118279510 1 Новости BBC Александр Лукашенко, Беларусь
Новости BBC

Что происходит на предприятии «Беларуськалий» — основном поставщике валюты для Александра Лукашенко?

 

Getty Images

Карцер, отравление хлором, запугивания и увольнения рабочих — уже восемь месяцев в Беларуси не утихает история вокруг главного донора бюджета страны, «Беларуськалия». В августе к забастовке на предприятии присоединились почти 6,5 тысяч человек. Теперь их осталось чуть больше сотни. Белорусская оппозиция и стачком призывают главного партнера завода, норвежскую компании Yara, расторгнуть контракт с «Беларуськалием», чтобы остановить репрессии. Та в ответ говорит, что занимается оказанием «позитивного давления» на своего белорусского партнера.

Калий и хлор

«Каждое утро в камеру выливали ведро воды с большой концентрацией хлора. Бетонный пол становился белым, как потолок. На третий день я начал слепнуть, стало трудно дышать», — говорит Валерий.

Валерий (имя изменено — собеседник покинул Беларусь и боится за оставшихся там родственников) 20 лет проработал шахтером на предприятии «Беларуськалия» в Солигорске. Этот небольшой районный город основали чуть более 60 лет назад — после того, как здесь начали добывать калийные соли.

Сейчас предприятие — один из мировых лидеров по поставкам удобрений, оно охватывает около 20% мирового рынка; здесь работает почти 15% населения города. На его долю в 2020 году пришлось 8,3% всего белорусского экспорта, а выручка составила 2,4 млрд долларов. Пошлины на экспорт и налоги «Беларуськалия» — это 8-10% всего бюджета Беларуси.

После президентских выборов, каждый день читая новости о насилии по отношению к противникам Александра Лукашенко, Валерий, по его словам, «перестал витать в облаках» и присоединился к забастовке на «Беларуськалии».

В середине августа многие белорусские предприятия объявили забастовку, на «Беларуськалии» ее поддержали порядка 6,5 тыс. работников — более трети всех сотрудников предприятия. Они потребовали проведения новых президентских выборов, освобождения политзаключенных и прекращения насилия. Массовая забастовка продлилась всего два дня. В самый разгар забастовки гендиректор «Беларуськалия» Иван Головатый призвал рабочих «сохранить предприятие».

По словам представителей стачкома, созданного с начала забастовки, руководство предприятия и силовики применяют «беспрецедентные репрессии» по отношению к тем, кто встал в оппозицию к Лукашенко: их пытают, избивают, сажают на сутки и угрожают отобрать детей.

Валерий получил 15 суток — официально за хулиганство, но сам он уверен, что за политику. «Меня держали десять суток в карцере. Комната была крошечная, без отопления. Матрас так выглядел и пах, словно на нем сто человек раньше умерло, — вспоминает он. — Заставляли дать интервью, сказать, что стачка — это ошибка, что она финансируется кукловодами. Охранники мне все время говорили: тебе стоит только позвонить [согласиться на интервью] и все будет хорошо».

С августа более 120 рабочих «Беларуськалия» были уволены за свои политические взгляды — говорят в стачкоме предприятия. Суммарно бастующие получили более 900 суток ареста и свыше 15 тысяч долларов штрафа. Административные и уголовные дела завели на 80 работников предприятия. Несколько членов стачкома вынуждены были покинуть территорию Беларуси из-за заведенных на них уголовных дел.

Борец за справедливость

«Погоня за нами длилась больше часа. Меня скрутили и запихнули в багажник легкового автомобиля. Они [силовики] были страшно озлоблены тем, что им пришлось побегать, у одного даже шнурки развязались», — вспоминает в разговоре с Би-би-си лидер стачкома «Беларуськалия» Виталий Дядюк.

С начала забастовки жизнь бывшего работника предприятия Дядюка (приказ о его увольнении подписан 26 августа) радикально изменилась: после нескольких задержаний он несколько месяцев не ночевал дома (подозревал, что за ним велась слежка), поменял номера телефонов и выходил в интернет через VPN.

