114564061 merkel putin 2012 reu Новости BBC
Новости BBC

Отравление Навального и отношения России и Германии. Что изменится?

  • Юри Вендик
  • Русская служба Би-би-си

19 минут назад

Времена теплой российско-германской дружбы давно позади, во главу угла немецкие политики все чаще ставят собственные интересы, а не надежды на превращение России в надежного партнера. Отравление Алексея Навального, конечно, ухудшило отношения Германии с путинской Россией, но говорить об окончательном переломе или развороте от партнерства к холодному мирному сосуществованию не приходится. Просто потому что разворот этот случился давно, объясняют немецкие собеседники Би-би-си.

О том, что будет с Северным потоком-2 и как видят будущее двусторонних отношений немецкие политики, — ниже.

Все последние недели, что Алексей Навальный лежит в берлинской клинике «Шарите», в прессе, прежде всего российской и отчасти немецкой, регулярно появляются заявления и рассуждения о том, что вот теперь Германия, до сих пор искавшая дружбы или хотя бы прагматичного сотрудничества с Москвой и защищавшая бизнес-интересы России, окончательно оставит эти надежды.

Но это представление о Берлине как адвокате Москвы устарело много лет назад. Отношения последовательно ухудшаются уже давно, и отравление Навального не станет точкой какого-то кардинального поворота, говорит политолог и редактор аналитического журнала Osteuropa (Восточная Европа) Фолькер Вайксель.

«В этом есть очень большая доля утопии. Российская элита, те, кто занимается Германией, хотят, чтобы отношения остались такими, какими когда-то были, несмотря на то, что российская политика за последние 20 лет коренным образом изменилась. Немецкая не изменилась, а российская — да», — сказал доктор Вайксель Русской службе Би-би-си.

На российское восприятие отношений с Германией, по выражению доктора Вайкселя, влияют «импульс потерянной империи» и персоналистский характер российской политической системы: в этой картине мира сильные лидеры великих держав должны вершить судьбы мира через головы «всяких поляков и украинцев».

В этой же картине мира, раз по поводу отравления Навального выступила лично Ангела Меркель, значит, дело принимает серьезный оборот — а до этого все вроде бы было еще терпимо.

Но Германия, напоминает Фолькер Вайксель, уже давно — не империалистическая держава; вовне она строит равноправные отношения со всеми соседями, внутри — многопартийная, плюралистичная политика компромиссов.

Времена Шрёдера ушли

«Германия уже давно перестала быть «главным лоббистом» России в Европе. Период «адвокатской функции» ФРГ при канцлере (Герхарде) Шрёдере сменился вначале взаимным недопониманием, а затем и вовсе напряженностью. Если оценивать Германию по шкале «понимающих Россию» в Евросоюзе, то она уже давно не возглавляет список «понимающих», а находится примерно в середине», — говорит германский политолог Дмитрий Стратиевский.

Поэтому, как предсказывает доктор Стратиевский, «дело Навального», при всей его резонансности вряд ли станет поворотным пунктом в германо-российских отношениях: это просто последнее звено в длинной цепи событий, последовательно ухудшавших эти отношения.

Трубы "Северного потока - 2"

«Несмотря на то, как Кремль ведет себя после отравления Навального — довольно-таки очевидно, что тот, кто не виноват, так себя не ведет — несмотря на все это, на примере дебатов вокруг «Северного потока» мы видим, что это не такой пункт окончательного поворота, когда, мол, все, все кончено», — соглашается доктор Вайксель.

О деле Навального как о поворотном пункте или последней капле высказался, например, ветеран немецкой дипломатии и организатор Мюнхенской конференции по безопасности Вольфганг Ишингер. По его мнению, сейчас отношения Германии и России нащупали «новое дно».

«Доверие к России уже было сильно подорвано отравлением Сергея Скрипаля в Британии, убийством беженца-чеченца в берлинском Тиргартене, хакерской атакой на бундестаг. Теперь оно может окончательно иссякнуть, — сказал Ишингер в интервью журналу Spiegel. — Уже давно понятно, чего стоит слово Москвы. Они считают, что прав тот, кто сильнее. К сожалению, это все означает и конец идеи стратегического партнерства».

