Защитит ли Грузия критиков Лукашенко
Защитит ли Грузия критиков Лукашенко
#политика

Критики Лукашенко в поисках безопасности: защитят ли их в Грузии

9 августа прошел ровно год со дня начала массовых протестов в Беларуси. Президент Лукашенко возглавил страну в шестой раз и начал проводить репрессии против оппонентов, не признавших итоги выборов. Этим летом в Грузию хлынули критики последнего диктатора Европы. В Тбилиси они приехали за надежным убежищем. Но является ли Грузия безопасным для них местом? Диана Шанава – о правовых аспектах вопроса.

За год в Беларуси было возбуждено пять тысяч уголовных дел, более шестисот человек стали политзаключенными, еще сотни — остаются в застенках изоляторов и тюрем. Согласно докладу белорусского правозащитного центра «Весна», с начала избирательной кампании страну по политическим мотивам покинуло более 13,5 тысяч человек. Среди них и те, кто переехал в Грузию. Но белорусские правозащитники забили тревогу, когда выяснилось, что с 1 августа 2021 года вступило в силу соглашение между Тбилиси и Минском в сфере госбезопасности, составленное еще в 2016 году.

Безопасное направление?

Александр (имя героя изменено из соображений безопасности, — прим. автора) – бывший журналист одного из независимых белорусских изданий. Он был вынужден покинуть страну после ряда обысков в офисе, в котором работал. Выбор пал на Грузию. Теперь, когда всплыло соглашение о сотрудничестве в сфере безопасности между Тбилиси и Минском, Александр не совсем уверен, что находится в Грузии под защитой.

В соответствии с документом, стороны соглашаются сотрудничать и взаимодействовать друг с другом, учитывая интересы обеспечения государственной безопасности Беларуси и Грузии.

Страны обязуются на регулярной основе обмениваться информацией в сфере госбезопасности, оказывать оперативное, техническое и иного рода содействие в борьбе с рядом перечисленных в соглашении преступлений, а также обмениваться персональными данными лиц. Одним из пунктов документа является «оказание оперативного, технического и иного содействия в борьбе с преступлениями против конституционного строя, суверенитета и территориальной целостности государств». Учитывая то, в каком положении находятся критики действующего президента Лукашенко, опасения Александра понятны.

 

По мнению юриста и правозащитницы из Беларуси Ольги (фамилия героини не указывается из соображений безопасности, — прим. автора), апеллируя данным соглашением, в Минске могут преследовать свои политические цели.

С ней соглашается и грузинский коллега Алеко Цкитишвили, который многие годы защищает права политических беженцев из России. Правозащитник уверен, что проблема экстрадиции беженцев по политическим мотивам в Грузии теперь может коснуться и белорусских граждан.

В соответствии с новым соглашением, при наличии официального запроса Интерпола, власти страны обязаны задержать любого человека. При этом, в международной практике принято рассматривать причину запроса по существу, не оценивая политической подоплеки.

Как в ЕС?

В беседе с SOVA Цкитишвили вспоминает дело руководителя белорусского правозащитного центра «Весна» Алеся Беляцкого. Служба безопасности Беларуси направила Литве запрос с просьбой выдать информацию о финансовых операциях Беляцкого в литовских банках. Власти в Вильнюсе немедленно пошли на встречу. Как итог – Беляцкий оказался в белорусской тюрьме.

Беларусь: маска идеальной стабильности и винтики режима. Истории трех белорусов

Замминистра юстиции Литвы Томас Вайткявичюс тогда заявил: «Мы считаем неприемлемым то, что механизм правовой помощи по договору между Литвой и Беларусью был использован во внеправовых, политических целях». После чего Вильнюс приостановил механизм оказания правовой помощи Беларуси.

На запросы, поступившие Литве в этом году и касающиеся экстрадиции экс-кандидата в президенты Беларуси Светланы Тихановской, ответили отказом.

А что в Грузии?

Последние громкие дела, имевшие место в Грузии, заставили задуматься о безопасности нахождения в стране многих политических эмигрантов. В частности, в середине июля, за несколько дней до того, как азербайджанский оппозиционный блогер Гусейн Бакиханов должен был получить документ о статусе политического беженца, на него напали в центре Тбилиси. Спустя два дня Бакиханов был найден мертвым.

