Бизнес в Грузии: между вирусом и банкротством
Свяжитесь с снами

СОВА

СОВА

Бизнес в Грузии: между вирусом и банкротством

Бизнес в Грузии: между вирусом и банкротством SOVA

#общество

Бизнес в Грузии: между вирусом и банкротством

COVID-19 убьет бизнес. Так многие мировые издания описывают то, что произойдет с глобальной экономикой в посткоронавирусный кризис. Пандемия и брошенный на борьбу с ней карантин угрожают как крупным корпорациям, так и мелким предпринимателям. Некоторые, возможно, вынесут пользу, но для других это станет смертным приговором. Диана Шанава решила выяснить, как коронавирус ударил по грузинскому бизнесу и сможет ли тот адаптироваться к новым реалиям.

«Что нам вирус сегодня, когда нам нечего есть завтра?»

«Мы этот карантин не переживем», — рассказывает о своем бизнесе Лаура Геленава. Вместе с мужем они около 10 лет держат небольшую «точку» женской одежды на Вокзальном рынке в Тбилиси. Когда-то Лаура работала учителем в одной из столичных школ, но после того, как муж попал под сокращение, они решили открыть свое дело, чтобы больше не работать «на дядю».

«Взяли кредит, арендовали место, наладили поставки. Я тогда очень радовалась, что больше не придется зависеть от кого-то. Проблема внезапной потери работы или не выплаты зарплаты, казалось, решена. Кредит постепенно погасили, дела наладились».

Закрыть «точку» на неопределенный срок Лауре пришлось 20 марта, когда в Грузии был введен режим чрезвычайного положения. Тогда владельцев всех торговых объектов, кроме продуктовых магазинов, аптек, банков и почтовых отделений, обязали свернуть бизнес.

Бизнес в Грузии: между вирусом и банкротством SOVA

«Я знаю, что в данной ситуации такие меры необходимы, но иногда начинаю думать: что мне этот вирус сегодня, когда я не знаю, чем буду завтра кормить свою семью? Сбережения у нас были совсем небольшие, так как свободные деньги нужно было пускать снова в оборот, на новый товар. Хватит на несколько недель. Но я хорошо понимаю, что ЧП может быть продлено, да и, к тому же, у всех сейчас тяжелое положение, не думаю, что после карантина люди сразу бросятся тратить деньги на одежду, когда на еду еле хватает».

Власти Грузии уже заявили о разработке антикризисного плана, который должен помочь населению, пострадавшему от пандемии. На проект выделили два миллиарда лари. Часть из этих денег будет направлена на помощь бизнесу и тем, кто потерял рабочие места. Правда, как заявила министр регионального развития и инфраструктуры, вице-премьер Майя Цкитишвили, правительство сможет рассмотреть возможность помощи гражданам не раньше мая.

«Это очень хорошо, что будет какая-то помощь от государства, но до мая надо еще как-то дожить. Сейчас удается только изредка продавать какие-то остатки товара онлайн на свой страх и риск. Да и покупать одежду в такой ситуации мало кто готов», — рассказывает Лаура.

По словам экономиста Акакия Цомая, правительство Грузии в сложившейся ситуации могло бы перенять опыт многих европейских стран, которые выдают гражданам, потерявшим источники дохода, ваучеры на продовольственные товары.

«Если правительство приостановит некоторые инфраструктурные проекты, уменьшит государственные расходы или сможет сэкономить на других проектах, то можно будет раздать эти ваучеры людям, которые остались без зарплаты. Ведь многим из них помощь нужна уже сегодня. Однозначно можно сказать, что безработица в эти месяцы будет только расти», — говорит Цомая.

Последняя остановка

Всеобщий карантин лишил Тбилиси основного желтого цвета. С улиц столицы исчезли маршрутные такси. С 18 марта правительство Грузии ввело запрет на работу микроавтобусов, как на городские, так и на междугородние рейсы. Эта мера ударила по самому незащищенному слою населения: по тбилисцам, которые не могут позволить себе ездить на такси, а также водителям маршруток.

Олег — вынужденный переселенец из Абхазии. С начала 90-х он живет в съемной квартире. Уже несколько лет Олег работает водителем городского маршрутного такси и на заработанные деньги содержит семью. С 18 марта он, как и все его коллеги, сидит дома без работы. Жена Олега — повар в тбилисском кафе, подобно мужу осталась без работы. Пара живет за счет своих сбережений и помощи от дочери.

«Мы, водители маршруток, были арендаторами автотранспорта: платили не нам, а мы — определенный процент от заработанного… Поэтому, можно сказать, что работали сами на себя. И сейчас сидим дома без работы. Я очень надеюсь, что это долго не продолжится, все будут здоровы, и мы снова сможем работать. Иначе мы просто не протянем…», — рассказывает Олег.

Ледниковый период для туризма

Раньше торгового сектора потери из-за COVID-19 стал нести туристический. Именно на него пришелся первый удар пандемии. Отмены бронирований туров и отелей на март-апрель-май начались еще до официального закрытия Грузией границ, в начале февраля. Уже к концу месяца практически всем отелям пришлось закрыть свои двери для иностранных гостей, поскольку работать было уже небезопасно, да и бессмысленно.

