354737453775 scaled #политика featured, Александр Бикантов, война 2008, Георгий Бадридзе, Грузия-Россия, Торнике Шарашенидзе
MOSCOW - SEPTEMBER 27: building of the Ministry of Foreign Affairs on September 27, 2010 in Moscow, Russia.
#политика

Когда говорит Москва: заявления России в годовщину войны

В августе 2008 года Россия объявила о начале «операции по принуждению Грузии к миру», вторгшись на территорию страны и оккупировав два ее региона. Спустя 13 лет Кремль по-прежнему использует этот нарратив, чтобы придать легитимности своей агрессии и перевести все стрелки на Тбилиси. SOVA изучила заявления официальных представителей Москвы, озвученные за последние пять лет накануне годовщин «августовской войны».

Министерство иностранных дел РФ и другие представители российской власти свои заявления, посвященные войне 2008 года, строят примерно по одному принципу. В них в тех или иных формулировках упоминается «циничная и подлая» операция режима Саакашвили и говорится о том, что «Россия действовала в полном соответствии с международным правом».

Так, в девятую годовщину войны премьер-министр Дмитрий Медведев написал на своей странице в Facebook: «Мы были обязаны защищать наших граждан. Я говорю и о жителях Южной Осетии, у которых был российский паспорт. И о наших миротворцах, которые выполняли решения международного сообщества по поддержанию стабильности в регионе. И мы их защитили».

В 2018-м, в десятую годовщину «августовской войны», МИД РФ заявил, что участие российских войск в операции в Южной Осетии было полностью законным, поскольку опиралось на право на самооборону, закрепленное в статье 51 Устава ООН.

[áмбави] Уроки 2008: гибридные войны России в мире

Статс-секретарь, замминистра иностранных дел Григорий Карасин в интервью ТАСС тогда говорил и о «новых реалиях», к которым Грузии необходимо привыкнуть:

«Пойдя на кровавую агрессию против Южной Осетии, в результате он [Михаил Саакашвили] получил абсолютно новые реалии существования двух молодых государств, которые мы признали 26 августа 2008 года».

При этом Карасин выразил надежду, что «выводы насчет разных агрессивных действий будут сделаны как в Тбилиси, так и в других столицах, не только Кавказа, но и всего мира».

МИД России использует тот же прием: «Нападение на Южную Осетию и подготовка аналогичной акции против Абхазии, которые стали кульминацией многолетней насильственной политики Тбилиси в отношении этих народов, не оставили им иного выбора, кроме как обеспечивать свою безопасность и право на существование через самоопределение в качестве независимых государств».

Но в 2019 году в официальном заявлении российского МИДа по случаю годовщины «августовской войны» появились новые нотки, что было связано с политическими процессами в самой Грузии. Спустя несколько месяцев после т. н. «ночи Гаврилова» на Смоленской площади посетовали на «нагнетание» в Тбилиси при поддержке западных столиц «антироссийской истерии» и на «бесцеремонное втягивание Грузии в НАТО».

«Вызывает сожаление, что ни в Грузии, ни на Западе так и не смогли извлечь уроки из трагических событий 2008 года. <…> Все это – тупиковый путь, который никоим образом не приближает регион к миру, стабильности и безопасности».

Когда началась война: как Россия заставила поверить в 08.08.08

В Москве тогда в очередной раз «посоветовали» грузинской стороне и западным партнерам «признать сложившиеся в Закавказье геополитические реалии».

По мнению эксперта по международным отношениям Торнике Шарашенидзе, в России зачастую преувеличивается влияние Запада на грузинскую политику: «Многое, в том числе и «ночь Гаврилова», там объясняли вмешательством американцев в грузинскую политику. Они не могут понять, что у Грузии тоже могут быть свои взгляды и приоритеты».

В 12-ю годовщину войны Россия заострила внимание на важности переговорного процесса, вновь пытаясь продавить идею о конфликте Тбилиси не с Москвой, а с Сухуми и Цхинвали.

«Значимость Женевских дискуссий очевидна: это – единственный международный форум, обеспечивающий прямой диалог между Грузией и Абхазией, Грузией и Южной Осетией. Само существование данной площадки позволило в течение последних 12-ти лет поддерживать мирный переговорный процесс без какого-либо силового противостояния и при сохранении относительной стабильности на границах этих трех государств».

