Свяжитесь с снами

СОВА

Донос брата, смерть на фронте, эмиграция. Как Первая мировая перевернула жизнь трех братьев из России

Новости BBC

Донос брата, смерть на фронте, эмиграция. Как Первая мировая перевернула жизнь трех братьев из России

На фронт Первой мировой войны семья Васильченко проводила трех братьев — Якова, Карпа и Филиппа. Никто из них не мог представить, что последующие бурные исторические события разлучат эту большую и дружную семью.

Брат Яков

До конца жизни Яков Васильченко проходил с пулей в голове. Ранение он получил еще в самом начале Первой мировой, и врачи так и не смогли достать пулю. Но на травму Яков никогда не жаловался, а после лечения в госпитале даже вернулся на фронт.

Невысокий и крепкий, со строгим взглядом. Именно таким предстает Яков на фотографиях.

После революции 1917 года солдаты оказались перед выбором: продолжить службу или вернуться домой.

Подумав, Васильченко решил вернуться: дома, на Украине, ждала семья и четверо детей.

«Дед никогда не говорил про политику. Не думаю, что он поддерживал большевиков. Просто любил свою землю и свою семью. Обычный крепкий крестьянин», — рассказывает внук Якова, которого назвали в честь деда.

А вот жене Якова — Анне — явно нравились некоторые нововведения революционеров.

Media playback is unsupported on your device

«Раньше девочек не посылали в школу, потому что женский пол совсем не признавали. А теперь женщина ведет дела рядом с мужчиной», — написала в своем дневнике Анна Гавриловна.

В первое время после установления новой власти дела у семьи шли хорошо. Обзавелись хозяйством: две коровы, пара волов, маслобойка, была даже жатвенная машина — самосброска.

Всё это закончилось в 1925 году, когда на Якова донес его собственный брат — Михаил. В семейном архиве о нем нет больше ни одного упоминания — ни фотографий, ни писем. Словно его и не было. Это особенно заметно на контрасте с бережно хранимой памятью обо всех других братьях.

После доноса Якова лишают всей собственности, осуждают и отправляют на строительство Беломорканала.

Труд был адский. Многие не выдерживали.

После Беломорканала Якова перевели работать на каменоломню в Мурманск.

А в июне 1941 года семья Якова Васильченко переехала в Горький (теперь Нижний Новгород).

Брат Карп

Брат Якова — Карп Васильченко к концу Первой мировой имел уже четыре Георгиевских креста, полученных за боевые подвиги. Начав рядовым, он дослужился до офицерского звания. В российской императорской армии такое происходило очень редко.

По воспоминаниям родных, Карп всегда был очень смелым, а иногда и немного отчаянным.

Служил Карп в Русском экспедиционном корпусе — особом подразделении российской армии, созданном в рамках Антанты для военного сотрудничества между Россией и Францией.

Воевать приходилось в неимоверно тяжелых условиях: утомительные горные переходы, постоянные перепады температур, ночевки в горах прямо на линии фронта.

Многие умирали от ран и малярии.

К 1 января 1917 года больше 50% личного состава бригады выбыли из строя. Несмотря на это, солдаты корпуса проявили себя с лучшей стороны.

После октябрьской революции 1917 года Русский экспедиционный корпус расформировывают, а солдатам и офицерам предлагают или сражаться дальше в составе французских частей, или работать на гражданских предприятиях Франции и её колоний.

Часть солдат просто дезертирует. Карп решает воевать за Антанту.

Он и еще около 400 сослуживцев формируют Русский легион чести. Вскоре его направляют на северо-восток Франции.

Во время боев за Лотарингию батальон Карпа несет большие потери: он сам был тяжело ранен и едва не потерял руку, о чем сообщил в письме родным.

«Мать Карпа долго рыдала над письмом и последней фотографией. Видимо чувствовала, что больше не увидит сына», — рассказывают внуки братьев Васильченко.

Обескровленный батальон Карпа вскоре расформировали: солдаты стали разнорабочими и занялись выкапыванием траншей и вырубкой леса.

Между вчерашними офицерами и их подчиненными начались конфликты: в батальоне все чаще вспыхивали потасовки, участились случаи дезертирства.

