Оппозиционер Ника Мелия на свободе: ожидания и реальность
Оппозиционер Ника Мелия на свободе: ожидания и реальность

Оппозиционер Ника Мелия на свободе: ожидания и реальность

Политический кризис, в котором Грузия погрязает последние два года, породил нового лидера Нику Мелия. Образ преследуемого властями политика повысил ожидания оппозиционного электората. СОВА задала обозревателям вопрос о том, способен ли Мелия выдержать груз ответственности и изменить сложившуюся политическую действительность.

Прямо из тюремной камеры председатель «Единого национального движения», залог за которого внес Евросоюз, шагнул в новую политическую реальность. За период его пребывания в тюрьме, часть оппозиции успела подписать «соглашение Шарля Мишеля», войти в парламент и приступить к депутатской деятельности. За пределами здания законодательного органа остались лишь три оппозиционные партии: «ЕНД», «Европейская Грузия» и Лейбористская партия. Подорванным оказалось единство и внутри самого «Национального движения», которое разделилось на два лагеря. Одни оказались за вступление в парламент, другие – против. Один из ключевых моментов – подписание «соглашения Мишеля», в котором прописан пункт об «амнистии 20 июня». Сам же Мелия заявил: подписываться под пунктом документа, связанным с амнистией он не согласится никогда, поскольку «переписывать историю» нельзя.

«Я не стану участвовать в этом соглашении! Это моя непоколебимая позиция. «Мечта» прекрасно знает, как закрываются тюремные ворота и, соответственно, может их открыть», – писал лидер ЕНД еще будучи за решеткой.

Дело Ники Мелия: что встревожило западных друзей Грузии

Еще одним яблоком раздора среди оппозиционеров стал вопрос выдвижения/не выдвижения Ники Мелия в качестве общего кандидата в мэры Тбилиси на предстоящих выборах в органы местного самоуправления. Первым с этой инициативой выступил бывший член «Европейской Грузии» Гиги Угулава. Однако, другие оппоненты власти этот вариант исключили, что углубило трещину в оппозиционном единстве. Лидер «Стратегии Агмашенебели» Георгий Вашадзе заявил: объединенная оппозиция не станет выдвигать Нику Мелия в качестве единого кандидата, а создаст «третий политический центр» без участия ЕНД. Свою позицию лидер «Стратегии Агмашенебели» объяснил тем, что при столкновении кандидатов «Единого национального движения» и «Грузинской мечты» правящая партия всегда побеждает:

«Я не выступаю против Мелия. Я везде говорю, что кандидат «Национального движения» как кандидат от общего оппозиционного движения – это поражение. Думаю, будет очень круто, если он покинет «Национальное движение» и присоединится к третьему политическому центру».

Тем временем, пока лидеры оппозиционных партий продолжают решать политическую судьбу Ники Мелия, он сам заявляет: меньше всего в стенах камеры он думал о позиции мэра.

Впрочем, исследователь Центра Чавчавадзе Гия Джапаридзе считает, что согласие оппозиционных партий по единому кандидату было бы хорошим решением, однако в существующих условиях оппоненты власти на это не пойдут. По его словам, такого не случалось ни на президентских выборах, ни до них, ни на последних парламентских. Значит, не случится и сейчас.

«Не существует политики и политика без избирателя. Что я знаю об этих избирателях, так это то, что, если их кандидат не будет тем единым кандидатом, другого они не поддержат. А уж тем более, если он будет из «ЕНД». Такого никогда не случалось».

Вместе с тем, на прошедших парламентских выборах-2020 Мелия стал единственным мажоритарным кандидатом, в первом же туре обошедшим в своем округе соперника из правящей партии, в районе Глдани он набрал более 44% голосов.

Политолог Гия Хухашвили выдвижение общего кандидата на пост мэра считает тактикой неправильной, поскольку, по его словам, в любом случае состоится второй тур. Эксперт считает, что лучше раздробить линию фронта в первом туре.

«Чем больше будет кандидатов – тем лучше, а во втором туре все оппозиционные партии должны поддержать оппозиционного кандидата, который выйдет на второе место. Вот эта схема сработает лучше, потому что договариваться заранее абсолютно бессмысленно в данной ситуации».

Перспектив таким образом сместить «Грузинскую мечту» не видит политический аналитик Торнике Шарашенидзе. Впрочем, учитывая тот факт, что согласно «документу Мишеля» досрочные парламентские выборы в Грузии пройдут в том случае, если партия власти не преодолеет барьер в 43%, единый оппозиционный кандидат может сыграть свою роль.

Гахария-Мелия: главные лица политического кризиса в Грузии

Шарашенидзе считает, что, как минимум, четыре фактора не позволят обыграть правящую партию таким путем. Среди них – деньги Бидзины Иванишвили, административный ресурс, разрозненность оппозиции и фактор Саакашвили, «у которого есть рейтинги, но в том числе и высокие негативные».

«Всякий раз, когда оппозиция будет стараться сместить «Грузинскую мечту», первую скрипку будет исполнять «Нацдвижение» со своим негативным рейтингом. Я думаю, что вопрос, необходимости объединения на муниципальных выборах – не решающий вопрос. Пока присутствуют эти факторы, вопрос объединения –  это вопрос второстепенной важности».

По словам эксперта, Нике Мелия не удастся нейтрализовать фактор Саакашвили, поскольку на это он пойти «не готов».

