120224435 3f046206 bef4 4219 bccc 379e989e6fe3 Новости BBC «Талибан», Афганистан, Ахмад Масуд
Новости BBC

Панджшерский львенок. Кто собирается противостоять талибам в Афганистане?

В Афганистане сейчас есть лишь один район, который не перешел под контроль талибов. Это Панджшерское ущелье. Сейчас там формируются отряды повстанцев под руководством Ахмада Масуда — сына легендарного командира Ахмада Шаха Масуда, который успешно противостоял сперва советским войскам, а затем и «Талибану»*. Би-би-си рассказывает, что известно о планах сопротивления.

*»Талибан» признан террористической организацией и запрещен во многих странах мира, в том числе России.

«Мы уже собрали тысячи бойцов сопротивления: у нас есть ребята, раньше служившие в диверсионных подразделениях и в спецназе, есть наши местные отряды, обученные в Панджшере, и другие силы, прибывшие из соседних провинций», — заявил Би-би-си представитель Фронта национального сопротивления Афганистана (ФНСА) Али Назари.

Подтвердить или опровергнуть это заявление, опираясь на независимые источники пока невозможно.

«Военная ситуация в ущелье на данный момент стабильна. Панджшер защищен и укреплен. На протяжении последних четырех лет никто не мог проникнуть сюда, ущелье остается неприступным. Мы уверены, что все так и будет продолжаться, и ни один агрессор не сможет войти к нам», — говорит Назари.

В переводе с персидского Панджшер означает «пять львов». Это отсылка к легенде, согласно которой пять братьев имели настолько сильную веру во всевышнего и свои силы, что смогли построить плотину через реку всего за одну ночь. Плотина существует до сих пор. А вот оценки того, насколько успешными могут быть действия ФНСА, разнятся.

Мир или война?

Reuters

«По разным оценкам, отряды сопротивления в Панджшере сейчас насчитывают от 12 до 15 тысяч человек. А у «Талибана» есть 80 тысяч бойцов. Это колоссальная разница и, очевидно, не в пользу повстанцев», — отмечает журналистка The Times Чарли Фолкнер, которая только что побывала в Панджшерском ущелье.

По ее словам, обстановка там существенно отличается от того, что сейчас происходит в Кабуле. В Панджшере открыты магазины, на улицах можно услышать смех, люди спокойно ходят по своим делам или сидят в тени, обсуждая новости. В то же время все чаще можно встретить мужчин в разгрузочных жилетах и с оружием — ФНСА на всякий случай усиливает патрули.

«Повстанцы, конечно, произносят красивые речи. Они чувствуют себя очень уверенно в ущелье и говорят, что готовы дать серьезный отпор в случае нападения талибов. Они также утверждают, что готовы и к более масштабным операциям. Например, попытаться вернуть контроль над некоторыми соседними районами страны, которыми сейчас находятся под контролем талибов. Но вообще бойцы и командиры, с которыми я разговаривала, говорят, что их главная и конечная цель — это установление мира», — говорит Фолкнер.

Повстанцы подтверждают, что ведут переговоры с «Талибаном».

«Мир является для нас приоритетом. Для нас предпочтительнее вести переговоры об окончательном политическом урегулировании в стране, чем вступать в бой и продолжать конфликт. Мы всегда ищем решение и выступаем за переговоры. И есть каналы, по которым мы ведем диалог и неофициальные переговоры с талибами. Но при этом мы считаем, что нельзя жертвовать правами и свободами всех граждан, демократией и социальной справедливостью ради стабильности» — говорит Али Назари из Фронта национального сопротивления Афганистана

«Талибан» не комментирует, ведутся ли переговоры с ФНСА, но публикует в своих соцсетях видео того, как сотни бойцов движения прибыли к Панджшеру. Талибы утверждают, что окружили и блокировали повстанцев в ущелье.

Назари, напротив, утверждает, что отряды сопротивления успешно отбивают все вылазки оппонентов.

Неприступное ущелье

Панджер — это ущелье, начало которого находится всего в часе езды от Кабула.

Горная долина простирается на 130 километров. Здесь проживает примерно 173 000 человек, в основном афганские таджики. Единственная проезжая дорога через ущелье тянется вдоль реки и окружена высокими горами (до 6 тысяч метров). Вести наступательные боевые действия в таких условиях — крайне сложно.

карта

BBC

Похожих горных долин в Афганистане немало, отмечает бывший чиновник министерства сельского хозяйства Афганистана Шакиб Шарифи. Но уникальность Панджера — в комбинации нескольких важных факторов.

«Речь не только о десятках труднодоступных боевых позиций в ущелье, не только о горном рельефе. Речт про мощнейшие гордость и самоуважение, которые есть у жителей Панджшера», — говорит Шарифи.

