Геополитические танцы Эрдогана и Путина: худой мир или добрая война 
Свяжитесь с снами

СОВА

СОВА

Геополитические танцы Эрдогана и Путина: худой мир или добрая война 

Sova Turkey

#политика

Геополитические танцы Эрдогана и Путина: худой мир или добрая война 

Пока планета болеет, в Сирии продолжаются бои. Идлиб — последний крупный город, контролируемый вооруженной оппозицией – противниками Башара Асада.

На днях ООН направила в сирийскую провинцию 38 грузовиков с гуманитарной помощью. Груз пересек турецко-сирийскую границу через КПП «Джилвегёзю», после чего его распределили между нуждающимися в центре Идлиба и сельских районах. Таких в провинции почти три миллиона.

Административные границы Идлиб на шести тысячах квадратных километров до войны населяли в два раза меньше человек. Местность называют своего рода «вторым Сектором Газа»: на почти вдвое меньшей территории, по оценкам ООН, живут около трех миллионов, в том числе миллион детей. Теперь их жизни угрожает не только война, но и новый коронавирус.

Незадолго до того, как международное информационное пространство охватила пандемия, Идлиб был бессменной темой в главных выпусках новостей. Но сейчас, когда весь мир сосредоточен на пандемии, мировые лидеры перестали говорить о Сирии.

Провинция Идлиб — последний оплот повстанцев и джихадистов, поддерживаемых Турцией. Они пытаются свергнуть Асада с 2011 года.

Власти Сирии, в свою очередь, поддерживает Россия. Идлиб Башару Асаду сулит огромные политические и экономические дивиденды. Географическое расположение провинции позволяет контролировать основные транспортные коридоры страны.

Для Турции Идлиб также крайне важен. Анкара считает этот регион своей зоной влияния. В Идлибе базируются оппозиционные Асаду формирования, которые годами поддерживала, обучала и экипировала Турция. Эрдоган бросать своих союзников, которые помогали ему бороться с курдскими отрядами, не спешит. Этот шаг навредил бы турецкому лидеру внутри страны.

Из-за контроля над Идлибом Турция и Россия несколько раз вставали перед угрозой полномасштабной войны, то заключая, то нарушая соглашения.

Так было и в конце февраля: «Сочинское соглашение» между Турцией, Россией и Ираном потеряло смысл, когда жертвами авиаудара стали 36 турецких военных. В ответ Анкара нанесла удар по позициям армии Сирии.

Гибель военнослужащих спровоцировала манифестации в двух крупных городах Турции. Разъяренные граждане, собравшиеся у посольства России в Анкаре и генконсульства в Стамбуле, требовали наказать виновных немедленно.

Неделей позже Реджеп Эрдоган вылетел в Москву к Владимиру Путину. Впоследствии турецкий лидер начнет оправдываться, что принял приглашение российского президента, учитывая напряженный график последнего в виду работы над конституционной реформой.

Российская пропаганда визиту Эрдогана посвятила большой репортаж. Журналист «России-24», включаясь в эфир из Кремля, подчеркивал: турки – волнуются, русские – в хорошем настроении. СМИ нашли особый смысл в том, что президент Эрдоган «под портретом Суворова» ожидал Путина в фойе Кремля. В YouTube эти кадры посмотрели почти один миллион человек. Правда, само «ожидание» длилось две минуты.

По мнению политолога Нодара Харшиладзе, до чего бы ни договорились Россия и Турция по Сирии, это существенно не повлияет на картину.

«Отношения России и Сирии – это движение от проблемы к проблеме. Не стоило ожидать, что за московским соглашением последует медовый месяц. Анкара и Москва сели за стол переговоров лишь ради того, чтобы не допустить полномасштабной войны. Диалог России и Турции обречен. Турция заинтересована в наведении собственного порядка в Сирии. Россия же нуждается в вечном хаосе. То есть речь не просто о разных подходах, а о взаимоисключающих позициях двух стран по Сирии», — говорит Харшиладзе.

При этом в Кремле принято считать, что российская армия в Сирии контролирует «каждого турецкого солдата». Об этом СОВЕ рассказал пожелавший остаться неназванным источник, приближенный к вооруженным силам РФ:

«Путин вызвал Эрдогана в Москву и, конечно, тот явился по первому зову. Он [Эрдоган] загнал себя в угол. Он был уверен, что сможет восстановить Османскую империю в Ираке и Сирии, но очень поздно осознал, что это невозможно. Все его разговоры о самостоятельности Турции имеют право быть только потому, что мы им позволяем находиться в Сирии. Мы знаем, где расположен каждый его солдат. Мы контролируем каждый полет».

Авианалет 27 февраля стал самой крупной атакой на Турцию за последние два с лишним десятилетия. А режим Асада оказался втянут в прямое противостояние со второй по численности армией НАТО. До сих пор нет официальной позиции по тому, кто именно сбросил бомбы на турецких солдат — сирийские или российские самолеты. Турция, в свою очередь, направила на Дамаск свои беспилотники и артиллерию, нанеся режиму Асада серьезный удар.

Согласно московским договоренностям, мнения лидеров сошлись в трех пунктах. Одним из них стало создание коридора безопасности шириной 6 км к северу и 6 км к югу от трассы М-4. Конкретные параметры функционирования коридора доверили министерствам обороны. Стороны также решили начать совместное российско-турецкое патрулирование по трассе М-4.

«Турция согласилась освободить коридор от радикальных групп. Это значит, что Турция пошла против радикальных суннитов, которых сама же поддерживала. Они всегда отказывались идти на этот шаг, но мы вызвали их в Москву и заставили Эрдогана согласиться на это. Ему больше ничего не оставалось, он отчаянно пытался избежать позора. Пусть это будет уроком для всех, кто захочет работать с турками», — говорит источник СОВЕ.

