Цветные осколки советской Грузии
Свяжитесь с снами

СОВА

Цветные осколки советской Грузии

#другая сова

Цветные осколки советской Грузии

С распадом Советского Союза исчезать стали и цветные осколки несуществующего государства. Мозаичное искусство, как некогда важный инструмент пропаганды, стал не только терять свою былую ценность, но и вызывать неоднозначное отношение к себе уже в независимых государствах. Впрочем, возможно, у советского культурного наследия в Грузии еще есть надежда.

Расцвет монументальной мозаики в стране большевиков пришелся на начало XX века. Тому способствовал, в том числе, выдвинутый в 1918 году ленинский план монументальной пропаганды, предполагающий создание агитационных баннеров, не представлявших собой художественной ценности. Далее большую роль сыграл приказ Хрущева от 1954 года об устранении излишеств в проектировании и строительстве. А с приходом Брежнева монументальное искусство стало переживать новое развитие, и архитектуру того периода уже невозможно представить без такого монументализма.

В советской Грузии расцвет мозаик пришелся на 60-е. Несмотря на то, что этот вид искусства всегда был государственным заказом и частью советской пропаганды, грузинские мозаичные полотна выходили за рамки цензуры. В республике, по словам исследователя советских мозаик Нини Палавандишвили, было лишь около 5% работ с откровенно советскими посылами и коммунистической символикой.

«Поэтому не могу сказать, что у грузинских мозаик – пропагандистские посылы. Мы в основном встречаем тему научно-технического прогресса, спорта, счастливой семьи, а затем уже абстрактные изображения».

Самые ранние примеры мозаики в Тбилиси встречаются на территории выставочного центра Expo Georgia, датируемые 1961 годом. В целом авторы и даты большинства объектов неизвестны – работы не подписывались. Но мозаичное искусство в Грузии в большинстве своем связывают с именем художника и скульптора-монументалиста Зураба Церетели, что, по словам Палавандашвили, неправильно. Дело в том, что в 1967 году Церетели был назначен главным художником комплекса отдыха в Пицунде и стал напрямую ассоциироваться со всеми работами. Поскольку курорты Грузии, в том числе абхазские, служили рекреационными центрами СССР, именно отсюда в 60-70-е годы пошла советская мода на оформление мозаикой бассейнов, фонтанов и детских площадок.

«Его [Зураба Церетели] ученики здесь сделали несколько работ: в Очамчире, Новом Афоне, Пицунде, Гаграх… В России такого нигде нет. Такие остановочки, к примеру, практически только в Абхазии. В Тбилиси, может, есть пара. Там, где очень сильные морозы, мозаика может лопнуть. А у нас климатические условия позволяли ее раскладывать. Это – ни на что не претендующее абстрактные формы, которые радуют прохожих. Ни национальных предрассудков, ничего… Это красивые уголки, которые существуют и сегодня», — говорит в интервью «Эхо Кавказа» абхазский художник Алик Шанава.

От ярких огней Гонконга до затухающих санаториев Абхазии

Абстрактные цветные советские остановки, характерные для этого региона, действительно, уникальное культурное наследие, которое в Абхазии с 2019 года стали активно реставрировать. И это, по словам абхазской художницы Мадины Бигвава указывает на перемены в сознании.

«Не встречала людей, которым бы не нравились наши остановки. Прекрасная геометрия и то, как они решены колористически. Это замечательный пример, что что-то принципиально меняется в нашем сознании. Был непростой период, когда мы отметали ценности советского наследия в Абхазии. И к счастью, я чувствую перемены. И мы начинаем понимать, как много советский период оставил важного в облике Абхазии», — говорит Мадина в беседе с «Эхо Кавказа».

Наталия Амиреджиби де Пита – соосновательница Фонда развития и поддержки грузинской мозаики «Рибирабо». Она – автор современных мозаик в президентском дворце Грузии, проекта мозаики на батумской Пьяцце и т. д. По словам Наталии, мозаики времен СССР в Грузии являются практически «персоной нон-грата», поскольку за «советским наследием» не считают нужным следить. Сама Наталия эти объекты в контексте советской идеологии не рассматривает.

