fb image 686 Новости BBC
Новости BBC

Переписка с Иваном. Как британский профессор общался с “российским агентом”

Один из британских профессоров месяцами переписывался с человеком, который представлялся Иваном. С его помощью профессор пытался дискредитировать организацию, помогающую привлекать сирийских военных преступников к ответственности. Профессор также просил «Ивана» расследовать деятельность других британских ученых и журналистов. Электронная переписка между профессором и «Иваном», с которой ознакомилась Би-би-си, показывает, что даже спустя десять лет с начала сирийского конфликта информационная война все еще в разгаре.

Холодным декабрьским утром Биллу Уайли пришло письмо от профессора Эдинбургского университета. Заголовок гласил: «Вопросы Уильяму Уайли».

Уайли, глава организации, которая занимается поиском документов для судов по делам о военных преступлениях в Сирии, узнал имя отправителя.

Профессор Пол МакКиг, эпидемиолог из Эдинбургского университета, однажды уже писал ему с аналогичными вопросами о некоммерческой организации Уайли — Комиссии по международному правосудию и подотчетности (Cija). Сведения нужны были МакКигу для доклада, над которым тот работал совместно с профессором из Бристоля и бывшим профессором, когда-то преподававшим в Шеффилде.

Зная о взглядах МакКига (который считает, что с помощью финансируемых на деньги Запада некоммерческих организаций ЦРУ и МИ-6 пытаются очернить режим Башара Асада), Уайли был уверен, что в докладе будут содержаться обвинения в том, что Cija якобы искажает информацию о пытках и убийствах в сирийских тюрьмах.

За последнее десятилетие Cija получила более 1,3 млн документов, рожденных сирийской бюрократией, настолько помешанной на бумажной волоките, что задокументированными оказались даже зверские убийства. Все эти бумаги хранятся в архиве штаб-квартиры организации в секретном месте в Европе.

В письме несколько раз повторялось, что МакКиг и его коллеги изучают деятельность Cija, но никаких вопросов по работе организации профессор не задавал. Кажется, что его интересовали только компании, зарегистрированные на имя Уайли.

Уайли не ответил на письмо.

BBC
Билл Уайли на фоне документов из архива Cija

Через несколько часов МакКиг тоже получил неожиданное анонимное письмо. В нем говорилось: «Вчера мы получили сообщение из Лондона, что у вас есть вопросы о Сирии. Возможно, мы сможем помочь вам узнать правду».

Чтобы проверить нового знакомого, МакКиг быстро написал в ответ несколько вопросов. Знает ли этот человек о сфальсифицированных доказательствах химических атак в Сирии?

Аноним, конечно, знал и намекнул, что у него есть доступ к закрытой информации. МакКигу показалось, что у него появился источник. Так завязалась переписка, которая продлится более трех месяцев.

МакКиг довольно быстро признался, что его интересует Cija, а в частности — Уайли. В ответе утверждалось, что Уайли был сотрудником ЦРУ, который работал в посольстве США в Ираке. Частично это было правдой — канадец Уайли действительно работал на министерство обороны США во время суда над Саддамом Хусейном в Ираке, но, по словам Уайли, со спецслужбами он никогда не сотрудничал.

В своем ответе МакКиг проявлял осторожность.

«Если мы прямо скажем, что Уайли — агент ЦРУ, я думаю, нас засмеют как конспирологов, делающих дикие и необоснованные утверждения», — написал он.

Собеседник ответил: «Мои коллеги с пониманием посмеялись, когда я им это зачитал. Какие доказательства вам нужны, чтобы заявить подобное? Если мы можем предоставить такие доказательства, не подставляя наши источники, мы это сделаем».

В каждом письме МакКига была ссылка на его страницу на сайте Эдинбургского университета. А его собеседник поначалу отправлял свои сообщения вообще без подписи. Единственными ключами к разгадке его личности были периодически встречающиеся ошибки в английском и ссылки на штаб-квартиру в Москве.

Через некоторое время он начал подписываться именем «Иван».

МакКиг поясняет, что без предубеждений относился к человеку, с которым месяцами вел переписку. Он рассказал, что, как и любой журналист или исследователь, он поддерживает контакты со всеми людьми, которые могут обладать нужной ему информацией, в том числе с анонимными источниками. Он также добавил, что, по его мнению, это совершенно законно, учитывая, что у него нет доступа к государственной тайне.