Владелец небольшого отеля в районе Мтацминда в Тбилиси Ираклий Гвенетадзе поставил на паузу свой бизнес в первых числах февраля.

«Вначале отмены были связаны с китайскими туристами, затем – с иранскими, а когда эпидемия стала распространяться по Европе, начались и отмены от европейских туристов. После этого в целях безопасности мы решили закрыть отель на время пандемии».

Бизнес в Грузии: между вирусом и банкротством SOVA

Впрочем, и турбизнес может рассчитывать на кое-какой антикризисный спасательный круг от правительства. 18 тысяч туристических объектов на четыре месяца освободят от уплаты налога на имущество и подоходного налога. Кроме того, многие банки предложили клиентам отсрочку выплат на три месяца. А небольшим гостиницам (до 50 номеров) покроют проценты по кредитам за счет государственного бюджета. По мнению экономиста Акакия Цомая, это позволило «заморозить» туристический сектор.

«Но отрасль уже понесла колоссальный ущерб, и неизвестно, в какие сроки сможет восстановиться», — говорит экономист.

«Даже у тех, кто еще на плаву, сильно снизилась платежеспособность»

Приостановка работы нескольких секторов бизнеса повлияло и на работу многих агентств, занимающихся их продвижением и пиаром. Naska Groo, блогер и соосновательница агентства Dodago, которое оказывает комплекс услуг для продвижения бизнесов, признается: сегодня их первоочередная задача – пережить карантин.

«У нас отвалились клиенты из ресторанного и гостиничного секторов, салоны красоты… Для кафе и ресторанов, которые работают на доставке, мы сейчас делаем бесплатный пиар. С остальными вроде пока работаем, но все будет зависеть от платежеспособности».

Бизнес в Грузии: между вирусом и банкротством SOVA

С некоторыми клиентами агентство готово обсуждать переход на работу по принципу комиссионных. Они настраивают сервисы, рекламу, ботов и берут процент с продажи. Это поможет избежать сильного удара по бюджету и так ослабших бизнесов и самим оставаться на плаву.

«Но однозначно могу сказать, что даже у тех, кто на плаву, сильно снизилась платежеспособность. А значит, и нам придется корректировать свои цены», — говорит Наска.

«Мы открыли двери нашего бара… онлайн»

Владельцы многих ресторанов и баров решили не дожидаться поддержки от государства и спасать свой бизнес уже сегодня, переориентируясь на доставку. Правда, в этой игре выигрывают крупные сети хинкальных, фастфуда или азиатской кухни. Мелким заведениям сложнее договориться с сервисами доставки, и они попросту теряются на фоне больших конкурентов. Поэтому многие из них начали открывать двери для своих посетителей… онлайн.

«Мы запустили онлайн-версию нашего бара, чтобы поддержать ламповое общение людей, разбавить вынужденную изоляцию и предоставить людям площадку, где можно пить вместе, не выходя из дома. Наша идея – перенести реальный бар для реальных гостей, которые в него ходили, в интернет», — рассказывает Никита Шумаков, владелец небольшого Sma Craft Beer Bar, что в районе Сололоки.

Вместе с командой он создал сайт, где есть три комнаты вместимостью по 12 человек. Первый этаж, второй и барная – здесь посетители могут виртуально собираться, что-то обсуждать, делиться новостями и пить, оставаясь при этом дома. Чтобы минимизировать затраты на продвижение, владельцы планируют устраивать в своих онлайн-комнатах ивенты и коллаборации с разными сообществами.

Бизнес в Грузии: между вирусом и банкротством SOVA

«Мы также предложили поддержать нас с помощью фьючерсов, за которые можно получить большой депозит на бар и именной бокал, когда снимут запрет на работу заведений».

Эти меры должны помочь небольшому заведению продержаться до окончания пандемии. Но главный вопрос, который сегодня стоит перед владельцем: будет ли в эпоху посткоронавируса покупательская способность?

«Валюта падает, бензин дешевеет, говядина, которая используется для бургеров, становится дороже, пиво, которое многие пивоварни варят частично из привозных ингредиентов, тоже подорожает», — говорит Шумаков.

Возможно, справляться с перечнем проблем, предпринимателю придется в одиночку. По мнению экономиста Акакия Цомая, правительству еще предстоит внести ясность в ряд пунктов инициативы по поддержке бизнеса.

«Пока программа поддержки не начала работать, владельцам малого и среднего бизнеса необходимо самим стараться переориентироваться, переходить на онлайн-продажи или производить продажи фьючерсов на будущее», — считает экономист.

Финансовая подушка безопасности, по мнению Цомая, должна формироваться за счет снижения расходов госаппарата. Если это произойдет за счет внутреннего долга, то по лари будет нанесен новый удар. И тогда попросту не избежать ни нового инфляционного витка, ни нового бизнес-коллапса.

Также в рубрике #общество

#cпецпроект СОВЫ

Коронавирус в Грузии

Получайте рассылку

Девушки заброшенных фабрик

11 из Грузии: истории, которые вдохновят

WeekEnd Навигатор

#спецпроект НАТО

#спецпроект СОВЫ

Advertisement

#главное

Advertisement