120438391 hi068334964 Новости BBC Александр Лукашенко, Беларусь, Владимир Путин, Россия
Новости BBC

Нефть в обмен на что-то. Путин и Лукашенко встречаются снова, чтобы обсудить союзные программы

 

Reuters

В четверг 9 сентября президент России Владимир Путин в пятый раз за год примет белорусского президента Александра Лукашенко. Они должны согласовать 28 союзных программ — так теперь называются дорожные карты интеграции двух стран. Еще недавно эти документы были совсем сырыми — и не удовлетворяли обе стороны.

Частые встречи с Путиным, проходящие на российской территории — следствие международной изоляции Лукашенко, говорят эксперты. Экономические санкции США и Евросоюза заставляют Беларусь переориентировать свой экспорт на Россию. Но даже в этих условиях интеграция остается предметов ожесточенных торгов. И, несмотря на то, что разговоры о создании единого экономического пространства начались еще в 1999 году, области и способы взаимодействия так и не определены.

Минск ждет помощи и уступок, особенно объединения рынков нефти и газа. А Москва хочет создать условия, которые бы сохранили Беларусь в ее сфере влияния даже после ухода Лукашенко.

Карты, которые нельзя прочитать

Что содержится в дорожных картах, было и остается загадкой. Ни о какой конкретике по экономической интеграции власти двух стран пока не рассказывали.

Эти карты стали результатом переговоров созданной в 2018 году рабочей группы, которую возглавили тогдашний министр экономического развития России Максим Орешкин и Дмитрий Крутой, занимавший должность министра экономики Беларуси. По итогам этих переговоров «достичь прогресса» удалось по вопросам интеграции в сфере сельского хозяйства, связи, таможне и нефтяному рынку, рассказывал Орешкин.

«У нас тот принцип, которым мы руководствуемся, — это две суверенные страны и одна экономика», — говорил российский министр.

Такие же общие формулировки были и в договоре 1999 года, с которого и началось Союзное государство. В том документе экономическая интеграция интерпретировалась как создание единого экономического пространства, в котором действует общее законодательство, регулирующее хозяйственную деятельность, в том числе гражданское и налоговое.

Осенью 2019 года «Коммерсант», ссылаясь на программу интеграции, писал, что частичное объединение экономических систем двух стран должно начаться в январе 2021 года. Экономическая интеграция предполагает введение единого налогового кодекса, единого банковского надзора, единого регулятора рынков нефти, газа и электроэнергии, единой таможенной политики, даже единый доступ к госзакупкам — говорилось в программе интеграции, оказавшейся в распоряжении издания.

Единый налоговый кодекс в рамках Союзного государства планировали создать к апрелю этого года.

Бесполезные ископаемые

В 2018 году в России начали менять систему налогообложения нефтяного сектора — эту реформу называют налоговым маневром. С 2019 года в России постепенно снижаются экспортные пошлины на нефть, к 2024 году они должны дойти до нуля. Одновременно повышается налог на добычу полезных ископаемых.

Беларусь получала российскую нефть без экспортных пошлин. По мере обнуления налогов страна фактически лишается скидок на российскую нефть и в 2024 году она будет получать ее по мировым ценам. Белорусский минфин оценивал потери от налогового маневра в 2019-2020 годах в 800 млн долларов.

Лукашенко Сечин

Getty Images
Несмотря на все усилия Александра Лукашенко (на фото он принимает главу «Роснефти» Игоря Сечина), доходы от полезных ископаемых не хотят маневрировать в сторону белорусского бюджета

В феврале 2020 года страны пошли на компромисс — Москва предложила Минску компенсировать часть потерь из-за налогового маневра за счет снижения премий (на два доллара за тонну каждый год), которые Беларусь платит российским нефтяным компаниям с 2007 года.

