Covid, границы и любовь
Свяжитесь с снами

СОВА

СОВА

Covid, границы и любовь

#другая сова

Covid, границы и любовь

Если бы Ромео и Джульетта жили в наше время, любви мешали бы не их враждующие семьи, а Covid. Художница и фотограф Ната Абашидзе-Романовская создала проект об отношениях, зародившихся во время локдауна.

В мае медиа-платформа Chai Khana объявила open call для художников на тему Transition – переход, трансформация. Возможность воплотить свой проект в рамках темы получила Ната Абашидзе-Романовская. Так на свет появилась серия Virtually yours: Romance during the pandemic — трогательная и личная история отношений, зародившихся в Тиндере во время пандемии, когда приложение ввело функцию «Паспорт», разрешив пользователям искать пары в разных странах. Изображение помещено на бумагу, сделанную вручную — это словно возвращает истории вещественность, отнятую у нее локдауном, переносит из мира онлайна в мир осязаемый.

— Расскажи про тему, которую заявила Chai Khana. Она изначально была связана с пандемией и опытом изоляции?

— Заявленная тема — Transition, то есть переходный период, в котором мы сейчас все находимся. Это история про то, как пандемия отразилась на жизни, особенно в Грузии, и как теперь протекают привычные процессы.

— Проект очень личный, основанный на истории твоих отношений. Не было сомнений, стоит ли выводить ее в зону публичности?

— Сомнения есть всегда, особенно когда это касается чего-то приватного. Идея этого проекта родилась задолго до open call-а, но я все никак не решалась его начать. Пока нет обязательств перед кем-то, всегда сложно начать работу.

Наши диалоги мне казались настолько трогательными, искренними и честными, что мне захотелось поделиться этим. Я знаю, как мало искренности и легкости в повседневности, насколько все истории и новости сводятся к трагедиям и очень тяжелым социальным темам.

Мне всегда не хватает света во всем этом, и думаю, я не одинока. Отсюда и решение поделиться этой очень личной, и в тоже время достаточно простой и милой историей. Мне хотелось напомнить нам всем о том, что любовь все еще существует, и она по-прежнему не укладывается ни в какие рамки и стандарты, она самобытна и легка, для нее не существует расстояний и границ, и зачастую она приходит как незваный, но очень желанный гость. Для меня искусство – это способность делать что-то очень личное, это откровение.

— Где для тебя проходит грань между приватным и публичным в искусстве?

— Наверное, для меня этой грани не существует. Грани и нормы могут меняться со временем, интересами, образом жизни… Единственное, я бы не стала показывать что-то личное для другого человека без его ведома или разрешения. Эту историю я делала с разрешения моего партнера, разумеется.

— Проект сделан в хронологическом порядке: от первого знакомства к все более откровенной переписке и развитию романа, но все планы в реальной жизни были сорваны из-за решения оставить границы на замке. Как бы могло выглядеть продолжение проекта в связи с этой историей?

— Мне кажется, проект достаточно цельный. Да, планы поменялись, но это не повлияло на наши отношения. Просто сдвинулись даты. Я приоткрыла завесу слегка, но распахнуться полностью не планирую. Это уже будет совсем другая история.

Ната Абашидзе-Романовская родилась в 1986 году в Тбилиси. Выпускница факультета дизайна интерьера тбилисской Академии художеств и GIPA. Публиковалась в New York Times, T magazine, Chai Khana media platform и других онлайн-изданиях. Принимала участие в персональных выставках в России и Грузии. В 2020 получила грант от Tbilisi Photography & Multimedia Museum. В настоящее время живет и работает в Тбилиси.

Также в рубрике #другая сова

#cпецпроект СОВЫ

Коронавирус в Грузии

Получайте рассылку

Девушки заброшенных фабрик

11 из Грузии: истории, которые вдохновят

WeekEnd Навигатор

#спецпроект НАТО

#спецпроект СОВЫ

Advertisement

#главное

Advertisement