Часть переписки была посвящена теории МакКига о деятельности Cija. Профессор объяснил, что он и его коллеги рассматривали деятельность организации как операцию, проводимую ЦРУ и МИ-6 от лица государств, одержимых сменой режима в Сирии.

Судя по электронным письмам, МакКиг действительно верил, что оказывает обществу услугу, пытаясь раскрыть заговор.

Он также спрашивал у Ивана о личной жизни Уайли, в частности о женщине, с которой тот встречался, и о том, есть ли у Уайли кокаиновая зависимость. Все это не имело никакого отношения к достоверности документов Cija.

Снова и снова МакКиг спрашивал о финансах Cija. Он объяснял, что его главная цель — заставить людей сомневаться в доказательствах, собранных Cija. Есть разные способы добиться этой цели, отмечал он: «Назовем это тактикой [американского гангстера 1930х годов] Аль Капоне. Не получится поймать их на вранье о военных преступлениях, — поймаем и дискредитируем на финансовых махинациях.».

Вот почему МакКиг интересовался у Уайли основанными им компаниями. Европейское бюро по борьбе с мошенничеством (Olaf) обвинило Cija в мошенничестве и нарушениях правил бухгалтерского учета во время исполнения контракта, полученного от ЕС в 2013 году на сумму 3 миллиона евро. Еврокомиссия все еще изучает выводы Olaf, но ее официальный представитель Питер Стано сказал Би-би-си, что эта история — не повод ставить под сомнение сведения, обнародованные Cija.

«Расследование касается финансовой отчетности, а не информации, собранной во время реализации проекта. Никаких признаков нарушений в результатах проекта нет», — пояснил Стано.

Финансовый отдел Cija настаивает, что обвинения Olaf не имеют под собой оснований. Они утверждают, что направили в Еврокомиссию документы, подтверждающие это. Также они добавляют, что с 2013 года организация получила 70 грантов на общую сумму 42 миллиона евро, отчетность 64 раза проверяли внешние аудиторы и не нашли никаких проблем.

Cija получила доказательства военных преступлений, совершенных в Сирии

BBC
Cija получила доказательства военных преступлений, совершенных в Сирии

«Иван» поощрял расследования профессора и хвалил его за изобретательность.

«Хотел бы сказать, что этот обмен [информацией] кажется нашему офису очень продуктивным. Еще раз спасибо за вашу важную работу. Спасибо, что противостоите антироссийским операциям Британии. Это много значит для нас», — писал он.

Пол МакКиг говорит, что соавторы его расследования о Cija не знали о его переписке с Иваном, но информация, которую собирал профессор, предназначалась именно для этого совместного доклада.

«Ключевая цель нашей небольшой академической группы — побудить членов парламента, юристов и журналистов привлечь правительство к ответственности, задавать вопросы об этих операциях, которые не только вовлекают Великобританию в конфронтацию с другими странами, но и используются для маргинализации и подавления несогласных внутри страны».

Вскоре Иван начал давать МакКигу указания, просил предоставить информацию, рассказывал, с кем стоит говорить, а к кому лучше не обращаться — и профессор, кажется, выполнял некоторые просьбы. Через полгода после начала общения с Иваном МакКиг согласился не писать никому из сотрудников Cija без предварительного согласия своего нового товарища.

«Я ни с кем не буду связываться, не поговорив предварительно с вами», — писал он Ивану. Он также пересылал Ивану электронные письма и другую информацию по его запросу.

Затем профессор сообщил Ивану большую новость — он наткнулся на (как он, судя по всему, считал) убедительные доказательства того, что Уайли был агентом ЦРУ во время своей работы в Ираке. Информацию он нашел в книге бывшего аналитика спецслужбы Джона Никсона, где тот описывал, как делал отчет для вице-президента США Дика Чейни о допросе Саддама Хусейна в апреле 2008 года.

«Он вошел в кабинет Чейни с Биллом, аналитиком ЦРУ, сменившим меня в Багдаде», — цитировал МакКиг книгу Никсона. — Это может быть только Уайли. Что думаете? ЦРУ отредактировало многие другие отрывки, но этот пропустили».

Кажется, что МакКигу не приходило в голову, что в то время в Ираке мог быть не один «Билл» или что Никсон мог использовать вымышленное имя. Но Иван был впечатлен.

«Вот почему мы так восхищаемся вами и вашей работой! Забавно, мы и не знали, что встреча была публичной. Мы думали, что только мы знаем этот секрет».