«Он прекрасно понимает, что рейтинг «Нацдвижения» в большей степени – рейтинг Саакашвили. Он должен это понимать. Думаю, есть все же шанс у ЕНД как-нибудь реформировать себя, сбросить негативный рейтинг, но это будет очень непросто. Для этого нужно, чтобы партия пополнила свои ряды новыми членами. Но это будет долгий процесс. Националы и лично Саакашвили всегда спешат, спешат вернуться к власти и из-за этой спешки все время проигрывают. Потому что как только они проиграли выборы в 2012 году, на следующий день они стали думать, как вернуться к власти. И всякий раз после этого выборы они проигрывали. Они пока не осознали, что им нужны серьезные системные преобразования».

Нику Мелия часто сравнивают с Саакашвили. Очевидно, что в нем опытные избиратели ЕНД видят продолжателя дела третьего президента, а новички – новую силу. Как и Саакашвили в годы правления Эдуарда Шеварднадзе Нике Мелия удалось объединить и оппозицию. Именно в знак солидарности с ним и в целях недопущения ареста политика 17 февраля, в офисе «Единого национального движения» собрались многие оппозиционные лидеры, в том числе те, кто ранее выступал с критикой самого Мелия.

Впрочем, Мелия пытается строить карьеру самостоятельно – на выборах в парламент он, хоть и занимал одну из топ-позиций в партийном списке, но фактически не фигурировал в предвыборной кампании «националов». Одни эксперты считают, что политик, таким образом, дистанцируется от своей же партии, другие – что он все же готов использовать кредит поддержки экс-президента Саакашвили среди электората «Нацдвижения».

Исследователь Центра Чавчавадзе Гия Джапаридзе считает, что сейчас перед Мелия стоит непростая задача – внутри партии суметь мобилизовать своих избирателей так, чтобы фактор Саакашвили все же был нейтрализован. Вне партии, по словам политолога, Мелия должен суметь скоординироваться с остальными оппонентами власти.

«Необходимо показать, что лидером ЕНД является Мелия, а не Саакашвили. «Грузинская мечта» всегда будет стараться приравнять оппозиционный спектр к личности Саакашвили. И таким образом правящая «Мечта» всегда будет продвигать эту «альтернативу»: или мы, или Саакашвили. Что для нее является выигрышной ситуацией. Мелия должен сам стать лидером ЕНД, ведь потом не получится говорить о кровавых девяти годах, нельзя будет крепить ярлыки, которые легко прикрепляют «Нацдвижению». То же самое Мелия должен сделать внутри партии. Это сложная задача. Он явно вырос как политик, остальное – дело его навыков и развития политических событий в стране. Я думаю, что соглашение – уже данность, и оппозиция должна быть представлена в парламенте. Для политической борьбы должна быть использована парламентская трибуна».

Политолог Гия Хухашвили в свою очередь считает, что нейтрализация Саакашвили – необязательна. «Нужно договариваться», поскольку нейтрализация только пойдет во вред партийному единству.

«Мы знаем, что значительная часть партии ориентирована на Саакашвили. Им надо просто договориться между собой. Они могут не любить друг друга, но, чтобы сохранить единство – они должны договориться. Какая линия победит, и кто будет вести партию на выборы и по какой тактике – вот это важно. А нейтрализация Саакашвили чревата худшими последствиями».

Новые лидеры грузинской политики

На данном этапе председатель «ЕНД» о своей позиции по поводу бойкота парламента и подписания документа президента Евросовета открыто не говорит. На консультации с членами собственной партии и остальной оппозиции в целом нужно «несколько дней». Но очевидно, что после выхода на свободу под залог, выплаченный Евросоюзом, на Нику Мелия в некоторой степени возложили миссию – вновь объединить оппозицию и стать отправной точкой в разрешении длящегося уже второй год политического кризиса.

«Теоретически он может решить эту задачу, но есть некие препятствия, которые будет сложно преодолеть. Процесс противостояния зашел слишком далеко. У него в партии неоднозначная ситуация. К тому же его главный конкурент в вопросе контроля над партией сам Саакашвили. Важно то, как они договорятся между собой», — считает политолог Гия Хухашвили.

Гия Джапаридзе, исследователь Центра Чавчавадзе же уверен, что у Ники Мелия недостаточно сил и ресурсов, чтобы решить вопрос единства оппозиции.

«Просто разница между оппозиционными партиями настолько сильная, что, я к примеру, не вижу этот ресурс. Единственное, что они могут сделать – максимально скоординироваться на местных выборах. Я не верю в объединение оппозиции, исходя из того, что я знаком с лидерами разных партий, знаю их избирателей. Сами избиратели разных партий не допустят, чтобы оппозиция была представлена единой командой», — уверен Джапаридзе.

По мнению Торнике Шарашенидзе, для Мелия сейчас начинается самый сложный этап.

«Пока он сидел в тюрьме, у него была репутация мученика и почти политзаключенного. Выйдя на свободу, он должен заново заняться политикой. Это не так просто, после того как почти вся оппозиция на самом деле фактически признала итоги выборов и вошла в парламент. Ему придется гораздо труднее, чем было в тюрьме. В тюрьме сидеть, конечно, неприятно, но в то же время она делает тебя героем, а выйдя оттуда ты должен заняться политикой. А сейчас это труднее, чем было после выборов. После выборов вся оппозиция протестовала на улице, а сейчас она признала выборы».

SOVA

Вам также может понравиться

Ещё статьи из рубрики => #политика