Жители Панджера любят рассказывать о том, что в XIX веке в ущелье не смогли войти даже лучшие силы Британской империи. В 1980-х годах в долине успешно противостояли советским солдатам. Отрядам моджахедов тогда командовал Ахмад Шах Масуд.

«Он стал публичным лицом сопротивления во время советско-афганской войны, — говорит профессор Элизабет Лик из Университета Лидса. — Он обладал харизмой и активно общался с западными СМИ. Он также был тем человеком, с которым Советы готовы были вести переговоры, что делало фигуру Масуда такой значительной».

Portraits of Ahmad Shah Massoud, Panjshir Valley, Afghanistan, 2009

Alamy
Портреты Масуда-старшего в Панджшере, 2009 год

С 1996 по 2001 год, когда «Талибан» контролировал почти весь остальной Афганистан, в Панджшере обосновался «Северный альянс» — объединение военных группировок северного Афганистана под командованием Масуда.

«Талибан» — его большую часть тогда составляли пуштуны — были непопулярны в регионе, населенном в основном таджиками. Тогда как Масуд-старший был талантливым командиром, пользовавшимся уважением и поддержкой местного населения. Но его успехи в борьбе с талибами объяснялись не только этим.

«Масуд был образован, умел говорить по-французски, говорил мягко и был очарователен. И это отличало его от других полевых командиров, которые казались грубыми, неграмотными и фанатичными» — отмечает профессор Антонио Джустоцци, из Королевского института оборонных исследований.

Это позволило «Северному альянсу» систематически получать поддержку от нескольких стран. В Панджшер поставляли боеприпасы, горючее и финансы по налаженному пути из Таджикистана.

Талибы хорошо усвоили тот урок: в этот раз они взяли под контроль все ближайшие пограничные пункты Афганистана и изолировали Панджшерское ущелье, прежде чем двинуться на Кабул.

В авторской колонке, недавно опубликованной в Washington Post, Ахмад Масуд-младший призвал США, Великобританию и Францию поддержать нынешних повстанцев, направив им оружие. Но официальной реакции на это обращение пока не было.

Сын за отца

Многолетний лидер сопротивления Ахмад Шах Масуд был убит «Аль Каидой» (признана террористической и запрещена в России) за два дня до терактов 11 сентября 2001 года.

Полевого командира, много раз проходившего в шаге от смерти во время боев с советскими войсками, взорвали два смертника, пришедшие к нему под видом журналистов.

Сыну Масуда на тот момент было 12 лет. Вскоре он уехал в Иран, где закончил школу, оттуда перебрался в Великобританию. Масуд-младший обучался в военной Академии Сэндхерста и имеет степень бакалавра в области военных исследований от Королевского колледжа Лондона. Но реального боевого опыта у молодого политика нет.

В интервью Масуд отмечает, что его приоритет — это именно мирные переговоры, а не вооруженные столкновения.

«К сожалению, действия «Талибана» уже показывают, что они не про инклюзивность, толерантность, права человека и женщин, они не разделяют демократические ценности. А это те вещи, которые важны для международного сообщества, чтобы признать правительство. И это проблема для нас, мы не можем это принять. Мы не хотим жить в изоляции, мы не можем принять правительство, которое не может установить хорошие отношения в регионе и с миром» — сказал Масуд-младший в интервью РБК.

A portrait of Ahmad Massoud, Panjshir Valley, Afghanistan, September 5, 2019

Getty Images
У Ахмада Масуда-младшего есть хорошее образование в области военных наук, но, в отличие от его отца, у молодого политика пока нет реального боевого опыта

Журналисты, побывавшие в ущелье, и эксперты сходятся в том, что на данный момент у повстанцев нет шансов проводить успешные боевые операции за пределами ущелья. У них не так много бойцов и нет налаженных линий снабжения. Еще одна потенциальная сложность — поддержка населения.

Масуд и его люди пользуются абсолютным одобрением в Панджшере, но в других районах Афганистана многие не готовы к продолжению войны.

«Только что я была в больнице в Кабуле и разговаривал с человеком, который был ранен в одной из уличных перестрелок. Он поделился со мной мыслями о том, что сейчас происходит. Он считает, что повстанцы не хуже, но и не лучше, чем остальные. Правительство, «Талибан», повстанцы — для него они во многом равнозначны, потому что только усугубляют конфликт. А ему просто хочется мира. И у меня сложилось впечатление, что многие афганцы сейчас предпочли бы спокойную жизнь дальнейшему продолжению войны», — говорит Фолкнер из Times.

«Многие наши собеседники сейчас говорят, что готовы принять любую власть, если она сможет гарантировать стабильность. Особенно такую мысль разделяет все больше афганцев в сельских районах, где было много боевых действий», — добавляет журналист афганской службы Би-би-си Секундер Кермани, побывавший в нескольких районах, находящихся под контролем «Талибана».

BBC News Русская служба

Вам также может понравиться

Ещё статьи из рубрики => Новости BBC