Убийца Севера: тундра не пахнет
Свяжитесь с снами

СОВА

СОВА

Убийца Севера: тундра не пахнет

#политика

Убийца Севера: тундра не пахнет

В конце мая 2020 года на ТЭЦ «Норникеля» в Норильске произошло повреждение резервуара с дизельным топливом. Более 20 тысяч тонн горючего попало в почву и в реки, впадающие в Карское море в хрупком с точки зрения экологии районе Арктики. Это самая крупная природная катастрофа в России за последние четверть века. Предыдущим аналогичным событием стал разлив 94 тысяч тонн нефти в Коми в 1994 году. Тогда на устранение последствий потребовалось шесть лет. Но будет ли сейчас реальное реагирование? Из Москвы слышатся громкие обещания покарать виновных. Но виновные как ни в чем не бывало продолжают осваивать богатства Севера.

Виновного нашли сразу – вечная мерзлота оказывается не такая уж вечная. Во всяком случае, глава «Норникеля» и самый богатый человек России по версии Forbs Владимир Потанин поспешил заверить: свая резервуара не выдержала, так как вследствие глобального потепления произошло таяние пород. То, что сам резервуар даже чисто внешне явно просился в ремонт, Потанина не смутило. Олигарх, смотря честными глазами с экранов телевизоров, заверял соотечественников и всех заинтересованных – «предугадать такое невозможно».

Впрочем, как оказалось, возможно. Причем, удалось это не каким-то зловредным экологическим активистам, вероятно, испытывающим зависть к успехам одного из крупнейших российских концернов, а самому что ни на есть «Ростехнадзору». Еще в 2016 году, по данным ведомства, конкретный резервуар числился в ремонте, а проверка на ТЭЦ в 2017-2018 гг. показала: инфраструктура злополучной теплоэлектростанции находится в плачевном состоянии.

ФОТО: Дмитрий Шаромов / Greenpeace России

Бывший сотрудник «Росприроднадзора» Василий Рябинин (чуть ли не единственный из ведомства, кто забил тревогу) вспоминает, как пенящаяся красная жижа смешивалась с водой, вынося приговор всему живому вокруг.

«Когда мы туда приехали, выглядело все просто ужасно, и худшее уже миновало, поскольку прошло несколько часов. Запах дизельного топлива было слышно за полкилометра… Мой начальник даже курить боялся – чтоб не взлететь на воздух».

Увиденное Рябининым сильно отличалось от того, что позже рассказали чиновники и СМИ: разлив оперативно взят под контроль. По российскому государственному телевидению крутились кадры, как багровые разводы дизеля упираются в боновые заграждения. На «удочку» «Норникеля» попались даже негосударственные СМИ, которым устроили показательный облет территории, где якобы было локализовано «пятно».

«Это была такая вопиющая, детская ложь, что я глазам своим не поверил, Я, конечно, решил, что надо как минимум исследовать озеро, но у моего агентства на этот счет было другое мнение, которое совпадало с мнением «Норникеля» – что разлив дальше реки не пошел».

Позже эколог из Москвы Георгий Каваносян специально вылетел в Норильск, чтобы подтвердить расчеты Рябинина. Специалист взял независимые пробы с озера Пясино и реки Пясины, находящихся ниже боновых заграждений. Дальше – Карское море и Северный Ледовитый океан.

ФОТО: Greenpeace России

«Все, что надо было сделать – это посмотреть на спутниковые снимки, установить площадь красного пятна и разделить ее на тысячи вылившихся тонн. Получится, что пятно должно быть 50 метров толщиной, а это физически невозможно».

Эколог обвинил «Норникель» и госструктуры в попытке скрыть истинные масштабы трагедии.

«Они схватили самый хвост этого разлива, и никто даже не обмолвился о том, что находится под пленкой. Государственное телевидение показывает разлив, утверждая, что под ним якобы ничего нет и что это на поверхности. Однако под этим слоем углеводороды растворяются и проникают во все живое – рыбу, икру, ил, во все», — говорит Каваносян.

