он уже обратился за помощью, помогут организовать его семье безопасный побег теперь уже из Грузии.

«Я чувствую себя в сравнительной безопасности благодаря вниманию общества, различных организаций, дипломатического корпуса, активности журналистов и рядовых граждан», — объясняет Агаларлы.

Тбилисский бастион азербайджанского противостояния пал?

«Мы больше не могли вместе собираться. Как будто мы какие-то преступники или представляем опасность», — говорит Гульнур Казимова, отвечая на вопрос о том, как изменилось положение азербайджанских диссидентов в Грузии за последнее время.

Другой немаловажный вопрос: почему ситуация изменилась подобным образом? И почему Грузия, которая долгое время считалась азербайджанскими активистами островом безопасности и свободомыслия в регионе, оказалась неспособной обеспечить безопасность тех, кто обратился к ней за помощью. Власти Грузии перестали адекватно реагировать на угрозы, которые нависли не просто над отдельными диссидентами-иностранцами, но и над международной репутацией страны. Большинство преследуемых в Азербайджане активистов считают, что власти в Баку, на фоне усиливающегося давления на СМИ и подавления свободы слова внутри страны, не смогли спокойно наблюдать за тем, как в соседнем государстве формируется оплот эмигрировавшего азербайджанского оппозиционного лагеря.

Арзу Гейбулла

«Больше всего волнует тот факт, что арест Мухтарлы произошел после того, как проправительственная газета Haqqin.az опубликовала список людей, живущих в Грузии. Они все обвиняются в том, что якобы являются членами какой-то большой организации, которая ведет антиазербайджанскую деятельность», — говорит Арзу Гейбулла, известная азербайджанская журналистка, бывший корреспондент выходящего в Стамбуле еженедельного армянского издания Agos, в разное время сотрудничавшая с Al JazeeraForeign Policy и Global Voices. Арзу покинула страну в 2010-ом году и не может возвращаться туда из-за угроз, появившихся позже в ее адрес. Сейчас она живет в Турции.

«Я не исключаю и того, что этот список составляется уже на протяжении нескольких лет, и азербайджанское правительство попросту выжидало, начав новую волну наказаний», — заключает журналистка.

Причем, сомнений в том, что азербайджанские власти преследуют несогласных не без помощи грузинских коллег, у диссидентов в эмиграции практически не осталось. Официальный Тбилиси судорожно пытается доказать обратное, но партнеры в Баку, судя по недавнему заявлению депутата Милли Меджлиса Эльмана Насирова, в этой компании участия принимать не собираются.

Член комитета по правам человека парламента Азербайджана от правящей партии в интервью «Радио Азадлыг» («Радио Свобода», — прим. СОВЫ) заявил, что переправка Афгана Мухтарлы в Азербайджан была успешной спецоперацией азербайджанских и грузинских спецслужб. В Службе государственной безопасности Грузии эту информацию категорически отвергли.

«Я так понимаю, это заявление — форма давления на Грузию. Насиров — приближенный семьи Алиева и он хорошо информирован. К тому же, подобные заявления никогда не делаются без ведома первых лиц», — уверен Дашгин Агаларлы. Теперь он ждет, когда какая-нибудь действительно безопасная страна предоставит ему надежное убежище.

Диссидент признается: его отношения с Грузией закончены. Такие настроения разделяют и другие азербайджанские диссиденты и журналисты. Гульнур Казимова и ее семья больше не собираются возвращаться в Тбилиси. А Джамал Али ждет решения грузинского суда и разъяснений, почему ему запретили въезжать в страну. Он бы хотел иметь возможность приезжать в Тбилиси, правда, пока не уверен, что осмелиться на такое. По крайней мере, в обозримом будущем:

«Мы, все те, кто борется за будущее Азербайджана, больше не можем терять людей. А в Грузии мы их теряем. Ведь если они попадут в руки азербайджанского правосудия, то минимум на 10 лет. Поэтому лучше искать другое пристанище».

More in #политика

To Top