Белорусский экономист и член экономической группы офиса Светланы Тихановской Евгений Бурый полагает, что рассуждать про дорожные карты нет смысла, потому что сколько бы эти карты ни обсуждали власти, их содержание не проясняется. По мнению экономиста, создание единого налогового кодекса маловероятно: «У нас налоговые системы абсолютно разные. Я не представляю, как их можно объединить. Мне кажется, это голый популизм. Российская налоговая система заточена на добычу полезных ископаемых».

На этом же акцентировала внимание директор белорусского центра академических исследований BEROC Катерина Борнукова, отмечая, что проект единого налогового кодекса, о котором говорили изначально, является нереалистичным. «Вариант, может быть, приемлем, только если Россия начнет с нами делиться прибылями от экспорта полезных ископаемых, но, судя по всем сигналам и признакам, никто ничего подобного делать не собирается» — писала Борнукова.

Белорусские креветки в опасности

Страны могут скорее договориться о введении единых систем налогового и таможенного администрирования. Это может быть выгодно России, так как в этом случае она получит доступ к информации из таможенной системы Беларуси и таким образом будут перекрыты схемы вроде реэкспорта европейских товаров через Беларусь в Россию (Беларусь при этом выплачивает только пошлину, не налоги) или продажи, например, российских нефтепродуктов под видом красок и растворителей другим странам.

Беларусь же заинтересована в интеграционных проектах ради энергетических субсидий, считает Борнукова.

Аналитик российского Института энергетики и финансов Сергей Кондратьев отмечает, что Беларусь настаивает на предоставлении «равных» условий для своих предприятий, хочет получать российские энергоресурсы по внутрироссийским ценам, не неся издержек на воспроизводство ресурсной базы, обеспечение работы инфраструктуры и городов на севере и так далее.

«Это в чистом виде требование увеличения субсидий без каких-либо обязательств с белорусской стороны. Предоставление новых субсидий без проведения в Беларуси структурных реформ и нормализации социально-политической ситуации приведет лишь к перераспределению этой «ренты» в пользу приближенных к властям Беларуси бизнесменов и силовиков и кардинально не улучшат ситуацию в экономике в целом», — говорит Кондратьев.

Рубль плюс рубль

В том же договоре 1999 года было обозначено, что в Союзном государстве будет создана некая единая валюта, но в соглашении 2019 года это положение не попало. Как писал «Коммерсант», в документе говорилось лишь то, что минфины двух стран должны договориться о «гармонизации макроэкономической политики», «унификации валютного контроля» и «объединении платежных систем».

Рубль

Getty Images
Объединить валюты Россия и Беларусь не захотели, теперь попробуют объединить платежные системы

Некоторая интеграция платежных систем вполне возможна для обеспечения взаимных и международных расчетов на случай ужесточения санкций против Лукашенко, предполагает директор по инвестициям компании «Локо-Инвест» Дмитрий Полевой. «Но этот сценарий несет и риски вторичных санкций против российских контрагентов», — говорит Полевой.

Все то время, что власти России и Беларуси пытаются придумать и перепридумать Союзное государство, его высший орган ежегодно утверждает бюджет. Его формируют отчисления двух стран, большую часть выделяет Россия. На 2021 госсовет Союзного государства утвердил бюджет в 4,7 млрд рублей (около 3 млрд — от России, остальное — от Беларуси). Направить эти деньги решили на пограничную безопасность, военную инфраструктуру, развитие сельского хозяйства и защиту информационных ресурсов в условиях нарастающих внешних угроз.

Союзные программы — уступка Москве?

Раньше главным критиком интеграции часто выступал Лукашенко. Он обвинял Кремль и в покушении на суверенитет своей страны, и старался балансировать между Россией и Западом.

Но после жестких санкций со стороны Европы и США Москва — последняя надежда Александра Лукашенко, говорят опрошенные Би-би-си эксперты.

Как символ новой реальности они вспоминают первую встречу двух президентов в сентябре 2020 года, после политического кризиса и массовых протестов. “Эти события нам показали, что нам надо теснее держаться с нашим старшим братом”, — говорил тогда Лукашенко. Слова российского лидера он записывал в блокнот.