При этом работать в Норильске в экологическом направлении очень непросто. Это отдаленный моногород, где в экономике господствует одна отрасль, и одна-единственная компания решает все. Населенный пункт был основан в рамках ГУЛАГа. Сухопутной связи с остальной частью России нет – приходится летать самолетом. А иностранцам – еще и получать специальное разрешение от Федеральной службы безопасности.

По словам Каваносяна, они с оператором притворились, что приехали по личному делу. Останавливались на съемных квартирах, центральных улиц избегали. Ночью пробрались к реке в надежде найти лодку, которая доставит их к озеру.

«Было непросто, половина жителей работает в «Норникеле» и рисковать не хотели», — объясняет Каваносян.

Достигнув, наконец, озера, Каваносян обнаружил, что уровень загрязнения углеводородами в 2,5 раза выше официально допустимого. Он – единственный, кому удалось взять независимые образцы из этого района. Другим повезло гораздо меньше. К примеру, журналистов «Новой газеты», искавших место, где сточные воды сбрасываются прямо в тундру, постоянно преследовали сотрудники охраны «Норникеля». «Гринпис Россия» тоже провел в регионе две недели, безуспешно пытаясь взять пробы из озера Пясино – местные власти постоянно пытались помешать их работе. Полицейский вертолет обнаружил их в лесной хижине и конфисковал топливо для лодок. А депутат Московской городской думы, который согласился доставить в столицу образцы, собранные журналистами и активистами «Гринпис», заявил, что их конфисковали в местном аэропорту.

Это уже не первый случай, когда «Норникель» оказывается участником международного экологического скандала. В 2016 году на Надеждинском металлургическом заводе произошла утечка нескольких тонн солей железа, в результате чего река Далдыкан под Норильском окрасилась в ярко-красный цвет. Фотографии быстро распространились в соцсетях, и многие мировые СМИ тоже их опубликовали. В течение нескольких дней представители «Норникеля» все отрицали, но в конце концов признали, что утечка действительно имела место.

Северодвинск тишины

Как имело место и еще одна экологическая катастрофа, о которой в России предпочли забыть. В августе 2019 года в результате взрыва на военном полигоне в Архангельской области погибли пять человек – все они сотрудники «Росатома». А еще трое сотрудников госкорпорации получили травмы и ожоги разной степени тяжести. В официальном заключении сказано:

«Катастрофа произошла во время работ, связанных с техническим сопровождением изотопных источников питания».

И больше ни слова. Местные жители информацию о взрыве на морском ракетном полигоне неподалеку от города Северодвинск получали исключительно из эфира федеральных каналов. Причем, характер повестки был нейтральным: угрозы, мол, нет, беспокоиться не о чем. Из появившегося позже сообщения на сайте «Росатома» следовало, что взрыв произошел на генераторе, который вырабатывает электричество с помощью распада радиоактивного топлива. Это стало первым официальным подтверждением того, что катастрофа могла привести к утечке радиации.

Пострадавших после взрыва на военном полигоне доставили в Москву, в Федеральный медицинский биофизический центр имени Бурназяна. Учреждение специализируется, в том числе, на лечении радиационных поражений. Некоторое время спустя появились сведения о резком повышении радиационного фона в Северодвинске. Людям дали рекомендации закрыть окна, оставаться в помещении, пока радиоактивное облако не пройдет мимо. Превышение нормы наблюдалось около часа.

Российский «Гринпис» обратился в Роспотребнадзор и Росгидромет с просьбой установить причину повышения радиационного фона. Некоторые американские эксперты предположили, что взрыв на военном полигоне мог произойти во время испытаний крылатой ракеты с ядерной установкой. Старший научный сотрудник Федерации американских ученых Анкита Панду сослался в своих выводах на анализ спутниковых фотографий полигона. Эксперты также изучили сигналы принятой в судоходстве автоматической идентификационной системы (AIS) и указали, что одним из находившихся у побережья в день взрыва судов был корабль «Серебрянка». Он предназначен для сбора и хранения жидких радиоактивных отходов и ранее был замечен у берегов Новой Земли.