МакКигу казалось, что он наконец-то продвинулся в своем расследовании. Он даже вернулся к предложению, которое Иван сделал некоторое время назад — о вознаграждении в размере 10 тысяч фунтов, которые МакКиг изначально отклонил. Возможно, писал он, было бы полезно инициировать судебный иск против Билла Уайли и Cija от лица сотрудников компании, которых «обманом заставили работать на подставную организацию, контролируемую ЦРУ».

«Такой судебный процесс будет дорогостоящим. Вы можете посодействовать, если вложите деньги в юридический фонд, который будет покрывать расходы. Но необходимый объем материальной поддержки будет намного больше той суммы, которую вы упоминали».

МакКиг не остановился на Cija — он попросил Ивана расследовать, как он выразился, «британскую сеть, продвигающую сирийский нарратив» — в том числе деятельность других британских ученых и журналистов, которые оспаривали его работы о Сирии. Он отправил Ивану длинный список имен и электронных адресов и попросил его выяснить, как эти люди связаны между собой и кто их координирует.

Клои Хаджиматеу была в списке журналистов, которых МакКиг просил проверить

BBC
Клои Хаджиматеу была в списке журналистов, которых МакКиг просил проверить

МакКиг сказал, что у него есть особые опасения по поводу продюсера Би-би-си, который освещает ситуацию в Сирии.

«Ваша контора знает что-нибудь о нем? — спрашивал он. — Мы уверены, что он с 2013 года участвует в инсценировках в Сирии».

Профессора, похоже, не беспокоило, что подобные обвинения в адрес журналиста в разговоре с возможным российским агентом могут подвергнуть продюсера опасности.

МакКиг сказал, что вся информация, которую он передал Ивану, включая адреса электронной почты, была в открытом доступе. Он также заявил, что роль этих людей как главных посредников в «проводимых Великобританией информационных операциях, связанных с сирийским конфликтом», широко описывалась в СМИ.

Имя автора этой статьи также фигурировало в списке тех, кто, по мнению МакКига, «продвигает сирийский нарратив» по распоряжению британского правительства. И он не сдерживался в описании своих впечатлений.

«Мы много знаем о КХ (Клои Хаджиматеу). Мы думаем, что она недалекий человек, которому льстило, что она участвует в чем-то, выходящем за рамки ее компетенций».

Short presentational grey line

BBC

Но Иван не был российским агентом. Ивана в принципе не существовало. Электронные письма от его имени были написаны сотрудниками Cija, которых Билл Уайли попросил выяснить, что МакКиг знает об организации.

Уайли боялся, что уволенный сотрудник Cija мог обратиться к МакКигу и его соавторам и рассказать, где находится архив со всеми документами, а также предоставить имена сотрудников.

Только трое из всех сотрудников Cija открыто говорят, что работают на организацию, рассказывает Уайли. При большей открытости сотрудникам могли бы начать угрожать, а хакерам было бы проще получить доступ к внутренним системам организации. А у сирийского режима есть веские причины на то, чтобы попытаться уничтожить архив документов.

В переписке МакКиг действительно подтверждал, что уволенный сотрудник организации разговаривал с ним, предлагая эти сведения о Cija и личную информацию о Уайли.

МакКиг сказал Би-би-си, что хотя он и собирался обнародовать местонахождение организации, в его планы не входило раскрывать личные данные Уайли.

Но Уайли этого не знал. Зато он прекрасно понимал, что среди близких знакомых МакКига — британский блогер в Дамаске Ванесса Били.

Били пишет хвалебные посты о сирийской армии, а также Башаре Асаде и его жене, часто публикуя в социальных сетях свои фотографии с представителями сирийского режима и военачальниками.

Уайли опасается, что МакКиг мог рассказать Били все, что он знает о Cija, а та могла передать это сирийскому правительству. Уайли решил не рисковать: он планирует перевезти всех сотрудников и архив Cija в другое место, а также обезопасить свою семью.

Уволенная сотрудница Cija говорит, что никогда бы намеренно не поставила под угрозу безопасность бывших коллег и их семей.

И МакКиг, и Били входят в Рабочую группу по Сирии, пропаганде и медиа, состоящую из «независимых исследователей» и ученых. Многие из них разделяют теорию МакКига о том, что британские и американские спецслужбы используют СМИ, чтобы представить сирийское правительство в невыгодном свете и таким образом убедить мир в необходимости смены режима.