«На самом деле в Грузии, несмотря на то, что эти мозаики создавались в советский период, был совершенно иной подход – как к творчеству. Грузинских артистов характеризует очень интересное, довольно своеобразное отношение к советской пропаганде. То есть, несмотря на тематику, которая задавалась государством для создания той или иной мозаики, в основном художники создавали композиции, основываясь не на советской пропаганде и символике. В их основу ложились в основном темы грузинского фольклора, национальной самоидентификации. Очень много персонажей – в национальных костюмах, много персонажей сказок. Много декоративных мозаик, которые по стилю скорее отвечают веяниям той эпохи постмодернизма, абстрактных мозаик, соответствующих скорее мировым тенденциям в искусстве, чем какой-то советской идеологии».

Фото: soviet-mosaics.ge

По словам Амирэджиби, из 400 сохранившихся в Грузии мозаик лишь на четырех-пяти присутствует советская символика. И это, говорит она, «абсолютно ничтожный процент пропаганды». В Грузии, в отличие от других стран бывшего Советского Союза, особо ярко выражена тематика национальной идентичности.

Прошлое фешенебельных отелей Тбилиси

Нино Сирадзе – автор проекта «Советские мозаики в Грузии», где собранные ею фотографии сопровождаются картой. Однажды Нино наткнулась на старую советскую мозаику и вспомнила, как в детстве любовалась ими на улицах родного Тбилиси. Она видела их в самых неожиданных местах – на заброшенных складах, старых фабриках, иногда и на зданиях центральных улиц. В детстве Нино всегда привлекали цвета этих мозаик, хотя содержание мало интересовало. Но потом она взглянула на них иначе – хотя грузины не очень любят вспоминать свое советское прошлое, девушка не могла отрицать того, что родилась в СССР, и все эти маленькие символы напоминают ей годы детства.

«Какие-то конкретные серпы и молоты я встречала в меньшей степени. Хотя ожидала больше. Не исключаю, что их больше, но они разрушились. Но в основном темы меняются в зависимости от региона. Например, собиратели чая – в Гурии, виноделы – в Кахети, всюду космонавты, потому что это было актуально. Есть и общие темы, которые отражают тот период, но который пытались показать в светлых цветах».

Многие мозаики сегодня находятся на грани уничтожения. Одна из причин бездействия государства и гражданского общества – принадлежность этих памятников к советскому наследию. Фонд развития и поддержки мозаики в Грузии периодически проводит реставрационные работы. Из последнего – восстановление практически полностью разрушенной мозаики Зестафонского перерабатывающего завода. Сегодня она украшает Дом культуры в поселении вынужденных переселенцев из Абхазии в Хони.

В июне 2021 года министерство культуры объявило конкурс на реставрацию мозаик XX века, выделив на эти цели 40 тысяч лари (около 12,5 тысяч долларов). Это, по словам, Наталии Амирэджиби, стало сигналом, что государство начинает заботиться о культурном наследии.

Нино Сирадзе не считает, что ко всем мозаичным работам в Грузии нужно подходить как к памятникам наследия, поскольку не все из них имеют художественную ценность. Но такие работы, как популярное кафе советской эпохи «Фантазия» в Батуми, этот статус иметь должны, уверена она. И в 2020 году батумский «осьминог» этот статус получил.

Принято считать, что «Фантазия» – в меньшей степени советское произведение со своим индивидуальным стилем и тематическими аллегориями. Эта работа – образец модернистского искусства 60-80-х годов. Искусствоведы сравнивают его с мозаиками Антонио Гауди в барселонском парке Гуэль. Реабилитация арт-объекта завершилась в 2019 году, хотя пятью годами ранее власти Аджарии планировали снести его. На месте советского кафе хотели построить бассейн при отеле Hilton, но протесты местных жителей спасли «Фантазию».

Вопрос мозаик последние годы актуален, поскольку в странах бывшего Советского Союза постепенно начинается процесс переосмысления прошлого. Цветные мозаики на фасадах зданий и остановках напоминают о том, что все эти художественные элементы относятся к уже несуществующему государству.

