«Страна ослепительной разрухи» или как Россия спасает Абхазию
Свяжитесь с снами

СОВА

СОВА

«Страна ослепительной разрухи» или как Россия спасает Абхазию

#политика

«Страна ослепительной разрухи» или как Россия спасает Абхазию

«Страна ослепительной разрухи» или как Россия спасает Абхазию

«Никак» – это короткий ответ на вопрос, поставленный в заголовке статьи. Чтобы понять, в чем причина, СОВА заглянула в историю российско-грузинских отношений, проследила политику Москвы в отношении Сухуми и поинтересовалась экспертным мнением.

По интернет-просторам до сих пор гуляет уже ставший классикой мем «Сухуми спасли, Батуми – не смогли». Эту картинку не комментировал только ленивый по обе стороны разделительной линии, проведенной российскими военными после войны 2008 года. Но даже в самых ожесточенных интернет-противостояниях оппоненты сходятся во мнении: обидно за жемчужину грузинского черноморского побережья, за старый Сухуми, который остался лишь в памяти родителей и в черно-белых архивах советского кино.

Строительство и развитие Батуми стали не только важным компонентом демонстрации успехов грузинской экономики, но и главным козырем «мягкой силы» Тбилиси. Правительство третьего президента Михаила Саакашвили заманивало жителей оккупированного региона лучшей жизнью. У административной границы стали обустраивать пляжи, летние молодежные лагеря. На этом параде модернизации и развития право финального залпа оставила за собой Россия, когда в августе 2008 года проехалась танками по грузинской государственности. Тбилиси в глазах Сухуми вновь проиграл.

26 августа 2008 года Россия признала независимость Абхазии и Южной Осетии. В реализацию «домашней заготовки» Кремль вкачал как геополитические, так и финансовые инвестиции. Первыми стали Венесуэла и Никарагуа, уговорить которые Москве не составило большого труда. За год до агрессии в Грузии Москва через Международную ассоциацию развития группы Всемирного банка выделила Никарагуа грант в размере примерно 5 млн долларов на погашение задолженности. С 2007 по 2013 год Венесуэла занимала второе место в Латинской Америке по импорту российской продукции, прежде всего вооружений. Так, в 2007-2013 гг на Венесуэлу приходилось 18,4% российского экспорта общей стоимостью 7,7 млрд долларов.

На саму Абхазию Москва тратила меньше. Чуть более 35 млн долларов в 2009 году. Эта сумма значительно увеличилась – втрое – лишь однажды – в 2012-м, но в последующие годы снова пошла на спад. По данным издания Газета.Ru, с 2010 по 2019 год, т. е. за десять лет, Москва выделила Сухуми до 475 млн долларов.

«Эти средства, скорее всего, никогда не вернутся в бюджет РФ. Республика не в состоянии стать самодостаточной», — сетует автор публикации, признавая, что несмотря ни на что «Москва продолжит держать Абхазию на плаву, чего бы это не стоило российскому бюджету. Причина – в геополитических интересах России на Кавказе».

«Россия не заинтересована в развитии Абхазии», — соглашается в беседе с СОВОЙ бывший госминистр по вопросам примирения и гражданского равноправия Грузии Паата Закареишвили. Он был одним из авторов переосмысления политики «мягкой силы» официального Тбилиси при правительстве «Грузинской мечты». Закареишвили переименовал возглавленное им ведомство, вместо «реинтеграции» предложив абхазам и осетинам «примирение». При нем же началось осуществление программы «Шаг к лучшему будущему». Это, в первую очередь, программа бесплатного здравоохранения, а также финансирование общих грузино-абхазских бизнес-проектов. Но даже Паате Закареишвили, человеку, которому в Сухуми и Цхинвали доверяли и продолжают доверять, особого прорыва не добился.

Фото: Джеймс Кервин

После признания 2008 года российские СМИ активно призывали своих граждан отдыхать в Абхазии. Но события 2014 года в Украине передали абхазскую нишу Крыму, а статьи про оккупированный регион Грузии стали походить скорее на сводки криминальной хроники. В результате на спад пошла и сфера туризма.

«Не дай бог вы нас признаете, Россия сможет легко нас аннексировать»

«Абхазы чувствуют, что Крым для России важнее. Они разочарованы. Крым уничтожил перспективы так называемой независимости Абхазии. Россия сама не допустит этого. Когда я общаюсь с абхазами, они говорят: политика непризнания Тбилиси идет Абхазии на пользу, не дай бог вы нас признаете, Россия сможет легко нас аннексировать», — говорит Закареишвили.

Стратегию по развитию, а точнее неразвитию региона, легко объяснить. Дотации, которые получает Сухуми из Москвы, – это скорее плата за аренду территории под российские военные базы для сдерживания Грузии от вступления в НАТО и интеграции с ЕС. Развитое и экономически состоявшееся абхазское общество со свойственными ему играми в демократию – и без того становится головной болью для Кремля.