Автор этой статьи говорила о Рабочей группе по Сирии в своем подкасте, посвященном жизни и смерти Джеймса Ле Мезюрье, бывшего офицера британской армии и сооснователя «Белых касок» — группы сирийских граждан, которых благодаря западному финансированию учат спасать выживших из-под завалов разбомбленных зданий.

Именно благодаря подкасту журналистка попала в черный список МакКига. «Из подкастов ясно, что вы работаете с предполагаемым офицером МИ-6», — заключил МакКиг в письме ей.


Благодаря подкасту Mayday журналистка Би-би-си попала в список МакКига

BBC
Благодаря подкасту Mayday журналистка Би-би-си попала в список МакКига

Одна из тем того подкаста — как «Белые каски» оказались в центре информационной войны за контроль над общественным мнением о сирийской войне.

Камеры Go Pro, прикрепленные к их шлемам, снимали, как сирийские и российские самолеты бомбили гражданские районы, больницы и школы. Эти кадры, публиковавшиеся в соцсетях, становились частью новостных репортажей и документальных фильмов, принося Белым каскам известность, а миллионам людей — свидетельства военных преступлений, в том числе последствий химических атак.

В результате Сирия и Россия стали обвинять Ле Мезюрье и «Белые каски» во всем — начиная с работы на джихадистов и заканчивая организацией торговли органами. Эти идеи были подхвачены и на Западе.

Больше всего Пола МакКига волновали предполагаемые инсценировки химических атак. Он был соавтором доклада Рабочей группы по Сирии, в котором предполагалось, что сирийский режим не несет ответственности за атаку в Думе в 2018 году, в которой его обвинили эксперты Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО).

Вместо этого МакКиг выдвинул идею о том, что воюющие против Асада повстанцы при помощи «Белых касок» специально убили 40 человек в газовой камере, чтобы обмануть весь мир.

Эту теорию он изложил в докладе и представил в Вестминстере в прошлом году. Во время презентации там же находился глава парламентского комитета по разведке и безопасности Джулиан Льюис, хотя сам Льюис утверждает, что опоздал и пропустил часть про газовые камеры.

Выяснилось, что МакКиг позаимствовал идею о газовых камерах у бывшего американского фармаколога Дениса О’Брайена, который в самостоятельно изданной работе описывал, как эта идея пришла к нему во сне после того, как он съел пиццу с анчоусами.

В статье О’Брайена было полно домыслов и предположений, а его анализ был основан на собственных снах и нескольких фотографиях плохого качества. Среди других проектов О’Брайена — список «Новые евреи», в который вошли владельцы СМИ и знаменитости с еврейскими связями.

МакКиг говорит, что личные взгляды О’Брайена не опровергают «убедительные» доказательства, собранные им в пользу того, что людей могли убить в газовых камерах. Он никак не прокомментировал вдохновленные анчоусами сны О’Брайена, но добавил, что занимает нейтральную позицию в оценке сирийского конфликта: его цель, по его словам, — разоблачить секретные операции, которые «подрывают нашу систему парламентского правления».

Рабочая группа по Сирии повторяла и другие российские нарративы. В 2018 году МакКиг и двое его соавторов — Пирс Робинсон, бывший профессор Шеффилдского университета, и Дэвид Миллер, профессор Бристольского университета, — опубликовали серию статей о нападении в Солсбери. Они утверждали, что у США и Британии был мотив убить российского двойного агента Сергея Скрипаля, чтобы помешать ему давать показания по делу о клевете против Кристофера Стила — человека, составившего досье, которое якобы демонстрировало сотрудничество между командой Дональда Трампа и Россией в преддверии выборов в США в 2016 году.

Несмотря на добытые британскими властями доказательства, которые указывают на причастность к убийству российских властей и двух человек, которые предположительно работали на российские спецслужбы, Группа выдвигала развернутые гипотезы о различных факторах, ставящих под сомнение роль России в этом отравлении.


МакКиг говорит, что доклад на самом деле оспаривает утверждение о том, что только у России были технические средства и мотив для этого отравления. Он подчеркивает, что ни в коем случае не предполагает, что ответственность за нападение несут западные спецслужбы.

В 2019 году Рабочая группа написала доклад, в котором обвинила Джеймса Ле Мезюрье в коррупции и причастности к инсценировке химических атак в Сирии. А к 2020 году вниманием группы полностью завладела Cija.

