Свяжитесь с снами

СОВА

СОВА

104 слова об истреблении армян в Османской империи

#общество

104 слова об истреблении армян в Османской империи

104 слова об истреблении армян в Османской империи

24 апреля – день памяти жертв геноцида армян в Османской империи. Ровно 104 года назад, в 1915 году, произошли события, которые получили еще одно название – «Великое злодеяние». Общее число погибших оспаривается. По некоторым оценкам в период с 1915 по 1923 год погибло около 1,5 миллионов армян. СОВА намеренно не вступает в эту дискуссию. Мы уверены, что когда речь идет о человеческих жизнях, цифры – лишь жестокая статистика. Самая Рзаева заинтересовалась, как живут в Тбилиси потомки тех, кто бежал из Османской империи.

Прабабушки Аршалуйс и Джейран

«В международном праве есть такое понятие как срок давности. То есть, спустя сто лет преступление не может быть расследовано, а его виновники не могут понести наказание. Сто лет со дня геноцида прошло в 2015-м. Но армяне никогда не забудут об этой ране. Мы будем требовать признания геноцида. Это преступление не имеет срока давности». Боль о событиях 1915 года Виктории Максоевой досталась на уровне ДНК. 104 года назад ее предкам пришлось спасаться от угрозы истребления.

Виктория родилась в Тбилиси, так же, как ее родители. По профессии она лингвист. Уже многие годы занимается организацией культурных мероприятий, посвященных армянской культуре и литературе.

В 2013 году она основала неправительственную организацию «Агора Джорджия» и занялась документальным кино.

Фото: sova.news

Женщина показывает фотографию, на которой запечатлены ее бабушка Аршалуйс с дочерью. По словам Виктории, ее молодая дочь знает о всех тяготах, выпавших ее предкам. Она по примеру своей матери и бабушки рассказала дочке все о событиях начала прошлого века.

«Моей дочери 21. Она знает историю своего этноса и своих предков. Что пришлось пережить ее прабабушкам».

В юности Викторию интересовала журналистика. Она решила взять интервью у бабушки. Тогда и узнала о событиях прошлого из уст очевидца.

«Бабушка Аршалуйс рассказывала мне, что была совсем ребенком, когда начались события в Турции. Как-то ночью ее разбудили и перенесли в  фургон. Там ее ждали двоюродные братья и сестры. Их отправили в почти опустевший Карс, где отец и дядя посадили на поезд до Тбилиси. Бабушка тогда не знала, что видит отца в последний раз. Он был для нее самым близким человеком, мать умерла при родах. Этот момент она всю жизнь вспоминала со слезами», — говорит Виктория, с трудом сдерживая эмоции.

Фото: sova.news

По приезду в Тбилиси семья вместе с другими родственниками поселилась в казарме. Это были голодные времена. Четверо детей умерли от истощения. Бежавшие от преследований теперь бежали от голодной смерти — обратно в Карс.

Вернувшись домой, они поняли, что родное село полностью опустошено. Пришлось покидать родной дом во второй раз, теперь уже навсегда.

Возвращались обратно ночью пешком. Все еще ходили слухи о резне в соседних селах. Женщине, которая сопровождала Аршалуйс и еще четверых детей, было сложно уследить на всеми. Так маленькую девочку оставили в пещере с другими сиротами.

«Бабушка мне рассказывала, что за ними ухаживала женщина с лицом, изуродованным от пуль, которую все называли госпожа Хачатрян. Ей помогала турчанка, которая сидела у входа в пещеру и говорила туркам, что внутри — дети, что им туда нельзя. Так местные жители спасли и многих женщин».

Спустя некоторое время двоюродный брат нашел Аршалуйс и забрал ее в Тбилиси. По рассказам Виктории, до самой смерти бабушка мечтала вернуться домой.

Через месяц после смерти бабушки Виктория отправилась в Турцию. Недалеко от Карса она попросила остановить автобус. Пассажиры наблюдали, как молодая женщина закапывает в землю фотографию. Так внучка исполнила желание бабушки.