Тогда Россия выделила Белоруссии кредит в 1,5 млрд долларов — но Лукашенко не смог добиться компромиссов по налоговому маневру, который невыгоден для Беларуси. Не изменились и цены на газ, несмотря на пожелания Минска.

С тех пор президенты встречались еще четыре раза — каждый раз на территории России, и это само по себе показывает уровень их отношений, говорит Рыгор Астапеня, научный сотрудник Королевского института международных отношений Чатем-Хаус в Лондоне.

“Лукашенко тогда выглядел очень слабо, — говорит Астапеня. — Все последующие встречи являются во многом продолжением тех дискуссий, которые они имели в сентябре, о том, как будут выглядеть отношения Беларуси и России в моменте, в котором Лукашенко потерял легитимность внутри Беларуси и на международной арене, закрыв себе многие возможности развития отношений с Западом”.

“[Российские власти] вложили много денег в режим Лукашенко — они считают, что в экономику Беларуси, но на самом деле в режим Лукашенко — и хотели бы получить какие-то гарантии. Союзные программы являются гарантией, что Беларусь будет оставаться в сфере российского влияния. Думаю, что Лукашенко до конца не понимает, как выбраться из этой ситуации”, — считает Астапеня.

Белорусский политолог Артем Шрайбман считает, что санкции вынуждают Лукашенко переориентировать экспорт на Россию, но не устраняют ключевые противоречия, которые есть в отношениях двух стран.

“Лукашенко не собирается становиться губернатором Северо-Западного края России, и влияния, которое заставило бы Лукашенко сдать страну Путину, я не вижу от санкций. Но они, безусловно, ослабляют переговорную позицию Лукашенко”.

“Если Лукашенко не будет хотеться что-то выполнять, он не будет это выполнять — и все. Так было с договором о союзном государстве, который подписали в 1999 году, и ничего ключевого оттуда не было выполнено”, — напоминает эксперт.

“Лукашенко может забалтывать годами”

Президенты Беларуси и России играют в хоккей

Reuters

Белорусский президент ждет от Путина финансовой и политической поддержки, но пытается избежать интеграции двух стран на государственном и военном уровне, считает Рыгор Астапеня.

“Лукашенко будет стараться продавать суверенитет Беларуси частями, дорого, но по большому счету выбора, продавать или не продавать, у него не осталось. Потому что отношения с Западом он испортил очень сильно”, — говорит Астапеня.

Два президента встречаются часто, потому что идет торг: на каких условиях должна и будет ли оказываться российская поддержка, уверен Шрайбман: “Это всегда торг, и интенсивный торг”.

Эксперт указывал на то, что несмотря на жесткую международную изоляцию Беларуси, за прошедший год никаких серьезных подвижек в сфере интеграции не было — как и серьезных экономических компромиссов.

Даже если Минск утвердит новые союзные программы, он не обязательно будет их исполнять, говорит Шрайбман: “Лукашенко подобные вещи может забалтывать годами”.

По его мнению, эти программы не очень интересны и России, которая добивается более конкретных и ощутимых способов оставить Беларусь в сфере своего влияния при любой будущей власти. Например, размещения российской военной инфраструктуры или переориентации белорусской внешней торговли на Россию.

В марте было согласовано создание совместного боевого-учебного центра ВВС и ПВО под Гродно, в котором, кроме прочего, будут размещены самолетов российские самолеты Су-30. В августе первые российские военные прибыли на место будущего центра.

Протесты в Беларуси

Reuters
Выборы 2020 года привели к массовым протестам. Запад не признал результаты голосования

“Россия была всегда заинтересована в развитии военных отношений с Беларусью, чтобы еще больше интегрировать белорусскую армию в себе, чтобы она была интегральной частью российской системы обороны. Лукашенко, наверное, полтора-два года назад на это бы не согласился. Но время изменилось”, — говорит Астапеня.

BBC News Русская служба

Вам также может понравиться

Ещё статьи из рубрики => Новости BBC