Свяжитесь с снами

СОВА

СОВА

Визит Штайнмайера: ожидание — реальность

#политика

Визит Штайнмайера: ожидание — реальность

Визит Штайнмайера: ожидание — реальность

Имя Франка-Вальтера Штайнмайера в Грузии ассоциируется с войной 2008 года, точнее с попыткой ее остановить. Трёхступенчатый план мирного урегулирования в 2008 году отвергли в Сухуми и ему пытались чинить препятствия в Москве. На решающую встречу Швеции в июле абхазская сторона отказалась ехать, сославшись на отпускной период в де-факто правительстве. Через три недели началась российско-грузинская война.

Сегодня, когда в Украине проходят акции протеста против «формулы» Штайнмайера, в Грузии с надеждой ожидали ее автора.

Изначально было заявлено, что президент Германии ограничится протокольной речью по итогам переговоров с грузинским коллегой Саломе Зурабишвили. Изменения в повестку дня внесли в последний момент, когда формат пресс-конференции поменяли на брифинг.

Разницу в приоритетах Зурабишвили и Штайнмайера можно было услышать с первых слов совместного заявления.

Президент Зурабишвили обратилась к Германии с просьбой не забывать о Грузии наряду с другими конфликтами, в частности, в Украине.  Она отметила, что на оккупированных территориях ситуация довольно напряженная и «в любое время может перерасти в нечто более серьезное».

Подобное обращение Зурабишвили противоречит позициям правящей «Грузинской мечты». С первых дней прихода к власти партия заявляла, что Тбилиси не должен стать яблоком раздора между Россией и Западом.

Сама Зурабишивли изначально пытается занять активную роль в российско-грузинском урегулировании. Президент не раз высказывалась за изменения в единственный существующий между сторонами формат Женевских дискуссий. Об этом она говорила и с трибуны Генеральной Ассамблеи ООН.

«Грузия забыта»

Старания президента Зурабишвили в оппозиции считают фиктивными. Член «Европейской Грузии» в беседе с СОВОЙ отметил, что призыв, который прозвучал в адрес германского президента уже говорит о том, что Грузия забыта. Георгий Канделаки руководствуется простой арифметикой. Политик предлагает сосчитать количество раз, когда тема Грузии поднималась на встречах президента Путина с международными лидерами.

«Это число равно нулю», — говорит Канделаки.

По мнению оппозиционера, после украинских событий 2014 года весь цивилизованный мир сумел разобраться в обстоятельствах войны 2008 года.

«Все, кто были критически настроены к Грузии, замолкли. Как правильно отметила президент, война в Грузии и Украине – это проявление одной и той же проблемы. Грузия может вновь привлечь внимание к своей проблеме на международной арене. К сожалению, президент упустила, что «Грузинская мечта» сопротивляется появлению в американо-российской повестке шестиступенчатого договора (более известного в России, как Медведев-Саркози-прим.автора). Выполнение условий этого соглашения должно стать частью санкционной политики Запада. По своему весу документ намного значительнее, чем Минские соглашения. Я напомню, что под ним стоит подпись от имени всего ЕС», — отмечает Канделаки.

Оппозиционер заявляет, что председатель партии «Грузинская мечта», миллиардер Иванишвили таким образом не желает пересекать красные линии президента Путина.

«На уровне риторики в Грузии ничего не изменилось, но де-факто наша внешняя политика стремительно дрейфует».

Что хотели услышать в Тбилиси

Политические заявления Зурабишвили о необходимости деэскалации в речи Штайнмайера не нашли отклик. Президент делал акцент на образовательных и культурных проектах. Штайнмайер говорил, о чем угодно, только не о самой насущной для Грузии проблеме – оккупации.

Лишь после вопроса журналистов о будущей интеграции Грузии в НАТО и ЕС, Штайнмайер заметил, что стране не повезло с соседями и географическим положением.

В Тбилиси от прагматичных немцев не привыкли получать дипломатические реверансы. Эта страна, наряду с Францией, в 2008 году блокировала получение Грузией и Украиной плана действий по членству в НАТО на саммите в Бухаресте. При этом именно Германия является лидером в подготовке и оснащении грузинской армии по стандартам НАТО.

Президент признал, что Грузия по своей военной подготовке ничем не уступает остальным членам Североатлантического Альянса. Штайнмайер не стал уточнять, почему этого недостаточно для членства.