Не менее трагичная история у второй прабабушки Виктории. Ее звали Джейран. Она родилась в 1870 году, а к 1915 уже имела пятерых детей.

По словам бабушки, турецкие войска не щадили мальчиков. У Джейран на глазах убили троих ее детей. И когда войска в очередной раз подошли к селу, бездетный сосед предложил Джейран забрать хотя бы одного из ее сыновей, чтобы спасти ему жизнь.

Женщина отдала сына Тиграна. Они покинули село, но в тот же день на смену турецким войскам пришла русская армия. До конца своих дней Джейран ждала сына, надеялась, что тот найдет ее и вернется. Этого так и не произошло.

Прабабушка Азатуи

«Этому кофейному сервизу более 110 лет. Я храню его очень бережно». 55 летняя Карина Варданесян показывает нам семейную реликвию.

Фото: sova.news

В детстве Карина любила слушать рассказы прабабушки. Они походили на приключения из книг. Азатуи Тер-Меликситян любила вспоминать, как в хорошие времена они всей семьей собирались дома за большим столом.

Фото: sova.news

«Мои предки поняли, что в Турции жить небезопасно. Они всей семьей отправились в Тбилиси. Прабабушка рассказывала, что они надеялись когда-нибудь вернуться. Я помню, она говорила, что готова дойти до своего дома даже пешком. Лишь бы увидеть его еще раз. Но в условиях СССР, да и в целом оказаться на территории Турции было невозможно», — рассказывает Карина.

Фото: sova.news

Мать и отец Карины — потомки бежавших из Турции армян. В их доме в Тбилиси хранится много семейных реликвий.

«Помимо вещей, которые находятся у нас дома: тарелка, кофейный сервиз и сундук, у наших родственников Ереване есть много книг и фотографий тех времен, включая древнюю Библию на армянском языке», — делится Эльза, мать Карины.

Прабабушка Люсине

Алисе Овесовой 22 года, она студентка четвертого курса факультета международных отношений. Девушку интересует история конфликтов, включая события, происходившие в Турции в 1915-1923 годы.

Фото: sova.news

Еще в начальных классах Алиса узнала от своей прабабушки Люсине Габриелянц, что ее корни — из провинции Карс. В свидетельстве о рождении прабабушки так и было написано: город Карс, Турция.

«Моим предкам удалось спастись и при этом продолжать жить в Турции благодаря моему прапрадедушке Враму Габриелянцу. Он был хорошим кузнецом. Его оставили в живых и даже выписали расписку, чтобы его семью не трогали».

Какое-то время предки Алисы могла спокойно жить в Карсе. Но ситуация оставалась напряженной, армянам оставаться в Турции было по-прежнему небезопасно.

Перед тем, как покинуть родной дом, семья Габриелянц решила сжечь флигель во дворе.

«Они не хотели, чтобы дом достался кому-то другому. Им было очень больно покидать место, где семья прожила несколько веков. Это был фамильный дом, на котором был изображен герб с фамилией семьи».

Прабабушка Люсине, от которой Алиса знает об этих событиях, родилась по дороге в тогдашний Тифлис. Этот город Габриелянцы посчитали лучшим для новой жизни. Преждевременные роды спровоцировали стресс и долгое путешествие на лошадях.

«Люди, бежавшие вместе с ними, предлагали оставить ребенка, потому что не верили, что в таких условиях тот выживет. Но моя прапрабабушка не сделала этого, и им всем удалось добраться до Тбилиси живыми».

Люсине, которая выросла уже в Тбилиси, узнала о своей настоящей родине от своих родителей. Они часто рассказывали о жизни в Карсе, о дне, когда в последний раз смотрели на родной дом и плакали, понимая, что никогда больше не вернутся.

«Много лет спустя прабабушка узнала, что дальние родственники были проездом в Карсе и увидели тот самый дом. Мне бы тоже очень хотелось его увидеть. Из рассказов прабабушки я знаю его историю».

More in #общество

Спецпроект НАТО

#спецпроект СОВЫ

Advertisement

#главное

Advertisement
To Top