Казахстан: (не)управляемый протест - SOVA
#политика

Казахстан: (не)управляемый протест

Захват аэропорта, штурм и поджог административных зданий, мародерство, стрельба на улицах, «антитеррористическая операция» и ввод войск в города, погибшие военные и гражданские, чрезвычайное положение по всей стране, отключение интернета, отставка «отца нации» Назарбаева с поста главы Совбеза, отставка правительства. Это лишь часть событий, произошедших за минувшие сутки в Казахстане. Протесты, начавшиеся с недовольства ростом цен на сжиженный газ, и реакция властей погрузили страну в хаос.

SOVA LOGO NEW SMALL #политика featured, Казахстан, Касым-Жомарт Токаев, Нурсултан Назарбаев

Поваленный протестующими в Талдыкоргане памятник экс-президенту Нурсултану Назарбаеву стал символом мощного народного протеста. «Отец нации», правивший страной на протяжении трех десятков лет, пожалуй, впервые в жизни был вынужден покинуть пост – он отказался от должности председателя Совета безопасности – одной из ключевых фигур в архитектуре власти.

«Старик, вон!» – лозунг, звучавший на улицах казахстанских городов, побудил принести в жертву живого Назарбаева, а не отлитого в бронзе. Но отчаянная попытка успокоить людей оказалась тщетной.

1641399735164128799 #политика featured, Казахстан, Касым-Жомарт Токаев, Нурсултан Назарбаев

Осознав свою беспомощность, действующий президент Касым-Жомарт Токаев, пообещавший при любом раскладе остаться в столице, обратился за помощью к Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), в которую, помимо самого Казахстана, входят Россия, Армения, Беларусь, Кыргызстан и Таджикистан.

Токаев попросил содействия в преодолении «террористической угрозы», и ОДКБ дала добро, отправив в Казахстан миротворцев. Об этом решении заявил премьер-министр Армении Никол Пашинян, который в свое время сам пришел к власти на волне протестов.

Любопытно, что организация пошла на такой шаг впервые. Эксперты уже заявили о нарушении Устава ОДКБ, ведь кризис – внутриполитический. Но президент Токаев, предвосхитив критику, заявил: массовые беспорядки – акт внешней агрессии.

Директор Центра европейских исследований Фонда Рондели (Тбилиси) Каха Гоголашвили считает: теперь у Москвы появился легальный повод для интервенции в Казахстан. Эксперт напоминает, что территориальные претензии России к этой стране имеют давнюю историю:

«Официально это не используют, но многие российские политики и сам Путин часто делают показательные комментарии на этот счет. До 2014 года у России не было официальных претензий и к территории Украины, но, как только появился удобный момент, она быстро аннексировала Крым и потом уже оккупировала Донбасс. Аналогичный момент сейчас в Казахстане. И если оппозиция сумеет свергнуть власть, российские войска займут Астану [Нур-Султан] и пять округов северной части Казахстана, где проживает минимум 50% русского и русскоязычного населения, а также другие города и территории. Русские воспринимают их частью Сибири, и не думаю, что после смены власти в Казахстане российские войска оставят эти территории».

В медиапространстве активно заговорили о возможности повторения крымского сценария. К примеру, Telegram-канал «Путин в Telegram» устроил опрос: «Допустимо ли для РФ применить свои вооруженные силы на территории Казахстана для защиты русских граждан в случае обострения ситуации и угрозы их жизни». 67% голосовавших ответили утвердительно. Уже озаботилась о судьбе «наших соотечественников» и уполномоченная по правам человека в РФ Татьяна Москалькова. Имеются ли в виду исключительно граждане России, или под соотечественниками в Москве понимают всех русскоязычных – покажет время.

Жанна Бота – казахстанский журналист, гражданская активистка и соискатель политубежища в Украине. По ее словам, «возможно, именно на Казахстане Путин сломает себе зубы», ведь здесь в некоторых случаях произошло объединение полиции, военных и мирных протестующих. Провокаторам, которые занимаются мародерством, противостоят сами демонстранты, утверждает она.