По мнению экспертов, ЧП было спровоцировано разрушением ракеты, в результате чего топливо – несимметричный диметилгидразин (гептил) – соединилось с окислителем. Это привело к взрыву. При этом тонны крайне токсичного вещества могли оказаться в воде.

Октановое лобби

Чем обернутся все эти процессы на российском Крайнем Севере, по словам экологов, видно уже сейчас. Таяние вечной мерзлоты и человеческий фактор, действуя заодно, могут творить «чудеса» с жирным знаком «–». Грунт оседает, а здания и дороги начинают покрываться трещинами. При этом, сильнее всего страдают трубопроводы, служащие для транспортировки нефти и газа. К примеру, только по официальным данным российского министерства энергетики за 2018 год, на нефтепроводах произошло 11 403 аварии, то есть в среднем около тысячи в месяц.

Российский «Гринпис» полагает, что власти замалчивают реальное количество ЧП на трубопроводах, а в реальности речь идет приблизительно о 35 тысячах инцидентов в год. При этом не менее 20% из них связаны с последствиями таяния вечной мерзлоты.

Многие российские месторождения нефти и газа, находящиеся в относительно доступных местах, в значительной степени уже истощились. Поэтому сейчас добычу придется вести на расположенных ближе к Арктике территориях. По оценкам экспертов, на Крайнем Севере сосредоточено 93% российских запасов газа и 75% запасов нефти.

Нефтяные и угольные магнаты, на которых опирается российская экономика и политический режим, заинтересованы в сохранении нынешнего руководства страны у власти, поскольку оно вполне лояльно относится к их деятельности, пусть и крайне антиэкологичной.

Наиболее влиятельной лоббисткой группой в России является Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП). Его тактику в борьбе с изменениями климата четко отражают слова Давида Якобашвили, председателя Комитета по корпоративной социальной ответственности в этом союзе:

«Мы должны максимально повысить продажи газа, нефти и угля и не останавливаться, пока у нас есть покупатели, чтобы использовать эти деньги для стимулирования инноваций, на новые технологии и для того, чтобы идти в ногу с другими экономиками».

И вроде бы такой циничный подход, на первый взгляд, не может пользоваться поддержкой среди населения. Но, тем не менее, россияне его поддерживают. Почему? Да потому что углеводородные воротилы знают, где слабое место российских граждан – в их кошельках. Весной 2020 года, когда речь зашла о крупных штрафах за загрязнение окружающей среды, в российскую Госдуму был отправлен десант РСПП, который доходчиво объяснил народным избранникам:

«Если вы будете нас штрафовать и заставлять нас снижать добычу, то у нас не останется денег на инвестиции в экологические технологии».

Более того, придется повысить цены на всю продукцию, связанную с добычей полезных ископаемых. От чего в итоге пострадают простые граждане России. Самые бедные. А те, которые еще не самые бедные, станут таковыми из-за экологических проектов.

Убийца с Севера?

Планово уничтожает Россия не только свой Север, но и территории других стран. Оккупированный Москвой регион Грузии – Абхазия – тому подтверждение. До сих пор от экологической катастрофы самопровозглашенную республику спасало лишь то, что в череде мировых и локальных финансовых кризисов до нее просто не доходили руки.

Несмотря на то, что сами жители Абхазии называют ее «экологическим раем», примером готовности Сухуми к любым проектам, способным принести выгоду если не всему обществу, то хотя бы его элитам, может служить серьезное лоббирование проектов «Роснефти» на черноморском шельфе. Причем, местные «экологи» в лице Романа Дабра, возглавлявшего во время «нефтяного бума» Экологическую службу Абхазии, заверяли население: все формы загрязнения будут уноситься в западном направлении, поэтому, в случае загрязнения морской воды, нести ответственность перед мировым сообществом будет исключительно «Роснефть».

Российская безальтернативность абхазского выбора

То есть главное не экологическая угроза, а то, кто будет нести ответственность в случае загрязнения. Учитывая печальный опыт России в таких делах, абхазская сторона, безусловно, проявила тогда чудеса предусмотрительности.