Что говорил Штайнмайер в 2008

Так вспоминает в своем интервью Дмитрию Гордону экс-президент Михаил Саакашвили последнюю встречу со Штайнмайером перед войной 2008 года:

«Мы в батумском кафе на побережье сидели, ели аджарские хачапури с яйцом внутри, и наш министр по реинтеграции Темур Якобашвили спросил: «Господин Штайнмайер, вы поможете нам миротворческий формат поменять и международный контингент ввести? Мы уже россиянам не доверяем». Штайнмайер вдруг вилку и нож положил, которыми очень аппетитно ел хачапури, и воскликнул: «Ребята, какой, к черту, формат? Скоро война у вас будет!» У всех нас челюсти просто отвисли: в первый раз кто-то сказал, что она таки будет! «И я, – он продолжил, – расскажу, как все начнется. Россияне будут вас провоцировать больше, больше, больше, в какой-то момент вы статус миротворческих сил изменить попытаетесь, заявите, что русские больше не миротворцы, но они никуда не уйдут и военное присутствие свое станут только наращивать. Затем вы вынуждены будете ответить огнем – и начнется война, и единственное, что Европейский союз сможет сделать, – зайти и вас разделить».

В июле 2008 года глава МИД ФРГ представил в Тбилиси, Сухуми и Москве трехступенчатый план урегулирования конфликта, разработанный Группой друзей генсека ООН. Ее на тот момент возглавляла Германия. План не являлся публичным документом, но, по сообщению немецкой газеты Der Spiegel, первая фаза предусматривала мероприятия в течение года, направленные на восстановление доверия, которые также подразумевали подписание договора о неприменении силы и начало процесса возвращения вынуждено перемещенных лиц. Второй этап предусматривал начало реабилитационных работ в Абхазии, в ходе которых Берлин намеревался созвать конференцию доноров для привлечения средств. Третий этап — определение политического статуса Абхазии.

Тогдашний президент Грузии Михаил Саакашвили раскритиковал пункт о подписании соглашения о неприменении силы. Он назвал его «искусственной темой, так как власти Грузии не собираются использовать силу против собственных граждан». Как тогда заявлял Саакашвили, «в этом соглашении переносится внимание с основной проблемы, которая связана с процессом «открытой аннексии» Грузии».

Россия же в первую очередь требовала подписания соглашения о неприменении силы для дальнейшего обсуждения остальных аспектов подготовленного Германией плана, в том числе и о возвращении беженцев. Об этом заявлял министр иностранных дел Российской Федерации Сергей Лавров. «Наши западные партнеры пытаются увязать данное требование с подписанием документа о возвращении беженцев, что абсолютно нереально на данном этапе», — добавил он, — «Тема возвращения беженцев требует сначала успокоения ситуации, восстановления доверия, и уже потом возникнет возможность эту тему в предметном плане рассмотреть».

Сухуми изначально отвергал предложенный Берлином трехступенчатый план мирного урегулирования конфликта в Абхазии, назвав его «принципиально» неприемлемым. Власти Абхазии отказались вести переговоры по статусу, заявив, что вопрос «вообще не является предметом переговоров». Ныне покойный лидер Сухуми Сергей Багапш говорил, что из предложений немецкой стороны он был готов принять только пункт об отказе от применения силы. Однако соответствующее соглашение, по его словам, Абхазия могла бы подписать только в том случае, если Тбилиси выведет из Кодорского ущелья свои вооруженные формирования.

«Штайнмайер — не носитель формул»

Посол Украины в Грузии Игорь Долгов в беседе с СОВОЙ попросил не путать «формулу» Штайнмайера с его визитом в ранге президента. Дипломат отметил, что налицо два разных процесса.

Об этом в своем заявлении говорила и президент Грузии. Зурабишвили заверила журналистов, что Штайнмайер приехал «как президент, а не носитель формул».

«Но я бы пожелала, чтобы многие наши партнеры искали различные формулы, иначе мы будем в плену статуса-кво», – посетовала она.

Единственное, что вывело из себя опытного дипломата – это журналист Русской службы Би-Би-Си. На вопрос о том, «какой была роль России в формулировании предложения для Украины», германский президент коротко отрезал: «Никакой».

Разделенную колючей проволокой Грузию Штайнмайер увидит лично. Президент Германии, как и все международные лидеры, посещающие Грузию, отправится к разделительной линии 8 октября из региона Кахети. Благополучный край, где недавно завершился сбор урожая, а виноделы принялись за изготовление вина, президент посетит впервые.

Маловероятно, что Штайнмайер стал посланником Кремля в Тбилиси. Особенно на фоне первой прямой коммуникации между главами МИД двух стран в Нью-Йорке. Судя по всему правительство «Грузинской мечты» нашло у себя силы тягаться с Россией один на один.

More in #политика

To Top