Новости BBC

Кто за пределами России может расследовать отравление Навального

Алексея Навального, как заявляют немецкие власти, отравили в России, но яд из группы «Новичок» нашли уже в Германии. Расследование в такой ситуации должна вести Россия, а международное вмешательство ограничено обязательствами Москвы по двум конвенциям — о запрете химоружия и правах человека.

Какие нормы международного права применимы?

Международный диалог регулируется в двух правовых плоскостях. В рамках обязательств государств по Конвенции о запрещении химического оружия и по международным договорам о правах человека, говорит доцент департамента международного права Высшей школы экономики Глеб Богуш.

Для уголовного расследования за пределами России, полагает юрист, оснований пока нет, ведь отравление оппозиционера нельзя назвать преступлением против человечности или военным преступлением.

Прецедентов организации международных трибуналов по иным делам немного. Подобный процесс проходил по убийству бывшего премьера Ливана Рафика Харири (в августе суд вынес заочный приговор). Но шансов на организацию такого расследования дела об отравлении Навального, по мнению Богуша, практически нет — для этого потребовалось бы согласие России.

Как пояснил юрист, государства главным образом преследуют иные преступления, совершенные за их пределами, если они затрагивают их интересы.

«В деле об отравлении Навального речь идет о покушении на политическое убийство, которое произошло на территории России, и, скорее всего, совершено тоже гражданами России. C уголовно-правовой точки зрения это пока внутреннее российское дело», — считает Богуш.

В России и после на заявления немецких врачей и властей о применении боевого яда «Новичок» уголовное дело официально не возбуждено. По-прежнему проводится доследственная проверка.

Куда жаловались соратники Навального после отравления? Могут ли российские власти расследовать дело, даже отрицая версию с ядом?

О том, что Навальный отравлен токсическим веществом из группы боевых ядов «Новичок», Германия заявила по результатам анализов оппозиционера после его транспортировки из больницы скорой помощи Омска в немецкую клинику «Шарите».

Юристы основанного Навальным Фонда борьбы с коррупцией (ФБК) еще 20 августа, в день госпитализации политика, отравления подали в Следственный комитет России (СКР) заявление о преступлении — в рамках статей 30 УК РФ («Покушение на преступление»), 105 УК РФ («Убийство») и 277 УК РФ («Посягательство на жизнь общественного деятеля»).

СКР направил его для проверки в свое западно-сибирское управление на транспорте 27 августа.

Заявление рассматривалось следователями не в рамках обычного обращения в государственный орган — в этом случае для рассмотрения предусмотрен месячный срок. Если бы оно рассматривалось в рамках Уголовно-процессуального кодекса, то для проверки было бы отведено три дня и неделю для решения по возбуждению уголовного дела.

Басманный суд Москвы, куда пожаловались на бездействие следственных органов соратники Навального, их жалобу отклонил, сочтя «необоснованной и несостоятельной». ФБК 8 сентября подал апелляционную жалобу на это решение в Мосгорсуд.

«Происшедшее с Навальным полностью соответствует как российскому, так и международному стандарту «обоснованных подозрений», — комментирует Богуш.

Согласно статье 140 Уголовно-процессуального кодекса России, «основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления».

Эксперт считает достаточными обстоятельства болезни Навального для возбуждения уголовного дела по факту покушения на жизнь. Это, по его словам, стремительное ухудшение состояния здоровья здорового человека, симптомы отравления нейропаралитическими ядами вкупе с информацией из лабораторий Германии, оснащенных современным оборудованием при отсутствии внятной альтернативной версии состояния больного.

Возбуждение дела помогло бы зафиксировать следы преступления и собирать доказательства, проводить следственные действия, перечисляет юрист. А без уголовного дела следствие серьезно ограничено в инструментах — например, не может провести допрос, а только лишь опросить очевидцев.

Может ли Германия участвовать в расследовании дела Навального

Генпрокуратура России 27 августа запросила у немецкой стороны «объяснения, сведения и доказательства озвученных ими предварительных диагнозов, а также документов в отношении медицинских данных и исследований немецких специалистов как в период транспортировки гражданина РФ из России в Германию, так и его нахождения в клинике «Шарите».