«Мы по видеоматериалам, которые нам присылают, распознаем среди вооруженных демонстрантов бывших полицейских. Мы понимаем, что это проплаченные группы. Их внедрили, чтобы позлить полицейских. Но у нас немного другая культура. Наш полицейский, в отличие от российского, не будет бить лопатками и стрелять в своего земляка. У нас высокая клановость в культуре. Против незащищенных полицейских вышли сознательно, их били. В рядах мирных протестующих стояли вооруженные и нацеленные на силовое сопротивление провокаторы. Это заданный сценарий. Для того, чтобы обозлить и заставить применить полицейских силу. И чтобы напугать тех, кто остался дома, не выходить и не поддерживать протест. И это, конечно, белорусский сценарий. Он отыгрывается Кремлем, как и в Беларуси».

Журналист издания «Медиазона. Центральная Азия» Дарья Женисхан, наблюдающая за происходящим непосредственно из эпицентра событий, считает, что на данном этапе проводить параллели можно лишь в контексте репрессий. Если протесты прекратятся, то начнется волна уголовных дел:

«Многим придется эмигрировать. В этом плане да, белорусский сценарий повторится. Но у нас есть свои более близкие сценарии типа кыргызского, это имеет более региональный оттенок. Если сейчас не будет смены власти, то будет волна уголовок и репрессий. Это очевидно».

По мнению правозащитников, отсутствие явно выраженных лидеров среди митингующих пока не позволяет властям «отсечь» протесту голову. Поэтому президент Токаев не просто перевел «митингующих» в разряд «террористов». Тем самым он придал легитимность репрессиям. Но на этот раз протест не удастся задушить, уверена активистка Жанна Бота. Она считает: в отношении власти «миролюбивой сдачи интересов» не будет.

«Видно, что протест осознанный. Ребята не дают властям увести себя куда-то на переговоры или ультиматумы. Они не реагируют ни на какие требования, не реагируют на отставку правительства, на отставку Назарбаева. В требованиях ясно звучит – сдать все полномочия правительства, президента, Назарбаева и парламента. Сформировать новое временное правительство и новые законы. Но главное – в числе требований в первые дни звучали честные и прозрачные выборы, приверженность демократическим ценностям, правам человека и всем, что должно быть с этим связано. Сейчас уже выдвигают требования полного разрыва отношений с Россией, выход из Евразийского союза и признание преступлением событий, которые были инициированы Советским Союзом в отношении народов».

Сейчас самые жаркие дискуссии – вокруг вопроса о том, кто стоит за протестом, если он не стихийный. Касым-Жомарт Токаев, обращаясь к ОДКБ и назвав происходящее «актом внешней агрессии», заявил, что «террористы прошли обучение за рубежом». Где именно, президент не уточнил, но любители конспирологии сразу вспомнили о «цветных революциях» и их предполагаемых вдохновителях. Пресс-секретарь Белого дома Джен Псаки уже заявила: в Вашингтоне «слышали ряд ложных российских обвинений», что за этим стоят США. Она назвала эти утверждения ложью:

«Я воспользуюсь возможностью, чтобы подчеркнуть, что они абсолютно ложные и являются частью стандартной российской инструкции по дезинформации. Мы видели немало такого в последние годы».

За волнениями в Казахстане стоит не Вашингтон, а Москва, уверены некоторые эксперты. Активистка Жанна Бота, к примеру, видит в происходящем именно руку Кремля, но считает, что Россия не управляет протестом, а лишь использует его, пытаясь получить геополитические дивиденды.