Но если нефтяные проекты – скорее желание местной абхазской элиты быстро разбогатеть, то проблема добычи инертных материалов для той же олимпийской стройки в Сочи встала реально и остро. И продолжает стоять по сей день. Российские деньги, по мнению специалистов, сегодня являются самой большой угрозой для абхазской экологии. И крупные проекты, в случае их реализации, безусловно принесут региону не только богатство узкому кругу людей, но и вполне четко различимую тень «норникелей».

При этом в Абхазии нет экологических организаций, которые бы мониторили состояние окружающей среды. А без жесткого надзора со стороны общественности и профильных НПО, как показывает российская практика, качественного экологического надзора просто не может быть.

Скромное обаяние Потанина

Последний инцидент с «Норникелем» (после того, как независимые экологи доказали: усилия концерна в купе с МЧС по ликвидации последствий аварии ощутимых результатов не принесли) вынудил власти все же «наехать» на «Норникель». Теперь предприятию грозит баснословный штраф – 2 млрд долларов. Это 5% от капитализации компании и половина объема дивидендов за прошлый год. До этого господин Потанин собирался отделаться 10 млрд рублей (около 140 млн долларов).

Впрочем, даже столь серьезный штраф, похоже, не способен изменить подход добытчиков к экологии. Уже после разлива дизельного топлива на предприятиях «Норникеля» произошло еще две аварии. В частности, в конце июня в тундру попали отработанные шламы с обогатительной фабрики концерна, а затем случился пожар на полигоне промышленных отходов.

После того, как версия «Норникеля», чиновников и федеральных СМИ не «прокатила», головы все же полетели. Правда, головы откровенно скромные – мэр Норильска был снят с должности за то, что «предоставлял ложную информацию». Сам Ринат Ахметчин заверяет: он пользовался исключительно официальными источниками. То есть информацией «Норникеля», поскольку все в этом городе решает градообразующее предприятие.

Николай Корчунов, представитель России в Арктическом совете, недвусмысленно дал понять: еще одна «героическая операция» под руководством Потанина, и «мы погибли».

«Если у нас еще будет подобная катастрофа в арктической зоне РФ, это подорвет усилия в экономическом освоении Арктики, потому что мы чувствуем: давление растет. Между тем арктическая зона обеспечивает России более 20% экспорта и 10% ВВП»

Впрочем, давление хоть и растет, но есть одно «но». «Норникель» – крупнейший в мире производитель палладия, используемого в бензиновых двигателях, а также один из ведущих поставщиков платины и никеля. И это, пожалуй, ключевой момент в анализе того, что может ждать концерн и его главу. Несмотря на гневные отповеди со стороны российской власти, в том числе президента Путина, его тезке Владимиру Потанину вряд ли угрожает что-то по-настоящему серьезное. За пределами мира бизнеса Потанин является одним из главных спонсоров «Ночной хоккейной лиги», которую основал Путин. Да и сам он время от времени играет в хоккей с российским президентом и является одним из самых влиятельных бизнесменов страны, к которому глава Кремля прислушивается.

Но и это не главное. Благодаря продвижению Евросоюзом идеи создания «водородной экономики», спрос на платину, по прогнозам, значительно возрастет, а это может привести к резкому повышению ее цены.

Кроме того, все более важную роль в «зеленой промышленности» играет пресловутый никель, собственно и давший название предприятию. Детище господина Потанина вместе с немецкой компанией БАСФ уже готовится открыть в Финляндии и Германии предприятия, выпускающие ключевые элементы аккумуляторов для электромобилей.

На этом фоне довольно парадоксально выглядит то, что сырье для «зеленой» продукции западные фирмы покупают у концерна, который считался одним из главных отравителей воздуха в России, а сейчас стал виновником крупнейшей за последние десятилетия экологической катастрофы в Арктике.

Также в рубрике #политика

#cпецпроект СОВЫ

Коронавирус в Грузии

Получайте рассылку

Loading

Девушки заброшенных фабрик

11 из Грузии: истории, которые вдохновят

WeekEnd Навигатор

#спецпроект НАТО

#спецпроект СОВЫ

Advertisement

#главное

Advertisement