Как сообщала российская прокуратура, запрос направлен на основании Европейской конвенции о правовой помощи по уголовным делам. По этой Конвенции государства готовы помогать друг другу в «вопросах уголовного преследования за преступления».

Согласно тексту договора, Германия обязалась выполнять по запросу России лишь «поручения, касающиеся уголовных дел». По процедуре, прописанной в конвенции, для «получения свидетельских показаний или передачи вещественных доказательств, материалов или документов» Россия должна указать «определение преступления» с «кратким изложением фактов».

То есть обратиться к Германии с запросом о правовой помощи Россия может лишь в рамках проведения собственного расследования, которым доследственная проверка не является. Но Генпрокуратура России ссылается в своем запросе на проведение именно доследственной проверки.

«Германия оказывает правовую помощь России — например, при запросах об экстрадиции. Но в таких случаях всегда есть уголовное дело, и Россия соблюдает необходимые требования, предоставляя документы и информацию о характере обвинения. При отсутствии уголовного дела возможность получения правовой помощи вызывает сомнение», — согласен руководитель международной практики правозащитной организации «Агора» Кирилл Коротеев.

«Без уголовного дела у России нет формальных оснований для запроса, а у Германии — для предоставления России данных и доказательств», — объясняет Богуш. А у самой Германии, по его словам, нет уголовной юрисдикции для самостоятельного расследования этого дела.

Министр иностранных дел Германии Хайко Маас заявил 6 сентября, что запрос российской стороны о правовой помощи находится на согласовании заинтересованных немецких ведомств и клиники. Между тем власти Германии уже потребовали от России объяснений и расследования.

«В международном праве нет мирового правительства, международной полиции и иных структур, которые могли бы в спорных вопросах вмешиваться, — говорит Богуш. — Поэтому государство всегда может заявить: ничего не знаем, вы не имеете права, это наш гражданин и наша территория. Формально Россия в этом отношении права — это действительно случилось у нас. Но Германия и другие государства вправе призвать российские власти расследовать преступление».

Немецкие власти пообещали обратиться ОЗХО в Гааге. Чем это чревато для России?

Государства могут обращаться в связи с отравлением Навального в Организацию по запрещению химического оружия (ОЗХО). «Нарушения международных обязательств ведут к международной ответственности государства-нарушителя. Строго говоря, к санкциям», — указывает Богуш.

По его словам, для ОЗХО не имеет принципиального значения, где произошел инцидент, поскольку государства несут ответственность по запрету и предотвращению использования химического оружия не только за границей, но и на своей территории. А «Новичок» подпадает под определение химоружия и официально запрещен, как в военное, так и в мирное время. Кроме предполагаемой жертвы, такое оружие заведомо представляет опасность для жизни большого количества людей.

Россия участвует в Конвенции о запрете химического оружия с 1997 года, штаб-квартира созданной для контроля за выполнением Конвенции Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО) расположена в Гааге.

Глава ОЗХО Фернандо Ариас 3 сентября заявил, что согласно конвенции «любое отравление человека с помощью нервнопаралитического агента считается применением химического оружия», такое утверждение «вызывает серьезную озабоченность» и ОЗХО «готова взаимодействовать с любыми государствами-участниками, которые могут запросить ее помощь, и оказывать им помощь». Обратиться туда обещали власти Германии и планировали власти Франции, сообщала DW.

«Это редкий случай, когда «озабоченность» — не дипломатическая формулировка, а действительно правовое основание к запуску процедур, которые позволяют достаточно быстро обсуждать вопрос и пытаться получать доказательства, в том числе организовать инспекцию мест в России по установлению фактов применения ядов», — считает Коротеев. При обращении в ОЗХО, по его словам, Германия должна заявить, что она не получила удовлетворительных объяснений от России, и предложить обсудить вопрос на исполнительном совете ОЗХО.

Коротеев отмечает, что в межгосударственных спорах Россия сотрудничает с международными организациями лучше, чем в спорах с гражданами — это показал, по его словам, недавний трибунал по морскому праву в деле об украинских военных кораблях, задержанных в Керченском проливе.