В своих видеороликах Гусейн резко критиковал власти Азербайджана. Знакомые блогера считают, что его смерть не случайность, а одно из звеньев в череде загадочных смертей критиков президента Алиева.

Ранее предупреждением многим политическим эмигрантам о том, что в Грузии их безопасность может быть под угрозой, послужил кейс азербайджанского журналиста Афгана Мухтарлы. По версии самого Мухтарлы, его похитили в Тбилиси сотрудники грузинских спецслужб, передали азербайджанским коллегам, которые и доставили его на территорию Азербайджана.

В целом, по оценкам правозащитника Алеко Цкитишвили, у Грузии в последние годы сложилась не лучшая репутация в вопросе защиты политических беженцев. Более того, по словам правозащитника, официальный Тбилиси часто не предпринимает эффективных шагов для того, чтобы уберечь собственных граждан от процесса экстрадиции в третьи страны.

Примером тому служит дело гражданина Грузии Бориса Циклаури, чьей экстрадиции из Италии в январе этого года добивалась Москва. Изначально Циклаури обвиняли в убийстве в целях самообороны, однако, суд признал его невиновным. Позднее дело переквалифицировали и возобновили следствие по статье «умышленное убийство». Мужчина был объявлен в международный розыск и задержан по прибытии в Италию. О том, что Москва требует экстрадиции гражданина Грузии после возобновления дела 15-летней давности, стало известно в сентябре 2020 года. Однако официальный Тбилиси не попытался оказать Циклаури и его семье даже юридическую поддержку.

Безопаснее, чем в России, но не как в Европе

Как рассказала SOVA белорусская правозащитница Ольга, основная опасность на данный момент состоит в том, что с 2021 года в Минске статью о преступности и терроризме, которая также включена в грузино-белорусский договор, стали активно использовать в борьбе против политических оппонентов. И хотя, по ее словам, в самом соглашении прописано, что приоритет отдается правам человека, опасность того, что этот аспект могу обойти, все-таки существует.

«Мы имеем плохой опыт применения подобных соглашений. У нас есть кейсы, когда Россия выдавала людей по политическим запросам, даже вопреки решению европейского суда по правам человека. В Грузии достаточно много белорусов, приехавших сюда в надежде на определенные гарантии безопасности, но что можно получить в ответ, теперь мы не знаем».

Бывший журналист одного из независимых белорусских изданий Александр самым страшным для себя в этой ситуации считает то, что «режим Лукашенко не действует открыто».

«Если они хотят посадить самолет, они не говорят открыто, почему. Они оправдывают это терактом. Поэтому, и в случае с Грузией, если у них будет необходимость, они не отправят запрос с прямым текстом. Они сделают это завуалированно, а власти Грузии могут даже не знать точно, какие мотивы у Лукашенко».

По признанию Александра, он не верит до конца в то, что Грузия может выдать его Беларуси из-за профессиональной деятельности или по политическим мотивам, но есть страх того, что дело могут попросту сфабриковать.

Именно поэтому, считает правозащитница Ольги, вступление в силу подобных соглашений со страной, где продолжается политический кризис, неправильно и небезопасно.

«Например, если завтра у меня дома найдут наркотики или 100 000 долларов за диваном, а из нашего опыта мы знаем, что это не так сложно организовать, то, исходя из этого соглашения, Грузия будет обязана меня выдать», — говорит Александр.

Доминируй, властвуй, унижай: 27-й год Лукашенко

Сумеет ли Грузия защитить права тех, кто подвергается репрессиям со стороны правительства Лукашенко и приехал сюда за безопасностью? Известно, что Тбилиси крайне дорожит позицией Минска по непризнанию независимости отколовшихся от Грузии регионов Абхазии и Южной Осетии. Оппоненты действующих властей не раз подвергали критике «слишком мягкую» позицию правящей партии относительно жестких разгонов мирных демонстраций, которые начались в Беларуси в августе 2020 года. Но эта критика тон официального Тбилиси, приверженца демократических ценностей на постсоветском пространстве, жестче не сделала.

Вам также может понравиться

Ещё статьи из рубрики => #политика