"Мрачные времена". Почему накануне протестов штабы Навального перешли на "осадное положение"
Свяжитесь с снами

СОВА

«Мрачные времена». Почему накануне протестов штабы Навального перешли на «осадное положение»

Новости BBC

«Мрачные времена». Почему накануне протестов штабы Навального перешли на «осадное положение»

BBC
Пензенский штаб Навального

В среду, 21 апреля, по всей России пройдут, возможно, последние акции протестов сторонников Навального до их признания экстремистами. В преддверии митингов руководители региональных штабов перешли на «осадное положение»: они резко сократили общение со СМИ и формально дистанцировались от организации протестов. Тем не менее по стране прокатилась очередная волна задержаний в штабах Навального.

Руководители ФБК (признан в России иностранным агентом) и штабов Навального Леонид Волков и Иван Жданов назначили митинг на 21 апреля — в тот же день, что и послание президента Владимира Путина. Возможно, это будет последняя массовая акция соратников Навального в легальном статусе. На прошлой неделе стало известно, что им грозит признание экстремистами по требованию прокуратуры.

Это грозит полной заморозкой политической и общественной деятельности ФБК, а главное, уголовными делами делами всем членам «экстремистской организации» только по факту работы в фонде или в одном из региональных штабов. Рискуют и волонтеры, и те, кто продолжит жертвовать структурам Навального деньги.

Волна задержаний с начала года

Возможное признание экстремистской организацией — последний и наиболее радикальный шаг в многолетней борьбе власти со структурами Навального.

Всего у ФБК на сегодня 37 штабов в регионах — их сотрудники и до иска прокуратуры сталкивались с серьезным давлением. Но после возвращения Навального и акций протеста в январе прессинг усилился: полиция регулярно задерживает сотрудников штабов. Их отправляют в спецприемник на несколько суток или под домашний арест по уголовным делам.

После январских митингов координатор штаба Навального в Кургане Алексей Шварц отбыл два 30-дневных административных ареста подряд. Даже у Навального было подряд лишь 50 дней ареста — Шварц со своими 60 побил его рекорд, замечает курганский сайт штаба Навального.

Сейчас Шварц проходит по уголовному делу за расследование, проведенное штабом. Накануне первого январского митинга он выложил видео с, как утверждают в штабе, телефонными разговорами глав районов, которые договариваются о фальсификациях в день голосования по поправкам в Конституцию.

Выходить на несогласованные митинги Шварцу нельзя — иначе его подписку о невыезде заменят на более жесткую меру пресечения. Тем не менее накануне митинга 21 апреля его опять задержали силовики.

Координатор штаба в Екатеринбурге Алексей Гресько тоже отсидел два административных срока подряд, но в разных городах. Отбыв 10 суток ареста за митинг 23 января, по стандартной для таких случаев административной статье о нарушении порядка участия в акции, он полетел на суд в Москву. Там его судили за нарушение общественного порядка в аэропорту Внуково 17 января, в день возвращения Навального — и Гресько пришлось отсидеть 12 суток уже в московском спецприемнике.

Координатор штаба в Нижнем Новгороде Роман Трегубов с января находится под следствием по «санитарной» статье — той же, по которой в Москве оказались под домашним арестом Олег Навальный, пресс-секретарь Алексея Навального Кира Ярмыш и юрист ФБК Любовь Соболь.

Глава штаба в Хабаровске Алексей Ворсин сидит под домашним арестом с 20 марта: он собирался выдвигаться на выборы в Госдуму, но на него завели дело по знаменитой «дадинской» статье, предусматривающей ответственность за неоднократные нарушения правил участия в митингах.

А бывшего координатора штаба в Архангельске, экоактивиста Андрея Боровикова сначала приговорили по той же «дадинской» статье к условному сроку, а в 2020 году завели дело о распространении порнографии за клип Rammstein на его странице во «ВКонтакте». Прокурор требует для Боровикова трех лет колонии строгого режима.

Среди региональных координаторов есть те, кому, подобно руководителям структур Навального, пришлось экстренно покинуть Россию.

В августе 2020 года по заявлению активистки НОД на координатора иркутского штаба возбудили дело за умышленное причинение вреда здоровью. Сергей Беспалов рассказал, что лишь отгонял активистку НОД, мешавшую съемке агитационного ролика штаба.

«Я дважды ее отгонял, — заявил Беспалов «Коммерсанту». — А позже от нее было подано заявление в полицию: якобы я ударил ее по руке». После возбуждения уголовного дела Беспалов уехал в Стамбул.

Во вторник стало известно о задержании юриста пермского штаба Навального Артема Файзуллина. Он сообщил, что его отвезли в полицию и составляют протокол по статье, не предусматривающей административный арест.

На осадном положении: что ждут в штабах от митингов

В последние дни давление усилилось: только за неделю с 12 по 18 апреля в штабах прошло четыре обыска, два штаба были атакованы вандалами, главу штаба в Санкт-Петербурге арестовали на 10 суток, двое сотрудников штаба в Махачкале пропали — а потом нашлись в спецприемнике под арестом.