Данные, собранные Cija, легли в основу громких судебных дел — например, иска 2018 года, поданного против сирийских властей семьей Мари Колвин — американской журналистки, которая была убита в результате ракетного обстрела импровизированного пресс-центра в городе Хомс, который на тот момент удерживали повстанцы.

Турецкий журналист держит в руках фотографии журналистов Реми Ошлик и Мари Колвин, убитых в Хомсе 22 февраля 2012 года

AFP
Турецкий журналист держит в руках фотографии журналистов Реми Ошлик и Мари Колвин, убитых в Хомсе 22 февраля 2012 года

Документы, предоставленные Cija, цитировались в приговоре, по которому сирийское правительство было признано ответственным за убийство Колвин. Семье журналистки присудили компенсацию в размере 302 миллионов долларов.

Cija также собрала около 300 тысяч документов об «Исламском государстве» (признано террористической группировкой и запрещено в России — Би-би-си). Некоторые документы помогли осудить двух боевиков группировки в Германии и Нидерландах.

Сейчас Cija участвует в суде по делу о военных преступлениях, проходящем в немецком городке Кобленц, — уникальном процессе против представителей сирийского режима. На скамье подсудимых находится бывший полковник сирийской военной разведки Анвар Раслан, которого обвиняют в 4000 случаев пыток, 58 убийствах, а также изнасилованиях и принуждении к сексу — все это всего за полтора года.

Short presentational grey line

BBC

В течение 18 лет Раслан руководил допросами в одном из самых печально известных мест содержания под стражей в Сирии — отделении 251 в центре Дамаска.

Снаружи это ничем не примечательное правительственное здание. Через дорогу — магазин спортивной одежды, а через квартал — супермаркет. Но люди, которым повезло выйти оттуда живыми, на всю жизнь запомнят ужасные пытки, которые перенесли там.

Журналист Der Spiegel Кристоф Ройтер, который брал интервью у Раслана за несколько лет до его ареста, говорит, что тот гордился своей работой и своими успехами в извлечении информации.

Но когда в 2011 году началось восстание против режима Асада, как следует из рассказаа Ройтеру, Раслан чувствовал себя профессионально униженным: ему приходилось пытать людей, чье преступление состояло лишь в том, что они участвовали в демонстрации. Из них нечего было извлекать.

«Это оскорбляло его профессиональную гордость и его моральные убеждения. Он больше не мог пытать — и, возможно, убивать — людей, которые явно не сделали ничего плохого», — говорит Ройтер.

57-летний Раслан предстанет перед судом в апреле 2020 года

AFP
57-летний Раслан предстанет перед судом в апреле 2020 года

Повстанцы, которым были выгодны массовые побеги высокопоставленных сирийских чиновников, помогли Раслану пересечь границу с Иорданией. К 2014 году он получил убежище в Германии. Но через год он пришел в берлинский полицейский участок и заявил, что за ним следят офицеры сирийской разведки. Полиция была настроена скептически, поэтому он объяснил, что он перебежчик — и это в конечном счете привело к его аресту в начале 2020 года.

На суде вскрылись невероятные факты о сирийском режиме: один свидетель за другим рассказывал об ужасных пытках, включая систематическое изнасилование мужчин и женщин.

Раслан отвергает все обвинения. Его защита пока не изложила свою позицию по делу. Другой сотрудник сирийской разведки, помогавший арестовывать протестующих, которых позднее подвергали пыткам и убивали, был признан виновным в феврале и приговорен к более чем четырем годам тюрьмы. Если Раслана признают виновным, остаток жизни он может провести за решеткой.

МакКиг в разговоре с «Иваном» признался, что его беспокоят документы, которые Cija предоставила суду в Кобленце.

Он и его соавторы считали, что Cija была создана при поддержке правительства Британии с целью распространять ложные сведения и таким образом дискредитировать правительство президента Асада. Поэтому МакКиг полагал, что эти документы могли выставлять сирийское правительство более зверским, чем оно есть на самом деле.

Один из документов, которые предоставила Cija, раскрывает подробности о системе, в которой работал Раслан: это письмо должностного лица в следственный изолятор с жалобой на применение пыток. В частности, в письме рассказывается, что людям вставляли стеклянные бутылки в анальный проход. Автор письма напоминает, что при допросах необходимо придерживаться «заранее утвержденных протоколов».