«Ухудшать особо нечего»

В 1990-е и 2000-е ведущие немецкие политики в большинстве верили, что если развивать с Россией экономические и прочие связи, то в конце концов это позволит сделать ее демократической страной и надежным партнером.

Но потом шаг за шагом, разочарование за разочарованием — война с Грузией, подавление оппозиции после Болотной, аннексия Крыма и война на востоке Украины, убийство Немцова, отравление Скрипалей, убийство Зелимхана Хангошвили в центре Берлина — эта вера пожухла и осталась почти одна прагматика: нежелание навредить своему бизнесу плюс рассуждения в духе «есть партнеры и похуже».

По словам доктора Стратиевского, теперь, с точки зрения немецких политиков, в германо-российских отношениях уже особо и нечего ухудшать.

«Если мы рассмотрим проекты, которые сейчас связывают Россию и Германию, то обнаружим только два типа: гуманитарные (от культуры и городов-побратимов до молодежного обмена) и экономические, довольно суженные уже существующими санкциями. От первых нельзя отказываться по ряду причин, включая историко-политические, да и такого желания нет. Вторые Берлин (или значимая часть политического и экономического истеблишмента страны) считает для себя выгодными и любому политическому решению будет предшествовать хладнокровный анализ возможных альтернатив», — объясняет Стратиевский.

Владимир Путин, Маркус Зёдер

На прошлой неделе много шума произвела отмена министра иностранных дел России Сергея Лаврова в Германию на церемонию закрытия «перекрестного года научно-образовательных партнерств». Глава МИД Германии Хайко Маас сообщил, что у него «изменился график».

Но это — символическая и в политическом смысле минимально возможная и необходимая реакция.

Что будет с Северным потоком-2?

Все разговоры о том, как еще наказать Россию за предполагаемое применение химического оружия и нежелание сотрудничать в расследовании отравления Навального, крутятся в Германии вокруг «Северного потока — 2».

Прокладка этого газопровода по дну Балтийского моря и так уже год как застопорилась — встала в нескольких милях от немецкого берега — из-за американских санкций.

Тем не менее, немецкие политики спорят, останавливать этот проект или нет в ответ на действия России. При этом линия раскола пролегает не между разными партиями, а внутри каждой из них, в том числе — внутри правящих ХДС/ХСС и СДПГ.

Среди представленных в бундестаге партий только самая левая и самая правая — Левая партия и Альтернатива для Германии — верны себе и твердо выступают в защиту России, то есть — против официальной остановки строительства «Северного потока — 2». Их лидеры рассуждают о том, что вина официальной России не доказана, а остановка «СП-2» выгодна американцам, которые хотят продавать Европе сжиженный газ.

Последнее заявление госсекретаря США Майка Помпео, который сказал в интервью немецкому изданию Bild, что Америка создает «коалицию против «Северного потока», только добавит им убежденности.

Канцлер Ангела Меркель, которая всего за несколько дней до заявления правительства об отравлении Навального разновидностью «Новичка» в очередной раз выступала в поддержку «СП-2», позже объявила через пресс-секретаря правительства, что уже «ничего не исключает» и что судьбу газопровода, возможно, надо будет решать всем Евросоюзом.

Лидер ХДС, неудавшаяся преемница Меркель Аннегрет Крамп-Карренбауэр в начале сентября сказала журналистам, что никогда не питала особых чувств к этому проекту и его судьба зависит от поведения России.

Двое из троих кандидатов в лидеры ХДС и, возможно, в канцлеры Германии — Фридрих Мерц и Норберт Рётген — выступили за заморозку «Северного потока».

Урсула фон дер Ляйен — немецкий политик, соратница Меркель, которая совсем недавно стала главой Европейской комиссии, — заявила, что «Северный поток — 2» следует рассматривать как политический проект Москвы, а не чисто коммерческое предприятие.