Как рассказывает Дядюк, на него завели три административных дела по статье 23.34 (нарушение порядка организации или проведения массовых мероприятий), и предупредили, что эти статьи могут превратиться в 45 суток, «если его еще раз увидят».

При этом, говорит активист, начальство и представители силовых структур периодически выходили на связь с уговорами вернуться. «Звонили чуть ли не посреди ночи, говорили: все забудем, и прогулы, и стачку, начнем с чистого листа», — вспоминает он.

Когда Виталию передали, что его собираются задержать по уголовному делу, он был вынужден покинуть территорию Беларуси. Сразу уехал на Украину, а затем — в Польшу, как он сам говорит, не хотел уезжать до последнего. «Сообщили, что нам якобы инкриминируют организацию незаконной забастовки, чуть ли не свержение власти, экономический ущерб», — вспоминает он.

Через месяц после его отъезда белорусский гостелеканал показал видеосюжет, в котором мужчина с измененным голосом и со скрытым лицом заявил, что против Дядюка возбуждено уголовное дело о мошенничестве. Самого рабочего он назвал «членом так называемого стачкома» и аферистом.

Работники Беларуськалия

Getty Images
По данным стачкома «Беларуськалия», работники предприятия подвергаются репрессиям за свои политические взгляды, многие даже в курилках боятся обсуждать происходящее в стране

«Нас сторонятся даже в поликлинике»

Из 6400 работников «Беларуськалия,» поддержавших забастовку в августе, сейчас в стачкоме осталось 139 человек. Виталий Дядюк объясняет столь видимое сокращение протестующих репрессиями и «слаженной работой идеологов».

«Сразу же после начала забастовки в Солигорск приехали десятки омоновцев и солдат, — вспоминает он. — Они работали сутками: уговорами, обманом, давлением, угрозами затаскивали людей на рабочие места».

На забастовку в августе обратил внимание Александр Лукашенко: он пригрозил, что заменит бастующих шахтерами из Украины. 12 сентября Минский областной суд постановил, что забастовка на «Беларуськалии» была незаконной.

«Устроиться на другую работу [в Солигорске] нет никакой возможности, — говорит Виталий Дядюк. — На каждом из нас черная метка. Нас нигде не принимают. Ребята рассказывают, что нас сторонятся даже в поликлинике. Напротив наших фамилий «стоят галочки», так что переучиться тоже невозможно».

«Часто давление оказывается через детей, — продолжает он. — Нашего коллегу силовики подкараулили возле детского садика, куда тот привел ребенка: ему пришлось убегать через забор на глазах у детей и воспитателей».

Продолжающие бастовать и уволенные работники живут на пожертвования. «Многие продали машины, отдали, что было ценного в ломбард, люди тратят то, что накопили за свою жизнь», — говорит живущий сейчас в Польше Валерий.

Солигорск

Getty Images
«Беларуськалий» — главный донор бюджета страны и один из лидеров мирового экспорта калийных удобрений

«Люди настолько запуганы, что даже в курилках боятся обсуждать что-то на политические темы, — рассказал Би-би-си участник стачки, Олег Куделко. — Они понимают, что происходит и поддерживают нас, но сильно напуганы. У каждого из них дети, кредитные обязательства».

Олег Куделко, в отличие от некоторых своих коллег по забастовке, остался в Беларуси. Отработав пять ночных смен, мужчина спустился в шахту глубиной более 300 метров и отказался выходить на поверхность, пока требования стачкома не будут выполнены (список требований он изложил в письме, которое попросил передать начальству).

«Когда забастовочное движение начали душить, я решил, что пойду в шахту и смогу как-то повлиять на людей, которые испугались, — говорит Олег. — Вскоре туда опустилось все рудничное начальство и горноспасатели с инструментом: они думали, что я себя приковал и меня придется вызволять на поверхность силой».

«Почему так случилось? Что я этим хочу показать? — спрашивали они», — вспоминает Олег. Через три часа мужчину доставили на поверхность, а еще через месяц безуспешных уговоров «одуматься» — уволили задним числом.