Вскоре после новости о будущем суде и митинге штабы «закрылись» от журналистов. Многие координаторы штабов стали недоступны для комментариев: их телефоны не отвечали или были выключены, некоторые даже удалили страницы во «ВКонтакте». Некоторые штабы — краснодарский, екатеринбургский, красноярский, петербургский — объявили, что переходят на удаленку и закрывают помещение штаба на ближайшую неделю.

Но несмотря на медийную «заморозку» и недоступность активистов, структуре Навального удалось сохранить управляемость. Информация о времени и месте митинга 21 апреля появилась на большинстве страниц штабов почти синхронно — вечером воскресенья или утром понедельника. Во «ВКонтакте» многие штабы приглашают сторонников подписываться на свои каналы в «Телеграме», готовясь к признанию экстремистами.

«Не теряйте нас», — пишут штабы, подчеркивая, что паблики экстремистской организации соцсеть быстро заблокирует.

Те сотрудники штабов, с кем все же удалось поговорить Би-би-си, не хотят обсуждать грядущее признание экстремистской организацией. Главное сейчас — не дать Навальному умереть в тюрьме, а для этого и нужен митинг, настаивают они.

“На данный момент нет ничего важнее спасения жизни Алексея Навального, — ответил Би-би-си глава штаба в Саратове Дмитрий Цибирев. — Обсуждать потенциальную возможность признания сотен людей экстремистами пока рано. По крайней мере, на нашу работу это никак не влияет. И мы не отвлекаемся от подготовки к важнейшему митингу».

«По поводу плана [работы после признания экстремистской организацией] мы всё объявим позже, когда выйдет постановление суда», — сказали Би-би-си в краснодарском штабе Навального.

В некоторых штабах прямо говорят, что на вопросы о признании экстремистской организацией отвечает только пресс-секретарь всех структур Навального Руслан Шаведдинов.

«Мы обязательно продумаем такой формат работы, чтобы деятельность наша не останавливалась, — сказал Би-би-си Шаведдинов. — Для нас главное сейчас — это безопасность наших сотрудников, безусловно». Поэтому он не готов публично раскрывать детали того, как ФБК готовится к признанию экстремистской организацией.

«Будут ли сотрудники на свободе — сказать очень сложно», — признал штаб Навального в Волгограде в разговоре с Би-би-си. Там рассказали, что в этот раз структуры Навального стараются сделать так, чтобы силовикам придраться было не к чему: «От своего лица никто не пишет призывов на митинг, вся организация ведется федеральным штабом от лица организации, а на местах — анонимно от лица штаба в общем, но никем лично и конкретно».

штаб
Getty Images

При этом они все равно ждут от силовых структур обысков и задержаний: «Им очень важно обезглавить митинги и оставить их без координации и правозащиты. В прошлый раз к координатору нашего штаба Евгению Кочегину и его помощнице вломились с обыском по делу о наркотиках, — рассказали Би-би-си в штабе. — Это было очень абсурдно и глупо, никаких наркотиков, конечно, не нашли, но арестовали по статье 20.2 КоАП (проведение несогласованной акции) ещё до того, как шествие 23 января состоялось».

На следующий день после разговора с Би-би-си в Волгограде Кочегину присудили 25 суток ареста — за призывы выйти на акцию 21 апреля.

Координатор штаба в Новосибирске Сергей Бойко уверен, что способ работать без перспектив оказаться под уголовным делом все-таки найдется.

«Не будет такой истории, что признали штаб Навального экстремистским — и на следующий день висит табличка «Штаб Навального», туда приходят люди, их задерживают и дают уголовку», — сказал он Би-би-си. В сентябре Бойко прошел в городской совет депутатов с помощью «Умного голосования».

Он подтвердил Русской службе Би-би-си, что митинг организует федеральная команда Навального, а не региональные штабы. Это сделано затем, чтобы не подставлять под «дадинскую» статью сотрудников штабов: многие уже привлекались по двум-трем административным статьям за полгода, в том числе Бойко и координатор штаба в Иркутске Захар Сарапулов.

Сарапулов сказал Би-би-си, что поэтому не пойдет на митинг. Он считает ошибочным решение власти приравнять организацию, которая занимается борьбой с коррупцией, к экстремистам и террористам: «Нас, ботаников, можно закрыть, но на наше место придут другие люди, гораздо более злые, и с ними наладить диалог не получится».

Почему ФБК заранее не согласовал митинг

Координатор штаба Навального в Калининградской области Александр Черников уволился из штаба в январе, когда Навального задержали в аэропорту, а его сторонники объявили митинги по всей стране.

Причиной стало то, что сторонники Навального объявили по всей стране несогласованные акции.

«Я сказал, что хорошо было бы согласовать, на что получил отрицательный ответ: никакого согласования не будет, устраиваем провокацию, делаем экшен», — рассказал тогда Черников в своем видеообращении.

https://www.youtube.com/watch?v=6KoZuE24OhQ

«Кто будет отвечать за людей, которые получат административки, возможно, сядут, за молодежь, которая выйдет на несогласованные митинги, мне было непонятно. Поэтому я отказался участвовать в этом беспределе», — продолжил он.