Алексей Навальный на демонстрации в годовщину убийства Бориса Немцова

«Если путинская система совершает убийства химическим оружием, то не начнет ли она играть в страшные игры и с газом? Не станет ли труба в Балтийском море оружием? Все больше и больше немецких политиков смотрят на нее именно под таким углом», — писала в середине сентября одна из ведущих газет Германии Frankfurter Allgemeine Zeitung.

В то же время третий кандидат и фаворит на декабрьских выборах главы ХДС, глава правительства земли Северный Рейн — Вестфалия Армин Лашет (как и еще один влиятельный политик ХДС, премьер Саксонии Микаэль Кречмер) — против увязки газопровода с Навальным. Точнее, они говорят, что сначала надо добиться от России участия в расследовании, а уже потом вся Европа, а не одна Германия, должна решить, вводить ли какие-то санкции.

Лидер партии-партнёра ХДС, баварского Христианско-социального союза и премьер-министр Баварии Маркус Зёдер, которого тоже считают вероятным преемником Меркель в кресле канцлера, в начале сентября сказал, что «Северный поток — 2» — это частное предприятие и не правительству решать, останавливать его или нет.

В партнере ХДС/ХСС по правительству, Социал-демократической партии, чей бывший лидер Герхард Шредер возглавляет совет директоров фирмы Nord Stream 2 AG, строящей «Северный поток — 2», тоже разброд: министр иностранных дел Хайко Маас высказывается сравнительно жестко, но вот глава фракции в бундестаге Рольф Мютцених — уклончив.

Все варианты — на столе, «Северный поток» — это не проект правительства, в нем участвуют много фирм, у других поставщиков газа, типа Алжира и Ливии, тоже, мягко говоря, не всё гладко с правами и свободами, к тому же не нужно подталкивать Россию к эскалации других кризисов, рассуждает Мютцених.

Ветеран немецкой дипломатии и организатор Мюнхенской конференции Вольфганг Ишингер

«Если взять дебаты о «Северном потоке», которые прошли в бундестаге на прошлой неделе, то мы увидели, что все-таки аргументы «за» (продолжение строительства — Би-би-си) все еще сильнее, чем аргументы тех, кто считает, что теперь, наконец, нужно уже показать, что мы не будем сотрудничать», — говорит политолог Фолькер Вайксель и заключает, что и в этом вопросе отравление Навального не станет поворотным пунктом.

«Правительство во главе с Меркель очень прагматично, почти все, кто в правительстве, не хотят этот проект останавливать, потому что он уже практически достроен и Германии он экономически необходим, — рассуждает политик из берлинской организации правящей партии ХДС Георг Деге. — Но есть даже и в рядах нашей партии люди, которые не в правительстве, и им легче призывать закрыть его. Сам тон там другой, когда ты не в правительстве, не несешь ответственность — можешь говорить почти все, что угодно».

Политолог Дмитрий Стратиевский напоминает, что политики, высказываясь об отношениях с Россией и газовых проектах, думают и о внутренней политике, в первую очередь — о выборах бундестага, которые должны пройти следующей осенью.

Тон — грубый, отношения — прежние

«Вопрос преемника Меркель на посту председателя партии и первого номера в списке на выборах до сих пор окончательно не решен. Неясен и рисунок будущей коалиции. Значительны потери и от кризиса, связанного с Covid-19. Шесть премьер-министров восточногерманских земель, представляющие различные политические партии, консолидировано выступили против остановки строительства «Северного потока-2″. Все эти факторы будут учитываться при любом решении», — говорит доктор Стратиевский.

«Тон заявлений будет грубый, но экономические отношения останутся», — подытоживает Георг Деге.

Немецкие политики ориентируются, само собой, и на общественное мнение — а немецкое общество, как сообщают социологи, совсем не уверено, что «Северный поток — 2» надо похоронить.

Как выяснил институт Civey в ходе недавнего опроса по заказу журнала Spiegel, 55% немцев считают, что правительство Германии не должно вмешиваться и останавливать строительство «СП-2». 31% — за остановку, 14% не имеют определенного мнения.

BBC News Русская служба

Вам также может понравиться

Ещё статьи из рубрики => Новости BBC