«Большие деньги для режима»

«Готовы ли вы жить с осознанием того, что именно вы помогли убийцам и насильникам творить свои черные дела?» — с таким вопросом члены стачкома «Беларуськалия» обратились в своем письме к гендиректору норвежской компании Yara Свейну Туре Холзетеру.

Yara — главный западный партнер «Беларуськалия» и один из крупнейших в мире поставщиков удобрений. Треть акций компании принадлежит министерству торговли, промышленности и рыболовства Норвегии. Правительство Норвегии осудило насилие в Беларуси и не признало легитимность Александра Лукашенко.

Петицию с требованием к Yara разорвать контракт с белорусским предприятием поддержали более 80 тысяч человек.

«Контракт с Yara — большие деньги для режима, — объясняет позицию стачкома Валерий. — Работы одного только «Беларуськалия» на полную загрузку хватит для того, чтобы содержать весь силовой блок. Поэтому давление на Yara крайне важно».

В своих аргументах участники стачкома ссылаются на Кодекс поведения для деловых партнеров Yara, в котором прописаны критерии сотрудничества, включая соблюдения прав человека и предоставление должных условий труда и который, по мнению протестующих, нарушает руководство «Беларуськалия».

Членов стачкома поддерживают и лидеры белорусской оппозиции. «Пока руководство «Беларуськалия» заверяло норвежскую компанию, что оно сделало достаточно для уволенных работников, от членов стачкома я слышала, что они не собираются возвращаться на рабочие места, — рассказала Би-би-си лидер белорусской оппозиции Светлана Тихановская. — На всех участников стачки оказывается беспрецедентное давление. Очень важно, чтобы руководство Yara услышало, что происходит на самом деле».

«Не только Yara, но и другие иностранные компании должны пересмотреть условия сотрудничества с белорусскими предприятиями, которые применяют репрессии к сотрудникам за их взгляды», — считает Тихановская.

Позитивное воздействие

С начала массовых протестов, вспыхнувших в августе прошлого года, представители компании Yara приезжали в Беларусь несколько раз. В декабре «Беларуськалий» посетил директор компании Свейн Туре Холзетер. Вскоре на сайте Yara появилось заявление, в котором Холзетер назвал недопустимым подавление прав человека и прав трудящихся, продолжающееся в Беларуси.

Он также выразил обеспокоенность многочисленными сообщениями об увольнении рабочих, заявил о необходимости положить конец репрессиям и улучшить условия охраны труда на предприятии.

В ответ на это «Беларуськалий» согласился принять на работу уволенных бастующих, о чем оповестил в своем пресс-релизе: «Руководством предприятия принято решение о снятии дисциплинарных взысканий с работников предприятия, а уволенные ранее работники могут быть приняты обратно на работу в ОАО «Беларуськалий» в случае подачи ими соответствующих заявлений».

Это не удовлетворило членов стачкома, которые категорически отказались возвращаться.

«Боясь, что контракт будет расторгнут, боясь международной огласки они [руководство «Беларуськалия»] были вынуждены опубликовать этот пресс-релиз, хотя мы все прекрасно понимаем, что это очередная ложь и вранье», — считает Олег Куделко.

«Yara в первую очередь заботится о здоровье, безопасности и благополучии рабочих «Беларуськалия», — заявил Би-би-си исполнительный вице-президент по коммуникации Yara Пабло Баррера. — Yara считает, что продолжая сотрудничество с «Беларуськалием», мы можем оказывать позитивное воздействие на нашего бизнес-партнера и его работников».

Он добавил, что в январе «Беларуськалий» анонсировал шаги для «улучшения ситуации вокруг работников предприятия», а также согласился сотрудничать с Yara для улучшения охраны труда и безопасности работников. «Мы считаем эти шаги позитивными, однако продолжим внимательно следить за развитием ситуации», — говорит Баррера, добавляя, что диалог с «ключевыми заинтересованными сторонами» будет продолжен.