Фото: СОВА

Спустя почти два месяца после встречи Путина и Эрдогана в Москве политолог Георгий Гогуадзе выделяет несколько тенденций.

«Прежде всего режим Асада вместе с союзником – Россией – продолжает военные операции в регионе, усугубляя гуманитарное положение. Турция, с другой стороны, смогла укрепить свои позиции в регионе Идлиб. Для некоторых местных групп боевиков Турция может устанавливать так называемые правила игры, но они распространяются не на всех. Например, боевики «Тахрир аш-Шам» продолжают мобилизацию своих сил вокруг стратегической дороги в регионе Идлиб. Кроме того, главную задачу Турции по прекращению потока мигрантов к собственным границам вряд ли можно считать достигнутой», — говорит Гогуадзе.

С 2019 года, когда Анкара купила российские системы ПВО С-400, Вашингтон начал сокращать военное сотрудничество с турецкими военными

Еще до событий 27 февраля Турция обратилась к Вашингтону с просьбой развернуть две батареи зенитно-ракетных комплексов (ЗРК) Patriot на юге страны. Комплексы Patriot действительно нужны Анкаре для начала полномасштабной наступательной операции в Идлибе. Как показал прошлый опыт боевых действий, наступление без поддержки авиации в этом районе обречено на провал.

Вопрос не потерял своей актуальности и после встречи в Москве. Но положение Эрдогана осложнила позиция Пентагона. С 2019 года, когда Анкара купила российские системы ПВО С-400, Вашингтон начал сокращать военное сотрудничество с турецкими военными. Объясняя это тем, что российское вооружение не совместимо с силами НАТО. На повторную просьбу Эрдогану предложили избавиться от С-400. Но турецкий лидер не желает отказываться от российских ПВО, продолжая добиваться, при этом, американских комплексов.

«Стратегическая задача России – внести разлад в НАТО»

Заигрывание Эрдогана Россией не отменяют членства Турции в НАТО, в отношении которой у самой Москвы четкая позиция.

«Подход президента России Путина к НАТО понятен. Первое — вызвать разлад в альянсе любыми способами. Второе — он проверяет на прочность принципы и готовность альянса. Третье — максимально приближаясь к красным линиям, сдвигает их в пользу России. Таким образом, будь то Турция, страны Балтии или страны Восточной Европы, стратегическая задача России – внести разлад в альянс. Более того, Россия демонстрирует, что именно она является главным союзником Турции, а не Запад. Абсурдность этого утверждения хорошо понимают в Анкаре», — говорит Гогуадзе.

Помимо геополитических интересов, Россия осуществляет в Сирии и простые, практические задачи. Известно, что страна, которая уже почти десять лет находится в состоянии войны, выступает в роли добровольного полигона для российской военной техники. Как сообщают федеральные телеканалы, танк Т-14 проекта «Армата», который до сих пор видели только на парадах, прошел первые испытания в боевой обстановке. В Москве утверждают, что выпущенный в 2010-х годах танк – одна из самых высокотехнологичных боевых машин в мире, которая разрабатывалась для противостояния современным армиям.

Что же касается Турции, то в Идлибе она активно использует дроны. Они летают низко и медленно, но способны атаковать и бронетанковые подразделения. Средства ПВО Сирии не в состоянии справиться с этими беспилотниками.

«Эрдоган отчаялся, он нас боится»

«Турецкие военные настолько трусливы… Они никогда не воевали напрямую против нас, но зато используют дроны и бомбы, прикрываясь своей границей, вместо того, чтобы воевать с нами лицом к лицу. Турция использует дроны против режима, потому что они не в состоянии состязаться с нашей авиацией. Сейчас турки согласились использовать дроны для наблюдения за своим отступлением в районе коридора. Сколько еще десятков солдат они потеряют и ради чего? Эрдоган отчаялся, он нас боится. Он даже не может признаться своему народу, что его военнослужащие были убиты нашей авиацией и возлагает ответственность на режим. Пристыженные и оскорбленные турецкие военные обязаны работать с нами, с теми людьми, которые недавно убили их соратников», — говорит источник СОВЫ из кругов российских вооруженных сил. 

«У Эрдогана не осталось друзей. Он прибыл в Москву умолять. В отношении ЕС – он откусил руку, которая его кормила, и угрожает Европе беженцами. На что похожа эта политика? Как он надеется достичь чего-то в Сирии? Он должен смириться с тем, что его мощь ограничена, знать свое место и оставаться в пределах границ Турции. Эрдоган – всего лишь еще одна пешка Путина», — добавляет источник СОВЫ.

Постоянное противостояние царей и султанов в регионе – историческая головная боль для Грузии. Маленькое государство на Южном Кавказе точно знает, как Россия выполняет взятые на себя обязательства в рамках международных соглашений. Позволит ли себе Кремль дерзить второй по численности армии НАТО так же, как Грузии?

«Не бывает дружеских форматов между Турцией и Россией, — уверен политолог Нодар Харшиладзе, проводя исторические параллели. — Все форматы, в которых Турция и Россия выступают вместе, исторически завершаются войной».

Также в рубрике #политика

#cпецпроект СОВЫ

Коронавирус в Грузии

Получайте рассылку

Девушки заброшенных фабрик

11 из Грузии: истории, которые вдохновят

WeekEnd Навигатор

#спецпроект НАТО

#спецпроект СОВЫ

Advertisement

#главное

Advertisement