"Чтобы ни одна мать не плакала". Как в Москве прошел самый массовый митинг в поддержку политзаключенных
Свяжитесь с снами

СОВА

СОВА

«Чтобы ни одна мать не плакала». Как в Москве прошел самый массовый митинг в поддержку политзаключенных

Новости BBC

«Чтобы ни одна мать не плакала». Как в Москве прошел самый массовый митинг в поддержку политзаключенных


На проспекте Сахарова в Москве в воскресенье прошла очередная акция оппозиции. Отличительной чертой ее стала непопулярная тема — защита политзаключенных: раньше на подобные акции выходили в основном оппозиционные активисты. Корреспонденты Би-би-си рассказывают, почему в этот раз митинг под названием «Отпускай» вывел на улицы по меньшей мере 20 тысяч человек.

Волна недовольства началась с недопуска независимых кандидатов на выборы в Мосгордуму — на этом и концентрировались согласованные и несогласованные акции, продолжающиеся в Москве с июля. Но в этот раз — на первом митинге после выборов — в центре внимания оказались фигуранты «московского дела» — люди, столкнувшиеся с уголовным преследованием после участия в протестах.

Чуть ли не впервые подсчеты о численности акции от волонтеров «Белого счетчика» и ГУВД Москвы почти совпали: по оценкам полиции, на митинг пришло 20 тысяч, а «Счетчика» — 25 тысяч человек.

Media playback is unsupported on your device

Это вдвое меньше, чем на предыдущем большом согласованном митинге, 10 августа, — тогда на Сахарова собрались 60 тысяч человек. Лидера оппозиции Алексея Навального это не смутило.

— Защита политзаключенных — это главная политическая тема прямо сейчас, — сказал он.

— Но не пробили даже шестьдесят тысяч, — заметил кто-то из журналистов.

— Мы уже начинаем капризничать. Двадцать с лишним тысяч — это отличный митинг, — сказал политик. — Особенно с учетом погоды.

Погода в воскресенье действительно не помогала увеличить явку. Гости и выступающие прятались в палатках и пытались согреться чаем, протестующие жались друг к другу под зонтами.

«Все кардинально изменилось»

«Это была наша самая большая боль — то, что митинги про политзаключенных не собирали много людей раньше», — радостно рассказывал Би-биси директор ФБК Иван Жданов, один из тех, кого не зарегистрировали на выборы в Мосгордуму.

«Это была какая-то группка ядра нашей аудитории, ядра активистов, ядра людей, которые думают. Но сейчас мы видим, что все кардинально изменилось. И сразу, как только начались эти митинги, людей начали освобождать. Здесь стоят как раз на сцене те люди, которых освободили из СИЗО», — добавил он.

На небольшую сцену в середине митинга действительно вышли волонтер «Яблока» Валерий Костенок, нижегородский активист Владислав Барабанов и волонтер штаба Любови Соболь Алексей Миняйло.

Костенок под аплодисменты толпы благодарил всех за поддержку. «Права не дают, права берут», — скандировал Барабанов. «Сразу после допроса в СК я поехал стоять в одиночном пикете, — рассказал Миняйло в микрофон. — И несколько человек мне сказали: «Ты что, дурак? Не боишься обратно загреметь?» Я, конечно, боюсь. Но ещё больше я боюсь жить в страхе».

Миняйло провёл под арестом полтора месяца и вышел совсем недавно: в пятницу Басманный суд внезапно не нашел оснований для продления ареста, а следователь тут же снял все претензии к Алексею. «Охрененски себя чувствую, — сказал Би-би-си Миняйло. — Я очень горд за общество, которое смогло меня вытащить. Мы научились держать удар».

На сцену вышел и студент МГТУ имени Баумана Даниил Конон, дело в отношении которого было прекращено 3 сентября. Перед митингом его мать заявила Би-би-си: «Это сейчас не про оппозицию абсолютно, это про людей. То, что сейчас происходит, — это не про оппозицию, это про каждого из нас, про то, какой выбор [человек] здесь и сейчас для себя делает. От этого зависит все наше будущее. И мне кажется, это достаточно переломный исторический момент».

Мама еще одного активиста, Даниила Беглеца — его приговорили к двум годам колонии за то, что он дернул полицейского за руку, — сказала: «Я очень хочу, чтобы его выпустили, всех сыновей выпустили, чтобы ни одна мать не плакала и ни одна не болела из-за своего сына.»

«Я думаю, что может удастся [освободить], потому что он ни в чем не виновен — мой, как и все, не виновны. Они не шли на это дело», — добавила она.

«Мы здесь — это все мы, без разделений»

На лозунги со сцены толпа реагировала вяло, активно радовались разве что Алексею Навальному и подпевали Алексею Кортневу — многие знали слова песен. Зато митингующие пришли подготовленными: рукописных, самодельных плакатов было много.