Однако, по мнению представителей стачкома, представители Yara поставили экономическую выгоду от сделки с «Беларуськалием» на первое место, а права человека — на второе.

«Права человека просто не соблюдаются — и это так не только для рабочих «Беларуськалия», но и вообще для всех белорусов, — заявил Би-би-си руководитель оппозиционного Народного антикризисного управления (НАУ) Павел Латушко. — То, что Yara закрывает на это глаза уже долгое время, говорит о том, что бизнес для них важнее, чем репутация. Они знают, с кем ведут дела, они знают, к кому они ездят на встречи и знают и видят, как проходят так называемые «аудиты», но это все еще не повлияло на их решение».

Пора возвращаться на работу

Позицию норвежской компании, впрочем, в Беларуси поддерживают и независимые профсоюзы. «Меня удивляет упорство, с которым стачка требует ухода Yara. Есть там и люди, которые понимают: забастовка проиграла и пора возвращаться на работу», — заявил Би-би-си председатель Белорусского независимого профсоюза (БНП) Максим Позняков.

Независимые профсоюзы — Белорусский конгресс демократических профсоюзов (БКДП) и входящий в его состав Белорусский независимый профсоюз (БНП) — поддержали действия Yara и выступили за сохранение контракта: они считают, что разрыв сотрудничества с «Беларуськалием» только усилит репрессии в отношении работников и членов стачкома.

Работник Беларуськалия

Getty Images
Независимые профсоюзы считают, что разрыв контракта с Yara только усугубит положение работников предприятия

«Yara служит сдерживающим фактором и гарантом безопасности работников, — считает Максим Позняков. — Взять к примеру Белорусский металлургический завод [у которого нет такого партнера на Западе] — за попытку остановки печей на три часа с ущербом в 500 долларов там трое человек были осуждены на реальные сроки в колонии».

«Около 2500 сотрудников «Беларуськалия» имеют членство в БНП: в случае, если Yara уйдет, это затронет их в первую очередь, — считает Позняков. — Возможны ухудшения условий труда, экономия на запасных частях, профилактических работах по безопасности, вырастет риск травматизма».

Председатель БКДП Александр Ярошук отметил, что «известная в мире своими высокими стандартами социальной ответственности» компания Yara стала первой западной компанией, оказывающей давление на своего белорусского партнера и поставившей во главу угла своей деятельности в Беларуси права трудящихся.

«Те же проблемы улучшения условий и безопасности труда требуют весьма длительного времени. И авторитарную белорусскую власть, ставшую на путь беззакония, заставить восстановить на работе ушедших в стачку — архисложная задача, требующая времени, недюжинного терпения и настойчивости», — говорит Ярошук.

«Мы (БКДП — прим. ред.) с руководством Yara считаем, что разрыв контракта должен последовать только тогда, когда убедимся, что все средства давления использованы, и они не принесли результата, — объясняет Ярошук. — По нашему мнению, такой момент еще не наступил, ресурс давления на администрацию ОАО «Беларуськалий» до конца не исчерпан, и время ухода с Беларуси для Yara не наступило».

Тем не менее члены стачкома Беларуськалия намерены продолжить борьбу за разрыв контракта: если понадобится, готовы поехать и в Норвегию, чтобы, как говорят сами работники, их наконец услышали.

«Я свое отбоялся, — говорит Олег Куделко. — И о том, что пришел в стачку, не жалею. Все понимают, что происходит — неправильно. Но не все могут высказать свое мнение».

***

В министерстве торговли Норвегии Би-би-си заявили, что детали сотрудничества Yara с «Беларуськалием» — часть ответственности руководства компании. «Правительство Норвегии ожидает, что компании, в которых государство имеет долю бизнеса, будут лидерами в работе по обеспечению ответственного ведения бизнеса, включая работу по защите прав человека и прав работников как в их собственной компании, так и в работе с партнерами», — говорится в официальном ответе министерства.

Менеджмент «Беларуськалия» на вопросы Би-би-си не ответил.

BBC News Русская служба

Вам также может понравиться

Ещё статьи из рубрики => Новости BBC