Свяжитесь с снами

СОВА

СОВА

Мариам Гвасалия: я начинаю жизнь заново

#общество

Мариам Гвасалия: я начинаю жизнь заново

Мариам Гвасалия: я начинаю жизнь заново

Она перебирает яркие дизайнерские платья, блузы и куртки, ожидающие на вешалках своих владелиц. Кому-то эта девушка подарит стильный образ, а кому-то – веру в жизнь и в собственные силы. Мариам Гвасалия – талантливый молодой дизайнер одежды и обуви. А еще – человек, поборовший одну из самых страшных болезней. Лёля Сохашвили Найко встретилась с однофамилицей законодателя парижской моды Демны Гвасалия, создающей в Тбилиси свою линию одежды и диктующей судьбе свои правила жизни.

Еще в детстве Мариам увлекалась рисованием ярких, разноцветных моделей, выбивавшихся из привычного для грузин стиля. Окончив Тбилисскую государственную академию художеств и попробовав себя и на факультете дизайна кожи, и на текстильном отделении, девушка основала собственный бренд, не изменив себе – ее коллекции славятся не только темными, но чаще очень яркими цветами как в одежде, так и обуви.

Бренду Mariam Gvasalia в этом году исполняется семь лет. По-настоящему началом своей карьеры девушка считает 2013 год, когда она одержала первую победу в конкурсе молодых дизайнеров Be Next, основанном Софией Чкония. Судьи остались под впечатлением от туфель с цветными каблуками в стиле поп-арт. Мариам выигрывала этот конкурс дважды, и с 2013 года ее весенне-летние и осенне-зимние коллекции завоевывали исключительно положительные отзывы в рамках показов тбилисской Недели моды. Одежда и обувь молодого дизайнера продается даже в одном из самых старинных магазинов Венеции Al Duca d’Aosta рядом с такими брендами, как Alexander Mcqueen, Bulgari, Burberry, Fendi, DKNY, Gucci, Valentino.

В этом году Мариам представит свою новую коллекцию уже на Mercedes-Benz Fashion Week Tbilisi, основателем которой также является София Чкония. Возвращения Гвасалия на Неделю моды ждали с 2017 года, когда этой хрупкой 25-летней девушке был поставлен страшный диагноз: острая форма лейкемии.

Звоночки об ухудшающемся самочувствии поступали и раньше: Мариам чувствовала сильную усталость, но списывала это на то, что она много работает и спит всего по пять часов в сутки. У нее пропал аппетит, но девушка считала: в августе в Тбилиси так жарко, так что неудивительно, что организму хватает лишь воды и арбузов. Впоследствии, Мариам заметила, что на теле стали появляться синяки, хоть она ни обо что не ударялась. Когда у девушки стали болеть и отекать ноги, она все же обратилась к врачу, чтобы сделать УЗИ сосудов.

Врачи настояли на том, чтобы она сдала анализы, но результаты их не удовлетворили, и пришлось сдавать их повторно. Уже на следующий день ей порекомендовали отправить материалы для гистологического исследования либо в Германию, либо в Турцию, потому что в Грузии такое исследование не проводится. Мариам понимала, что нельзя терять время, и вместе с отцом улетела в Турцию. Она заполнила маленький чемодан платьями и балетками, намереваясь гулять по городу в процессе ожидания результатов биопсии, и особо не беспокоилась.

Сразу из аэропорта они отправились в госпиталь. Врач изучила анализы, сделанные в Тбилиси, и тут же сообщила Мариам, что она остается в госпитале минимум на месяц. За уточнением диагноза последовал первый курс химиотерапии, который сразу принес свои плоды, но в случае такой острой формы заболевания, этого было недостаточно, поэтому начались поиски донора для пересадки костного мозга.

«Сейчас я уже рассказываю это со смехом, но тогда это было полной неожиданностью. Я готовилась к празднованию дня рождения дочери, заказывала торт, фейерверки, и вдруг 14 августа, за день до ее праздника, мне пришлось улетать в Турцию. Папа, как и я, был настроен на то, что пока будут готовы результаты биопсии, которые делаются в течение 10 дней, мы будем гулять, есть мороженое. Но меня оставляют в больнице, а он отправляется по магазинам искать мне белые футболки, которые принято носить в палатах».

Мариам повезло: донора нашли достаточно быстро. На это ушло меньше года. Операция прошла успешно, а дальше начался сложный период реабилитации, затянувшийся на шесть месяцев. Полгода в постоянных надеждах, что вот-вот можно будет вернуться домой, в Тбилиси. Все это время Мариам продолжала работать и старалась не падать духом. Хрупкая и беззащитная внешне, внутри она оказалась очень сильным и волевым человеком.

«Я всегда говорила и говорю, что если у человека есть руки и ноги, то все можно преодолеть. Конечно, мне повезло, что финансовое положение позволило так оперативно заняться лечением, но я все равно считаю, что на 60% успех зависит от нашего настроя и мыслей. Первые 10 дней после химиотерапии было так плохо, что это отражалось даже на моем мозге. Я не воспринимала ничего происходящего вокруг, я не могла думать ни о семье, ни о работе, не было никаких сил… Но я всегда знала, что кроме меня есть мои близкие, мои родители, мой муж и дочь, и если я не буду бороться, то им будет еще тяжелее. Конечно, мне было плохо физически, но когда твои близкие понимают, что даже при всем желании ничем не могут тебе помочь, им гораздо труднее морально».

Весь период лечения и реабилитации Мариам продолжала работать удаленно, не бросая свое детище. Друзья настояли на том, чтобы она делилась происходящим со своими подписчиками в Instagram, и в какой-то момент девушка поняла, что получает такую колоссальную поддержку, которой и не могла себе представить. Сейчас многие считают, что Мариам – своего рода голос молодежи в вопросах борьбы с таким страшным заболеванием, как рак. Ей постоянно задают вопросы и просят совета, как поступить в той или иной ситуации.

«Когда я делилась своей историей, делилась тем, как проходит лечение, а потом уже реабилитация, люди стали подписываться, очень меня поддерживали и спрашивали совета. Конечно, я не врач, но на собственном примере могу показать, что самое главное – не опускать руки».

Сейчас жизнь Мариам практически полностью вернулась в привычное русло. Она занимается работой и воспитанием дочери, строит планы на будущее. Конечно, образ жизни пришлось немного скорректировать, но это ее не сломило.

«Мне нельзя ездить на море и плавать в открытом бассейне, я вынуждена скрываться от солнца, поэтому чаще меня можно встретить или в шляпах, или в худи и в больших очках. Мне нельзя бывать в пыльных помещениях, и по идее даже в собственном магазине мне опасно находиться, но я больше не могу работать исключительно удаленно, потому что я хочу быть полностью вовлеченной в процесс. Ведь сейчас я практически начинаю все заново!».

More in #общество

WeekEnd Навигатор

Спецпроект НАТО

#спецпроект СОВЫ

Advertisement

#главное

Advertisement
To Top