«Люди видят вмешательство извне. Есть значительная часть людей в Казахстане, которая подготовлена к этим событиям, поскольку предварительно велась большая работа. Я сама работала в штабе, была организатором «Демократического выбора Казахстана», управляла медийной структурой. Все наши оппозиционные каналы говорили, что Россия является страной-оккупантом. Единственное, что сегодня Казахстану нужно помнить: нас должна интересовать не просто смена режима, но и освобождение от оккупационного российского режима. Думаю, Владимир Путин и его социологи хорошо понимают настроения в Казахстане, и сегодня они, естественно, воспользовались тем, что власть слабая. Они понимают, что Назарбаев больше не является авторитетом. Его семья и олигархи ослабили страну еще больше, пока делили народные недра и достояния. И сам Назарбаев уже не сильно-то влияет на события в стране. И этим воспользовался Путин. Но это не значит, что на улицы вышел народ, потому что их позвал Путин. Нет. Народ как раз вышел сам и понимает, что нужно противостоять путинской агрессии. Единственное, что нам остается – наблюдать, как себя будет вести Россия, российские силовики, будут ли они демонстративно проявлять свое присутствие».

Предприниматель Нурдаулет Сейсенбаев родом из Казахстана, но живет в Грузии и на расстоянии тысяч километров следит за событиями на родине. Нурдаулет не исключает, что за происходящим кто-то стоит, поскольку в стране «не митинги, а мародерство, вандализм и насильственный захват власти». По словам предпринимателя, в традиционно кланово-олигархической стране у многих есть свои интересы.

«Кроме того, Казахстан – лакомый кусочек для многих стран и, конечно, они заинтересованы, чтобы он оставался бедной и ресурсной страной, из которой можно максимально выкачивать ресурсы, но оставлять людей в такой же бедности. Я могу предположить, что происходящее имеет зарубежные или внутренние источники финансирования, которые вели подготовку к этому хаосу».

При этом нынешние волнения в Казахстане Нурдаулет не считает схожими с событиями в Беларуси летом 2020 года. По его словам, поскольку Казахстан находится в сфере интересов таких больших держав как Россия, Китай и США, никто не позволит случиться там революции.

«В частности, на сегодняшний день между Россией и Казахстаном существует около 7 000 совместных предприятий, почти все крупные банки, национальные компании России представлены в Казахстане. Просто так проснуться завтра в другой стране Россия не позволит. Уже было заявлено на официальном уровне, что Россия в случае необходимости окажет любую невоенную поддержку Казахстану. Мы понимаем, чем это грозит. Конечно они будут добиваться усиления своих позиций у нас в стране. Революционного пути в Казахстане скорее всего не может быть. Слишком много международных интересов задействовано».

Свои интересы в Казахстане имеет и Турция. Казахстан является членом Организации тюркских государств. В поддержку интеграции этих стран активно выступает президент Реджеп Тайип Эрдоган. И это, конечно, не входит в интересы Кремля.

«Россия не может позволить Казахстану максимально интегрироваться с Турцией, у которой тоже много интересов. Поэтому, возможно, под предлогом защиты русских на территории Республики Казахстан она будет осуществлять свои определенные действия. И не допустит того, чтобы Эрдоган сделал Казахстан своим союзником», — говорит Нурдаулет.

Журналист Дарья Женисхан считает сегодняшние события переломными в истории Казахстана. По ее словам, происходящее пока сложно назвать революцией или падением режима, но безусловно это – точка невозврата. Впервые за 30 лет народ массово восстал и понял, что власти можно и нужно предъявлять свои претензии: «Поняли, что не получится как раньше грузить в автозак и бить дубинками».

Но если «казахстанского феномена» не случится, то страна рискует пойти именно по пути Беларуси – в обмен на поддержку для удержания власти президент Токаев передаст часть суверенитета внешним силам. Казахстан, неспособный самостоятельно справиться с кризисом, некоторые российские медиа уже записали в ряды Failed States – несостоявшиеся страны. А в таком статусе Нур-Султан, как и Минск, станет сговорчивее и уступчивее, что крайне важно в свете попыток Кремля реанимировать СССР.