Многие выбирали из политзаключенных одного, чтобы вступиться за него адресно. «Это самое несправедливое дело. Он даже урны не бросал, хотя за это тоже сажать странно», — объяснил участник митинга Сергей: он пришел с рукописным плакатом за свободу Константину Котову.

Женщина под фиолетовым зонтиком попросила у стоящего рядом протестующего плакат с Айдаром Губайдулиным: сама она пропустила раздающих плакаты волонтеров.

«Мы у Айдара на суде были, как раз когда его отпустили — даже руку пожали, — рассказала женщина, представившаяся Еленой. — Это была такая радость, будто мы родные люди. Я бы рекомендовала всем хотя бы раз приехать на суд. Текстовые трансляции не передают того, что происходит в зале суда, когда смотришь в лицо судье и прокурору. Это вообще меняет восприятие происходящего: это перестает быть шоу из интернета и становится судьбой реального человека».

Софья пришла со своим плакатом в поддержку Самариддина Раджабова. «Недавно написали, что Раджабову меньше всего приходит писем. И я решила, что он не должен быть забыт, — сказала она Би-би-си. — Никто не говорит о Раджабове, никто не говорит о Косте Котове. Мы с ним познакомились в декабре на пикетах — он выходил поддержать арестованного Льва Пономарева — и потом часто встречались на акциях. Его судят за 2 марта, 12 июня и шествие возле здания ФСБ. Я там везде была, то есть, я легко могла оказаться на его месте!»

Картонную фигуру Егора Жукова приобнял Арсений: картонный и настоящий юноши в одежде одного цвета были вообще удивительно похожи. Арсений хорошо знаком с Жуковым, он собирал за его кандидатуру подписи. «Мы здесь — это все мы, без каких-то разделений. Каждый должен вступаться за каждого. Я готов вступиться за любого», — объяснил он.

А закутавшийся в капюшон Александр выбрал из всех, кто испытал на себе работу силовиков, якутского шамана. «Руки прочь от Габышева!» — написал он на плакате. «Он тоже человек — самый бесправный, может быть, из всех, — объяснил Александр. — Взяли, закатали, а человек шел, никого не трогал, просто на своей волне. Если мы за самых слабых не заступимся, за кого тогда? И кто за нас заступится?»

«Известные люди начали высказываться»

Участники митинга, с которыми общались корреспонденты Би-би-си, сходились во мнении, что одним из главных двигателей протеста стала общественная кампания со стороны актеров и музыкантов. У сцены в этот раз их было немного — на фоне активистов и оппозиционных политиков выделялись разве что ведущая Татьяна Лазарева и музыкант Алексей Кортнев, выступавший на сцене.

«Их внимание к этому вопросу важно, потому что внимание людей, к которым прислушиваются десятки тысяч людей, к сожалению, оказывается более весомым. Поэтому это здорово, что известные люди начали высказываться. Потому что действия [власти] вызывали оторопь», — объяснил Кортнев.

А в толпе можно было встретить Юрия Дудя и рэпера Фейса. «Я здесь, чтобы поддержать тех, кто выступает за закрытие московского дела, — сказал Би-би-си Фейс, он же Иван Дремин. — У меня есть желание использовать свою [популярность для общего блага]. В первую очередь через свою музыку. Я хочу сказать все, что требуется, через свою музыку и таким образом выражать поддержку. Трачу все своё время на это, надеюсь я не разочарую свой народ».

Пенсионерка Татьяна стояла посреди толпы с игрушечным омоновцем, держа его, будто плакат. «Плакаты многие пишут, а я не умею писать, я умею ручками делать. Это собирательный образ омоновца, росгвардейца. То, что я ему не сделала глазки, означает, что он орудие, шестерка, — у орудия нет глаз», — объяснила она.

Игрушечный омоновец собирает вокруг себя улыбающихся людей с телефонами, каждый старается его сфотографировать. «Слишком серьезно на митингах всегда, хочется несерьезного — а тут люди сразу улыбаются», — сказала Татьяна.

«Мы всем предлагаем кидаться в него бумажными стаканчиками», — добавила её подруга.

Веселья на митинге было действительно маловато. Выступления закончились, и замерзшие люди, укутанные почти по-зимнему, быстро двинулись в сторону метро. К выходу с митинга прошла девушка в черном пальто с крупной красной надписью «Душно» на груди — и на спине.

***

Также в рубрике Новости BBC

#cпецпроект СОВЫ

Коронавирус в Грузии

Получайте рассылку

Loading

Девушки заброшенных фабрик

11 из Грузии: истории, которые вдохновят

WeekEnd Навигатор

#спецпроект НАТО

#спецпроект СОВЫ

Advertisement

#главное

Advertisement