МИД России заявлял в связи с похожим делом Скрипалей, что в ОЗХО развернута «антироссийская компания» — после того как в марте 2018 года Великобритания обвинило Россию в причастности к отравлению бывшего полковника ГРУ, двойного агента Сергея Скрипаля и его дочери Юлии Скрипаль веществом, «получившим на Западе» название «Новичок».

Россия утверждала, что «никаких доказательств представлено не было», и ни технический секретариат ОЗХО, ни британская лаборатория в Портон-Дауне не смогли определить страну принадлежности химикатов, использованных в Солсбери, а затем и Эймсбери.

По версии МИД России, на Западе замалчивается факт того, что синтез веществ семейства «Новичок» осуществлялся «прежде всего в самом Соединенном Королевстве, а также США, Чехии, Швеции и других странах».

«Почти все, что известно о деле Солсбери в ОЗХО, мы узнали из британского расследования. ОЗХО подтвердила, что британцы правильно определили отравляющее вещество, и опубликовала все российские выступления, из которых можно судить о неубедительности российской позиции», — говорит Коротеев.

В деле Солсбери от ОЗХО, по его словам, вывода о конкретных мерах в отношении России Британия не требовала: «Если в деле об отравлении Навального такой вопрос будет поставлен, ОЗХО решит, было ли нарушено международное право и какие меры Россия должна предпринять. Но заставить Россию сделать то, что она не захочет, невозможно».

В ноябре 2019 года в контролируемые по конвенции списки химикатов по инициативе США были включены токсичные вещества из группы «Новичка», а по предложению России — другие соединения аналогичной рецептуры. Работы по этим соединениям, как утверждает МИД России, проводились в странах НАТО и Евросоюза.

Россия выступала и против обнародованных в апреле 2020 года ОЗХО выводов по химическим инцидентам, произошедшим в 2017 году в Аль-Латамна (Сирия) с обвинениями сирийского военно-политического руководства в применении химоружия. МИД России тогда заявил о «неприемлемых методах расследования, недостоверности изложенных в докладе сведений и необоснованности выводов» из сирийского «химического досье» для реализации своих геополитических замыслов в Сирии и на Ближнем Востоке в целом.

Media playback is unsupported on your device

Касается ли дело Навального прав человека? Может ли его рассмотреть ЕСПЧ?

Второй блок вопросов, по словам Богуша, касается нарушения международных норм в отношении права на жизнь — и Европейской конвенции, и Международного пакта о политических и гражданских правах. В случае с Навальным идет покушении на убийство публичного деятеля и не подтвержденных подозрениях о том, что за этим стоит государство, говорит юрист.

Учитывая то, что Навальный, согласно заявлению властей Германии, был отравлен военным ядом, а, не, например, цианистым калием или клофелином, это может означать либо результат действия властей, либо попустительство со стороны государства, из-за которого под угрозу поставлена жизнь человека, рассуждает Богуш. Рассматривать такие дела теоретически может, в частности, Европейский суд по правам человека.

20 августа ЕСПЧ в экстренном порядке принял обеспечительные меры в рамках правила 39 Европейской конвенции (когда под угрозу поставлена жизнь и здоровье человека). Страсбургские судьи потребовали от российских властей к полудню 22 августа обеспечить доступ семье заявителя к его медицинской карте из омской больницы.

Директор ФБК Иван Жданов заявил 9 сентября, что родственников с медицинскими документами до сих пор не ознакомили.

Подача жалобы в ЕСПЧ о нарушении Россией права на жизнь в связи с отравлением Навального и отсутствие эффективного расследования станет возможна уже через несколько недель — если Мосгорсуд в апелляции отклонит жалобу на бездействие Следственного комитета в отношении возбуждения уголовного дела, говорит Коротеев. Но на ожидание решения ЕСПЧ, по его словам, уйдет много лет.

В любом случае, по статье 2 Европейской конвенции государство обязано эффективно расследовать попытку убийства, даже если оно в него не вовлечено, подытожил Богуш.

BBC News Русская служба

Вам также может понравиться

Ещё статьи из рубрики => Новости BBC