Еще один важный документ, обнаруженный Cija, — это протоколы заседания так называемого Центрального управления по разрешению кризисных ситуаций — комитета, состоящего из сирийских министров, глав служб безопасности, разведки и вооруженных сил.

Документы Cija показывают, что Управление составляло список лиц, которых они хотели арестовать, в том числе участников протестов, тех, кто протесты финансирует, и всех, кто «очерняет Сирию» в комментариях иностранным СМИ.

По словам Билла Уайли, документы подтверждают, что решение Управления было по цепочке передано местным отделениям разведки, после чего были арестованы тысячи людей. Сирийский президент не присутствовал на этой конкретной встрече, но протоколы, которые есть в распоряжении Cija, были отправлены ему на подпись.

«С юридической точки зрения это очень важно, потому что в документах есть имена всех членов Управления, которые приняли это решение», — объясняет Уайли.

Очевидно, подчеркивает он, что было принято сознательное решение арестовать невооруженных демонстрантов и поместить их под стражу, где они будут подвергнуты пыткам и, возможно, убиты — и это решение было принято верхушкой сирийского режима.

В своей переписке с «Иваном» МакКиг говорил, что он сомневается в подлинности документов, предоставленных суду Cija. Кроме того, его волновали свидетельства анонимного перебежчика, известного под псевдонимом Цезарь.

Перебежчик "Цезарь", который передал снимки со свидетельствами пыток, выступает в Вашингтоне в 2020 году

AFP
Перебежчик «Цезарь», который передал снимки со свидетельствами пыток, выступает в Вашингтоне в 2020 году

Цезарь был фотографом, работавшим на государство: его задачей было снимать мертвые тела жертв пыток. В 2013 году он сбежал из Сирии с жестким диском, на котором хранились 53 275 фотографий. На них более шести тысяч жертв — мужчины, женщины и дети со следами жестоких пыток, в том числе с выколотыми глазами.

Европейские следователи изучили фотографии и их метаданные и признали снимки подлинными. Команда Уайли в Сирии также нашла документы, в которых подробно описывается, где содержались некоторые заключенные с фотографий Цезаря, — каждый из них был сфотографирован с номером, нарисованным на коже или прикрепленным к телу. Эти же номера фигурировали в документах, найденных Cija.

Фотографии были выложены в интернет, чтобы родственники могли найти своих пропавших близких — благодаря этому удалось опознать более 700 жертв.

Бывший посол США по особым поручениям и вопросам военных преступлений и нынешний член правления Cija Стивен Рэпп считает, что данные, предоставленные Цезарем, подлинные.

«Это железное доказательство. Честно говоря, у нас есть более убедительные доказательства преступлений сирийского режима, чем два поколения назад были у прокуроров против нацистов. Единственное, чего у них не было, так это фотографий каждой из жертв с карточкой, которая содержала номер подразделения, ответственного за их смерть, — говорит он. — Так что когда вы прикладываете к делу фотографии Цезаря, вместе с документами получаются намного более убедительные доказательства, чем были в Нюрнберге».

Выставка фотографий, вывезенных из Сирии и документирующих свидетельства пыток, совершенных режимом Асада

Getty Images
Выставка фотографий, вывезенных из Сирии и документирующих свидетельства пыток, совершенных режимом Асада

МакКига, похоже, эти доказательства не убедили. Его Рабочая группа проанализировала фотографии Цезаря и, если судить по его перепискам, решила, что жертвы могут быть пленниками оппозиции. Зная, что суды в Европе решили засекретить личность Цезаря, чтобы защитить фотографа, профессор решил спросить у Ивана, кто скрывается за псевдонимом.

«У вас есть дополнительная информация о его личности и о сирийской оппозиционной группе, с которой он связан?» — спрашивал МакКиг.

МакКиг сказал Би-би-си, что считает, что сирийскому правительству известна личность Цезаря, поэтому он не нуждается в защите.

Но имена таких свидетелей, как Цезарь, а также названных в документах должностных лиц должны быть засекречены, говорит Билл Уайли, поскольку им может грозить опасность не только со стороны сирийского режима, но и обычных людей.

Он напоминает, что во время трансляции суда над Саддамом Хусейном двое иракских чиновников были убиты после того, как их фамилии были показаны на экране.

Short presentational grey line

BBC

Иногда в ходе переписки с «Иваном» МакКиг вел себя удивительно открыто.

