113478025 gettyimages 1159505869 Новости BBC
Новости BBC

Российские правозащитники пожаловались в Совет Европы на рост домашнего насилия на карантине

Семь российских общественных организаций направили в Совет Европы отчет о мерах по борьбе с семейно-бытовым насилием в условиях пандемии. При отсутствии всеобъемлющего законодательства в отношении домашнего насилия власти РФ оказались не в состоянии обеспечить по-настоящему эффективную защиту пострадавших на всей территории страны, считают активисты.

О вспышке домашнего насилия в условиях карантина в конце марта заявила генсек Совета Европы Мария Пейчинович-Бурич. Правительства большинства стран-членов СЕ отправили свои отчеты о ситуации еще весной, но власти России этого до сих пор не сделали, отмечает координатор «Зоны права» Булат Мухамеджанов.

В составлении российского отчета приняли участие организация «Зона права», центр помощи пострадавшим от домашнего насилия «Анна», Консорциум женских неправительственных объединений, фонд «Российская правовая инициатива», сеть взаимопомощи женщин «Ты не одна», центры «Сестры» и «Китеж».

Как отмечают российские общественники, самыми пострадавшими от пандемии и реакции властей на нее оказались наиболее незащищенные и маргинализированные группы, которым стало сложнее получить помощь — обратиться в полицию, найти убежище и даже просто выйти из дома.

«Многие семьи оказались запертыми в своих часто совсем небольших квартирах. Несмотря на то, что обычно дом считается безопасным местом, особенно в трудные времена, для некоторых, наоборот, дом стал местом, где находиться было очень опасно», — говорится в исследовании.

Жертвам домашнего насилия стало сложнее обращаться за помощью, поскольку применявшие к ним силу постоянно были рядом, отмечают общественники.

«Падение доходов привело к повышению тревожности и дестабилизации эмоционального состояния людей, что могло стать одной из причин увеличения домашнего насилия», — подчеркивается в отчете.

Так как четких указаний властей о возможном наказании за нарушение режима строгой изоляции не было, в случае домашнего насилия некоторые женщины боялись покидать свои дома и бежать от агрессора, отмечают в центре «Анна».

Так продолжалось до конца мая, пока в российском МВД не сделали официальное заявление о том, что нарушившие режим строгой изоляции в чрезвычайной ситуации, включая случаи домашнего насилия, не должны привлекаться к ответственности.

В случаях, когда женщины пытались позвонить в полицию, их попытки были скорее безуспешными, потому что полиция была слишком занята мониторингом соблюдения карантинных мер, говорится в докладе общественных организаций.

Они приводят данные по обращениям с марта по май 2020 года.

Стало ли больше обращений?

Центр «Сестры» получил за время карантина 481 обращение по электронной почте, в то время как только за последний год там зарегистрировали всего 316 обращений.

В апреле и мае этого года количество обращений, поступивших по электронной почте, увеличилось почти вдвое по сравнению с тем же периодом 2019 года, отмечают в центре. Большинство было связано с насилием в семье, подчеркнули в организации.

Проект «Ты не одна» сообщил о 1352 обращениях за помощью в апреле этого года и 2038 — в мае при среднем количестве в 500-700 обращений ежемесячно.

На Северном Кавказе две партнерские организации сообщили о резком росте количества обращений за помощью в апреле и мае, говорится в докладе. Количество запросов на оказание юридической помощи в связи с домашним насилием увеличилось на 100%. При этом отмечается увеличение случаев сексуального насилия, например, изнасилований в браке.

Во всех случаях обратившиеся страдали от хронического насилия в семье, которое уже длилось много лет и усилилось в период карантина, отмечает проект «Правовая инициатива», специализирующийся на правовой помощи в регионах Северного Кавказа.

Об увеличении количества обращений в пять раз в апреле и мае по сравнению с январем-мартом сообщили в Псковском независимом социальном женском центре. По словам сотрудников этого центра, количество звонков на псковскую «горячую линию» выросло на 200%.

Обращения носят разный характер, отмечается в исследовании. Какие-то из них связаны с хроническими ситуациями домашнего насилия, которое увеличилось с принятием карантинных мер, но часть женщин обратилась в кризисные центры впервые.

«Некоторые женщины искали психологическую помощь, поскольку из-за режима строгой изоляции психологический стресс, которые они пережили, усилился. Также были обращения женщин, потерявших работу», — говорится в докладе.

О всплеске жалоб на домашнее насилие заявляла и уполномоченный по правам человека в Российской Федерации Татьяна Москалькова, однако на ее официальном сайте статистика по случаям домашнего насилия в период карантина отсутствует, отмечается в докладе.

По статистике МВД, опубликованной в мае, в апреле количество случаев домашнего насилия сократилось на 9% по сравнению с апрелем прошлого года.

Какие проблемы возникли у кризисных центров?

В кризисных центрах во время пандемии возникло множество проблем как с доступностью помощи по телефону, так и с предоставлением жилья.

«Горячая линия» центра «Анна» не справилась с быстро растущим количеством звонков, признают общественники. Пострадавшим было трудно дозвониться, а консультанты могли оказать услуги в полном объеме лишь 20% женщин. Со 2 июня центру пришлось перейти на круглосуточный режим.

Проблемы с жильем возникали в Ростовской области, отмечают в центре. Совместное проживание без тестирования на коронавирус было небезопасным, а раздельное для каждой семьи — слишком дорогим, говорится в докладе.

С арендой дополнительного жилья возникали трудности, так как не работали службы, которые этим занимаются.

О проблемах, связанных с нехваткой сотрудников, мест для размещения и ограничений помощи по телефону, сообщили и другие организации.

Кто реагировал на ситуацию с домашним насилием?

На ситуацию с домашним насилием в период пандемии реагировали депутаты Госдумы, которые просили заместителя премьер-министра Татьяну Голикову помочь в принятии мер по защите жертв домашнего насилия.

В апреле они предложили ряд мер, которые включали в себя создание убежищ, план обеспечения жертвам доступа к медицинскому обслуживанию, оказание юридической и психологической помощи, организацию пунктов связи, а также создание условий, при которых жертвы могли бы обращаться за помощью без привлечения к ответственности за нарушение режима самоизоляции.

При этом в середине апреля Совет Федерации прекратил работу над проектом закона о предупреждении домашнего насилия, говорится в докладе.

«Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко сказала, что они вернутся к работе над этим законопроектом сразу же после окончания пандемии коронавируса. Более того, она выразила сомнение в том, что произошел рост насилия в семье, поскольку она думает, что семьи сплотились для того, чтобы преодолеть кризис», — пишут авторы.

«Власти начали признавать проблему домашнего насилия и в целом, и ее возможное обострение в связи с режимом строгой изоляции», — отмечается в докладе.

При этом при обращении общественников в регионы с просьбой обрисовать ситуацию с домашним насилием реакция местных властей была скорее спорадическая, считают сотрудники кризисных центров, то есть не носила регулярного характера.

При отсутствии всеобъемлющего законодательства в отношении домашнего насилия власти оказались не в состоянии обеспечить по-настоящему эффективную защиту пострадавших на всей территории России, считают в организациях.

«Несмотря на то, что ограничения, связанные с Covid-19, были смягчены к середине июня, женщины все еще сталкиваются с тяжелыми формами домашнего насилия, ставшего результатом пандемии», — резюмируют авторы доклада.

BBC News Русская служба

Вам также может понравиться

Ещё статьи из рубрики => Новости BBC