В декабре 1918 года Карп пытался остановить попытку побега одного из солдат, но был застрелен своим бывшим сослуживцем где-то у города Брюйер.

Брат Филипп

Незадолго до отъезда во Францию Карп успел встретиться на Балканах с третьим братом — Филиппом Васильченко.

Тот служил в составе другой бригады Русского экспедиционного корпуса.

«Я часто представляю себе эту встречу и прощание двух братьев на Балканах. Карп и Филипп расставались с надеждой на новую встречу», — рассказывает Оксана Игнатенко-Дэсанлис — правнучка братьев Васильченко.

Именно она по крупицам восстанавливала путь двух братьев по Европе.

После окончания Первой мировой войны Филипп решает уйти из армии и остаться на Балканах. Он был не рад свершившейся в России Октябрьской революции.

К тому же у него был роман с очаровательной венгеркой Эржибет. Молодые женятся и уезжают в Будапешт.

Но связь между братьями не обрывалась. На протяжении последующих 50 лет Филипп будет постоянно присылать весточки Якову и родне.

В Советском Союзе связь с родственниками, живущими за границей, могла обернуться большими неприятностями.

Но семья Васильченко бережно хранила все открытки и письма Филиппа.

Несколько раз — например, во время Второй мировой войны — они теряли связь. Но снова и снова (то по воле случая, то благодаря другой родне) братьям удавалось восстановить переписку.

Филипп не раз пытался приехать к родным, но Горький был закрытым городом. Получить разрешение было почти невозможно.

А Яков далеко ездить уже не мог — здоровье не позволяло.

Долгожданные встречи

После Второй мировой Яков работал дворником — подметал городскую набережную в Горьком.

Именно здесь он сфотографировался с детьми и родней в день, когда с фронта вернулся его сын Константин.

В 1963 году Филипп, наконец, получает разрешение приехать в Киев. Но брат Яков к нему приехать уже не смог — его парализовало двумя годами ранее.

На встречу с Филиппом приехал сын Якова — Константин Васильченко. О деталях этой встречи, к сожалению, почти ничего не известно.

В 1965 году Яков умер. Его брат Филипп прожил еще четыре года.

Когда у Филиппа уже не было сил, последнюю открытку семье Васильченко на венгерском написала жена. Детей у них не было.

«Дорогие Костя и Маруся! Желаем счастливого Нового года, сил и здоровья, успехов в работе, детям успехов в учёбе. Я вам написала два письма, ответьте, получили ли вы их. У нас пока нет изменений по поводу выздоровления. Ещё раз всех целуем и ждём письма».

Правнучка Якова Васильченко — Оксана Игнатенко-Дэсанлис — в прошлом году смогла найти могилу Филиппа в пригороде Будапешта.

После нескольких лет поисков Оксане удалось найти и место захоронения Карпа Васильченко во Франции.

Media playback is unsupported on your device

Почти через сто лет после окончания Первой мировой войны, навсегда разлучившей братьев Васильченко, — родственники из России и Франции специально приехали в Брюйер.

Вместе они, наконец, смогли навестить могилу Карпа.

Вечером того же дня семья собралась в Париже, где теперь живет один из внуков Якова Васильченко и его правнучка.

«История каждой страны складывается из истории семей», — говорит Оксана Игнатенко-Дэсанлис, бережно сжимая в руках альбом с фотографиями семьи Васильченко.

Кажется, она до сих пор не может поверить, что им удалось собрать свою часть этой огромной мозаики.

«Нам было очень важно восстановить и сохранить историю нашего деда и его братьев. Мне кажется, мы многое поняли и смогли осознать и революцию 1917 года и все, что за ней последовало. Даже события сегодняшних дней. Это был сложный, но очень интересный путь. Настоящее путешествие во времени», — добавляет она.

Фото: Архив семьи Васильченко, Ольга Ившина, Максим Ломакин

Читать дальше
Advertisement

#спецпроект СОВЫ

Advertisement

#неделявгороде

#robinsonjourney

#фотопрогулки

#главное

#robinsonjourney

Advertisement
To Top