В Москве также заявили, что «Россия всегда дорожила дружескими узами с близким ей грузинским народом», со страной, с которой «прожили в едином государстве под разными названиями не одно столетие», тем самым напомнив Тбилиси о периоде, когда Грузия находилась под протекторатом России.

При этом в РФ не упоминают о массовой депортации граждан Грузии еще до войны 2008 года, как и о систематических нарушениях прав этнических грузин, проживающих в Абхазии и Южной Осетии, – похищений, ограничения на передвижение и доступ к медицине, ущемления права на образование на родном языке. Официальный Тбилиси всю ответственность за положение этих людей возлагает именно на Россию – как на страну, осуществляющую эффективный контроль этих территорий.

«Августовская кибервойна»: прецедент 2008 года

В 13-ю годовщину войны месседжи Москвы вновь обрели новые оттенки. Заместитель директора департамента информации и печати МИД Александр Бикантов заявил, что РФ готова к восстановлению двусторонних отношений с Тбилиси.

«В России никогда не ставили знак равенства между преступным режимом Саакашвили и народом Грузии. Мы готовы к восстановлению отношений между нашими государствами в той степени, в какой к этому готова грузинская сторона. Надеемся, что здравый смысл возобладает и Тбилиси и наши грузинские партнеры начнут строить отношения с соседями с учетом баланса интересов».

Эксперт Торнике Шарашенидзе, впрочем, призывает пока не относиться к таким заявлениям серьезно.

«Я бы увидел здесь какие-то серьезные намерения, если бы они не опубликовали до этого карту Грузии без Абхазии и Южной Осетии. Пытаясь сделать шаги к примирению, становится ясно, что для них – это самая приемлемая форма говорить, что они не ставят знак равенства между политикой Саакашвили и грузинским народом. Но при этом публиковать такую карту – это просто неприемлемо».

Идею, которую передает обрезанная карта Грузии, опубликованная МИДом РФ в Twitter, подкрепил и сам Бикантов своим заявлением. Основной задачей женевского формата переговоров он назвал «заключение юридически обязывающего соглашения о неприменении силы между Грузией с одной стороны, и Абхазией и Южной Осетией – с другой».

Август-2008 в лицах

«Актуальность принятия такого документа возрастает на фоне проводимого официальным Тбилиси курса на ускоренную евроатлантическую интеграцию, а также подключения этой страны к планам США и НАТО по «сдерживанию» Москвы», — говорится в его заявлении.

В целом, как отмечает бывший посол Грузии в Великобритании Георгий Бадридзе, не так важно, как эволюционируют послания Москвы, адресованные как Грузии, так и другим соседям, поскольку ее мотивация остается прежней.

«Суть этой политики состоит в том, чтобы не допустить становления этих государств как суверенных субъектов международного права. И на опыте Януковича, который, как известно, был приемлемым пророссийским коррумпированным лидером, мы увидели, что даже просто попытки двигаться к экономической независимости – этого уже достаточно для того, чтобы тебя одернула Москва».

По мнению бывшего дипломата, заявления Кремля к 13-й годовщине войны о перспективе восстановления двусторонних отношений могут быть напрямую связаны с курсом правящей «Грузинской мечты». На данный момент, считает Бадридзе, в Москве в целом должны быть довольны пассивной внешней политикой нынешних властей:

«Единственная причина, почему из Москвы пока не осуществляется более серьезного давления, заключается в том, что Грузия под руководством «Грузинской мечты» их более или менее устраивает. Они свели на нет реальную политику интеграции в ЕС и НАТО, так что все это осталось только на словах. В реальности действия правительства находятся в полном противоречии с критериями, необходимыми для интеграции. Так что, Грузия постепенно возвращает себе статус несостоявшегося государства, и в Москве этому должны быть безусловно рады. И эти последние заявления, скорее всего, направлены на поощрение «Грузинской мечты».

В целом эксперты считают, что Кремль вовсе не заинтересован в урегулировании отношений с Тбилиси, а все примирительные заявления Москвы – лишь фикция. Помирившись с Грузией, Россия вынуждена будет отказаться от столь нужных ей рычагов давления, таких как визовый режим или запрет на авиасообщение. Кроме того, равноправные отношения предусматривают уважение интересов партнера и его внешнеполитических устремлений, чего Россия себе позволить не может.

Рыцарь с Севера: друг Дугина в Грузии

SOVA

Вам также может понравиться

Ещё статьи из рубрики => #политика