Руслан Шаведдинов объяснил Би-би-си, что они подали бы заявку на согласование митинга, если бы у них было время все организовать. Но этот митинг назначили очень срочно: «Tут экстренная ситуация, реальная угроза жизни Алексея», — объяснил пресс-секретарь.

Заявки на согласование все-таки подали — но 20 апреля, накануне акции. По правилам, нужно подавать заявку за 10 дней до митинга, то есть все сроки уже пропущены.

Но в ФБК сослались на решение Европейского суда по правам человека от 2007 года: тогда суд постановил, что спонтанный митинг в ответ на какие-то политические события может быть оправдан. Такими событиями соратники политика прямо в заявке называют тяжелое состояние здоровья Навального и иск о признании ФБК экстремистской организацией.

«Просим согласовать данное мероприятие, является спонтанной реакцией на происходящие события», — написано в заявках, которые отправили в мэрии десятков городов.

Лидеры ФБК уехали за границу

Из-за рисков арестов почти все лидеры ФБК уехали за рубеж.

Леонид Волков переехал в Европу еще в 2019 году из-за уголовного дела. Мария Певчих многие годы работала в ФБК, живя в Лондоне.

В последние недели за границей оказались директор ФБК Иван Жданов, расследователь Георгий Албуров, ведущий передач на YouTube-канале Навального Владимир Милов.

Известных соратников Навального, кроме Любови Соболь и находящейся под домашним арестом Киры Ярмыш, в России не осталось.

«Решение управлять сетью штабов из другой страны абсолютно правильное, — прокомментировала Би-би-си глава ростовского штаба Ксения Середкина. — Другого мнения и быть не может». «Было бы намного хуже, если бы сеть штабов сейчас осталась без руководства и опыта этих людей, — соглашаются в штабе в Волгограде. — У них важные задачи, которые могут выполняться удаленно. Федеральный штаб разрабатывает стратегию, а мы участвуем в обсуждении и реализуем тактику. Все когда-либо задумывались об отъезде, мы этого не скрываем, особенно в такие мрачные времена. Но для нас очень важно сейчас бороться за жизнь Алексея, потому что глобально мы боремся вообще за жизнь каждого из нас. Если с Навальным будут вытворять такое, а мы не поможем, то что будут делать с обычными людьми? Мы боремся, как можем. Каждый сотрудник выкладывается полностью. Мы не знаем свой предел».

В конце апреля у Сергея Бойко и его жены должен родиться ребенок. Поэтому уезжать за границу Бойко пока не собирается: «Ее в самолет не пустят, а я без жены не поеду никуда».

Последний митинг

Митинг, который в ФБК называют последним, назначен на 21 апреля: он пройдет в один день с посланием Путина, а в Москве даже назначен на одно и то же место.

Президент обратится к Федеральном собранию в Манеже, а протестующих призвали выходить на Манежную площадь. Однако у митингующих вряд ли получится попасть туда — тем более в день, когда центр города, скорее всего, будет оцеплен. Такие меры безопасности обычно действуют во время визитов президента.

Пресс-секретарь ФБК Руслан Шаведдинов настаивает, что митинг в один день с посланием Путина — это совпадение. «Ситуация экстремальная, поэтому нужно было срочно готовить митинги, на оповещение нужно было время», — так он объясняет, почему всероссийскую акцию назначили не раньше и не позже среды.

«Скорее всего, это осознанная акция, чтобы перебить путинскую повестку», — парирует политолог Илья Геращенков. — Ведь есть много причин не собирать митинг именно в день послания: в Москве уличная активность будет подавляться жестко уже потому, что неподалеку выступает президент. Кроме того, в будний день вывести людей на улицы сложнее, чем в выходной, говорит эксперт. И все же соратники Навального выбрали именно эту дату».

При этом перебить повестку внутри страны очень сложно, потому что повестки у разных социальных групп разные, продолжает Геращенков: «Аудитория Навального будет мониторить медиа, которые рассказывают про протест, и где-то фоном будет идти послание Путина. А госканалы, наоборот, будут транслировать важнейшее послание президента, и эти две повестки пересекаться не будут».

В среду власть и оппозиция поборются за внимание Запада, полагает эксперт. «Послание президента хоть и внутреннее, но ориентировано на внешнего потребителя. А оппозиция старается эту повестку переключить в свою сторону: под международным нажимом активизировать внутригражданскую ситуацию, — считает Геращенков. — [Главный вопрос], что для Запада будет важнее: послание Путина или то, как оппозиция там бьется. Запад — главный арбитр нашей внутренней политики».

Также в рубрике Новости BBC

Кризис

[áмбави]

#cпецпроект СОВЫ

SOVA-блог

#cпецпроект СОВЫ

Получайте рассылку

Loading

Девушки заброшенных фабрик

11 из Грузии: истории, которые вдохновят

WeekEnd Навигатор

#спецпроект НАТО

#спецпроект СОВЫ

Advertisement

#главное

Advertisement