Через несколько месяцев после начала общения профессор сказал «Ивану», что с его соавтором Пирсом Робинсоном и блогером Ванессой Били можно связаться через российского дипломата в Женеве Сергея Крутских.

Би-би-си обратилась к дипломату за комментарием, но ответа не получила.

Ванесса Били также не ответила на сообщения. Она всегда настаивала, что действует независимо, не сотрудничает ни с одним правительством и все, что ее волнует — это поиск истины.

Пирс Робинсон ответил, что, как все хорошие исследователи, в процессе написания доклада он контактировал с высокопоставленными правительственными чиновниками, политиками и военнослужащими из многих стран.

Готовность МакКига говорить о британских профессорах и журналистах с человеком, который намекал на то, что является российским агентом, проявлялась и в других письмах.

Он обращал внимание «Ивана» на журналиста российского государственного СМИ Ruptly, который нанял нескольких местных корреспондентов в Думе, чтобы расследовать атаку. Этот журналист поделился результатами работы с МакКигом и Пирсом Робинсоном.

Дума в апреле 2018 года - во время предполагаемой химической атаки

AFP
Дума в апреле 2018 года — во время предполагаемой химической атаки

Это была возможность доказать, что химическая атака в Думе была сфальсифицирована. Но все пошло не так, как они надеялись. Ruptly нашел свидетеля, который рассказал, что его дети и жена погибли в результате химической атаки.

МакКиг написал Ивану с предложением последить за журналистом Ruptly.

«Я бы предложил вашему офису последить за тем, чем занимаются он и его стрингеры (если они существуют). Только чтобы он не знал, что кто-то обеспокоен его работой».

МакКиг также переслал всю переписку с корреспондентом Ruptly. Если бы «Иван» был реальным агентом российских спецслужб, в его распоряжении оказалась бы вся информация о сирийском свидетеле, показания которого противоречили версии, выдвигаемой его государством.

Short presentational grey line

BBC

В марте правительство Британии опубликовало «Обзор безопасности, обороны, развития и внешней политики», в котором 17 раз упомянуло, что Россия представляет «самую серьезную угрозу безопасности».

На просьбу прокомментировать переписку МакКига с «Иваном» в Эдинбургском университете сказали, что свобода выражения мнения — ключевая ценность университета, и они стараются развивать культуру, которая дает возможность самовыражаться.

МакКиг отказался от приглашения на интервью, но в письме сказал, что, возможно, стал жертвой тщательно продуманной провокации.

«Я думаю, что усилия, вложенные в эту операцию, очевидно показывают, что я разозлил кого-то на государственном уровне», — написал он.

Хэмиш де Бреттон-Гордон, директор неправительственной организации Doctors Under Fire, которая проводит кампанию против нападений на больницы в зонах боевых действий, разозлился, когда узнал, что МакКиг неоднократно называл его в электронных письмах «Ивану» «известным агентом МИ-6».

«Потенциально этот тип подвергает риску жизни многих людей, и одна из них моя», — сказал он.

Около 400 тысяч мирных жителей лишились медицинской помощи после того, как в начале этой недели был нанесен удар по больнице в Идлибе

Getty Images
Около 400 тысяч мирных жителей лишились медицинской помощи после того, как в начале этой недели был нанесен удар по больнице в Идлибе

Де Бреттон-Гордон утверждает, что никогда не работал на спецслужбы.

Доктор Мохаммед Идрис Ахмад из шотландского Университета Стерлинга — один из тех профессоров, информацию о котором хотел получить МакКиг, — сказал, что не удивлен, поскольку и раньше подвергался нападкам со стороны Рабочей группы по Сирии.

Он обвинил группу в распространении слухов о том, что он якобы работал и на ЦРУ, и на МИ-6.

Билл Уайли говорит, что вынужден был три месяца обманывать МакКига, поскольку это был единственный законный способ выяснить, существует ли угроза для его сотрудников и для архива документов.

«Это не была месть. Я руководствовался только опасениями за нашу безопасность. И в конечном итоге то, что мы узнали, оправдало наши опасения. Помимо защиты наших источников, свидетелей и наших сотрудников, мы должны защитить и нашу репутацию. Если наша репутация пострадает, мы перестанем получать финансирование. А если прекратится финансирование, это плохо скажется на правосудии».

BBC News Русская служба

Вам также может понравиться

Ещё статьи из рубрики => Новости BBC