«Абхазский вопрос решится за 10 лет, и его решит Россия. Но мы должны их опередить»

«Абхазия никогда не была территорией России. История за нас, международный контекст за нас, внутриабхазский контекст против России, соответственно, играет на нас. Но грузинская сторона ничего не делает для того, чтобы использовать эти компоненты. В Абхазии опасаются, что за укреплением власти Путина до 2036 года они многое потеряют. У Тбилиси максимум 10 лет, и мы не имеем права спокойно ждать. Абхазский вопрос решится за 10 лет, и его решит Россия. Но мы должны их опередить», — считает Закареишвили.

Экс-госминистр уверен, что Тбилиси должен делать упор на новые программы, направленные на улучшение экономического климата в Грузии и в регионе в целом. Идею свободной экономической зоны, которую без воодушевления встретили в Абхазии, может заменить порт Анаклия.

«Анаклия – реальный и конкретный проект, никаких дополнительных инициатив уже не нужно. Напротив, мы сможем к порту что-то привязать. Если порт все-таки будет построен, эта часть Грузии начнет устойчиво развиваться и интересы Абхазии появятся сами собой. Люди потекут не только из Самегрело, но и [с территории] от Очамчире до Сухуми», — считает Закареишивли.

В феврале, после громкого ухода Владислава Суркова, на должность российского вице-премьера был назначен Марат Хуснуллин. Правая рука мэра Москвы Собянина, который зарекомендовал себя успешным менеджером инфраструктурных проектов, должен курировать Крым. Среди его обязанностей и социально-экономическое сотрудничество с Сухуми и Цхинвали.

В Абхазии Москва могла бы развивать сразу несколько отраслей: освоить морские порты, рудники в Ткварчели, развивать туризм в приморских городах, а сельское хозяйство – в Очамчирском и Гальском районе, не говоря уже о разработках нефти на черноморском шельфе. Но 25-ти лет и «железной воли» Кремля оказалось для этого недостаточно.

Фото: Джеймс Кервин

Как полагают авторы труда «К вопросу об инвестиционном климате в Абхазии и перспективах его улучшения» (ученые Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО МИД России и Института политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона), «осваивать» дотации из Москвы абхазским кланам «помогают» этилы Краснодарского края. Авторы указывают на феномен «большого Сочи», в котором Абхазии отведено незначительное место. В российских медиа много писали и продолжают писать о коррупционных схемах в дотационном регионе, правда, за решение этой проблемы всерьез никто так и не взялся. Возможно, это также является частью стратегии неразвития региона.

«России нужно, чтобы абхазы существовали, но не развивались»

«Тбилиси вполне может конкурировать с Россией. Россия не заинтересована в развитии Абхазии. Все понимают, что абхазы не любят русских. И Россия это понимает. Чем больше Россия вкладывается в Абхазию, тем более независимой она будет себя чувствовать. России нужно, чтобы они существовали, но не развивались. Она дает минимальную еду, чтобы не умирали с голоду. Россия не борется ни с криминалом, ни с коррупцией. В Абхазии им нужен полуживой организм. И на этом фоне Грузия может конкурировать и создавать условия развития», — считает Закареишвили.

Пандемия коронавируса в мире вызвала беспокойство и абхазского общества. В соцсетях стали активно обсуждать инициативу правительства Грузии, предложившего помощь жителям оккупированных регионов. При этом стоит отметить, что здравоохранение – практически единственная тема, которую абхазы готовы обсуждать с грузинами. Они уже пользуются программой бесплатной медицинской помощи, которую Тбилиси запустил для жителей этих регионов.

По имеющимся данным, с января по июнь 2017 года на лечение 543 человека из Абхазии воспользовались услугами системы здравоохранения Грузии. Из госбюджета был потрачен 1 295 тысяч лари (свыше 400 тысяч долларов). Всего в 2015-2017 годы на лечение пациентов из Абхазии и Южной Осетии Тбилиси выделил более 12 миллионов лари (порядка 4 млн долларов).

«По программе здравоохранения не было никакой пиар-кампании, мы просто брали у них абхазские паспорта и лечили их. Сначала все думали, что добрый врач просто оказывает услугу. Только через пять-шесть месяцев они узнали, что заработала программа, и они уже вовлечены в нее. Нужно выбирать такой подход», — говорит Закареишвили.

Программа здравоохранения может и не сумела вылечить всех пациентов, но показала абхазам, что в остальной Грузии им рады. Это открыло молодежи путь в Тбилиси, Кутаиси и Зугдиди. Многие даже решались публиковать в соцсетях фотографии на фоне Старого Тбилиси. В ответ Москва ужесточила регуляции, фактически закрыв переходы через реку Ингури. Теперь, чтобы пообедать в зугдидском «Макдональдсе», которым так восхищался в своем блоге журналист российского государственного информагентства «Спутник-Абхазия», нужно получить пропуск в абхазской службе безопасности и пройти через российских пограничников.

Также в рубрике #политика

Девушки заброшенных фабрик

11 из Грузии: истории, которые вдохновят

WeekEnd Навигатор

Спецпроект НАТО

#спецпроект СОВЫ

Advertisement

#главное

Advertisement