По словам основателя Лаборатории исследований советского прошлого (SovLab) Ираклия Хвадагиани, мозаики, помимо художественной ценности, несут в себе и историческую. И важно их сохранить, чтобы понимать, каким был Советский Союз и как он работал, продвигая свои идеи.

«Их разрушение неприемлемо, поскольку это, в первую очередь, знак бескультурья. Это показывает, что ты боишься этих физических предметов. Почему ты должен бояться символики страны, которая уже разрушена?»

Говоря о «Хартии свободы» – законодательном акте, запрещающем советскую и тоталитарную символику – Хвадагиани отмечает, что она должна касаться настоящего.

«Есть регламент, что в рамках современного государства коммунистическая символика не должна быть изображена. Но то, что мы имеем – это наследие прошлого, и на него нужно смотреть с исторической точки зрения. Борьба с мозаиками и символами не поможет процессу. Более проблематично то, что происходит в умах людей – их ментальное наследие. Нужна серьезная просветительская работа, которая изменит подход к прошлому. Мы, напротив, должны вглядеться в прошлое, осознать, проанализировать, а затем – переосмыслить и переоценить его. Если мы наложим табу на разговоры о советском периоде, не используем это наследие, чтобы показать реальное лицо режима и того строя, в лучшую сторону ничего не изменится. Это не опасность и не проблема, это ресурс, который можно использовать. Этой мозаикой можно показать, какой цели она служила в советский период».

Показать это, считают респонденты, можно и туристам, пополняющим грузинскую казну. Мозаичные маршруты могут стать довольно перспективным направлением. По словам Нино Сирадзе, для иностранных визитеров это необычная и очень интересная эстетика.

«У нас были друзья с Запада, и они говорили, что росли в другом мире, и СССР для них – отдельный мир, о котором они ничего не знали. У них вообще нет таких мозаик. Это было бы здорово для развития туризма. Ведь мозаики есть и в таких регионах, где ничего другого не происходит. В старых индустриальных городах, куда бы турист просто так не приехал».

Во время пандемии Наталия Амирэджиби де Пита и ее команда занимались разработкой туристических мозаичных маршрутов по регионам. Ведь у работ каждого отдельного региона есть свой стиль, тематика и даже своя характерная технология. Наталия планирует предложить туристические маршруты государству для внесения их в разные проекты.

«Мэрия уже просила нас предоставить информацию о мозаиках Тбилиси, поскольку они хотят издать карту мозаик города. Она уже в печати».

В целом, по словам Наталии, сегодня особого интереса к мозаичному искусству нет. Но специалисты стараются постепенно возродить его в Грузии, где даже была своя уникальная технология создания мозаики.

«На территории Грузии в изготовлении некоторых советских мозаик была использована довольно специфическая технология, которая чем-то напоминает технологию изготовления перегородчатой эмали (минанкари, — прим. ред.). А эмаль – это наше достояние. И это абсолютно уникальная технология. То есть, там смальта (куски разноцветного стекла, — прим. ред.) не выкладывается камушком, а предварительно плавится в печи и затем заливается на заранее нанесенную поверхность перегородки. Этой технологией здесь владеют только два человека. И мы хотим ее возродить».

Традиция мозаичного искусства в Грузии на самом деле уходит своими корнями в глубокую древность. При раскопках в селе Дзалиси недалеко от Мцхеты и в городе Пицунда в Абхазии были обнаружены мозаики античной эпохи – II-III веков. Сегодня это – историческое наследие, которое, как и советские монументальные памятники, стало осколками прошлого.

Главное фото: soviet-mosaics.ge

Также в рубрике #другая сова

Неделя гомофобии

[áмбави]

#cпецпроект СОВЫ

SOVA-блог

#cпецпроект СОВЫ

Получайте рассылку

Девушки заброшенных фабрик

11 из Грузии: истории, которые вдохновят

#спецпроект НАТО

#спецпроект СОВЫ

Advertisement

#главное

Advertisement