История успеха Алекса Имнадзе: парк инноваций Шанхая и машины будущего
Свяжитесь с снами

СОВА

СОВА

История успеха Алекса Имнадзе: парк инноваций Шанхая и машины будущего

#другая сова

История успеха Алекса Имнадзе: парк инноваций Шанхая и машины будущего

История успеха Алекса Имнадзе: парк инноваций Шанхая и машины будущего

Хотите увидеть будущее? Вам нужно в Китай! Так считает автомобильный дизайнер Александр Имнадзе. Три года назад мы беседовали с ним об эгоистичных спорткарах, европейской классике в автомобилестроении и работе в Alfa-Romeo – Maserati. Сейчас молодой дизайнер из Грузии разрабатывает машины будущего в Шанхайском парке инноваций.

Все, что нам казалось будущим, сегодня разрабатывается в Китае

В нашу последнюю встречу Алекс признался, что его жизнь напоминает скульптуру раскинутых рук Зураба Церетели. Вокруг молодого дизайнера было так много возможностей, что было трудно остановить свой выбор на чем-то одном. Но, кажется, жизнь сделала это за него. В 2017 году, после двух лет переговоров, Александра Имнадзе пригласили на собеседование в Китай. Он его прошел. Алекс получил должность сеньор дизайн-менеджера в студии продвинутого дизайна Шанхая – деловой столицы Китая и одного из крупнейших мегаполисов планеты.

«Мой контракт – на 5 лет. Один год уже прошел. Я вернулся в Грузию на каникулы и должен был улететь 1 февраля, но из-за коронавируса правительство продлило их еще на несколько недель. Несмотря на всю эту шумиху вокруг вируса, я все-таки собираюсь туда вернуться, потому что уверен, что место, где я работаю, максимально защищено. Чтобы вы понимали, это мировая силиконовая долина автомобилестроения. Я даже ничего не слышал о вирусе, пока не вернулся, хотя был в Китае до 21 января, когда вирус уже вовсю бушевал».

Пока Алекс об этом рассказывал, пару раз откашлялся, пошутив на тему коронавируса, но заверив, что это не он.

Студия GWM / Haval Advance Design Studio, в которой работает Имнадзе, входит в известный китайский консорциум Great Wall. В настоящее время она занимается разработкой машин, которые мир увидит разве что через 5-7 лет.

«Мы работаем над экспериментальными транспортными средствами, которые могут появиться только в теории. Эти модели должны быть актуальны до 2032 года. Все они основаны на электрической тяге, так как китайское правительство выделяет огромные инвестиции на альтернативные энергоносители. Многие регионы Китая с 2020 года полностью перейдут на электрический транспорт».

Многое из того, над чем сейчас работает Алекс и студия инноваций, будет представлено публике на Олимпийских играх в Пекине. Но уже сегодня на территории парка в Шанхае ездит много прототипов машин без водителей. По словам молодого дизайнера, его прогноз, данный несколько лет назад, начинает сбываться. По моделям будущего уже можно проследить, что, скорее всего, персональный транспорт, к которому мы привыкли, – исчезнет. А еще автомобили будет представлять собой микс био и электричества.

Алекс Имнадзе: автодизайнеров вдохновляет женское тело

«Это намного безопаснее, потому что машины будут работать синхронно, они будут друг с другом общаться. Это своего рода искусственный интеллект, который будет координировать движение всех машин на автомагистрали», — объясняет Алекс.

«В Китае дарят свободу фантазии»

Стремительный успех китайского автопрома и переезд больших автомобильных компаний, таких как Tesla, Mercedes, BMW и др., в парк инноваций Шанхая, Алекс объясняет тем, что европейские бренды в каком-то смысле скованны своими прошлым и своими правилами. В Китае же дизайнерам дают полную свободу.

«Если мы возьмем пять топовых европейских брендов, то увидим, что они все одинаковые и мало чем отличаются друг от друга. В плане философии, внешнего вида и даже внутренних разработок. В Китае же они не привязаны к прошлому, к истории. Они говорят: «Делай что хочешь, главное, чтобы получился крутой продукт, который будет иметь успех».

Еще одна причина, по которой автогиганты начинают переезжать в КНР, – это низкие налоги. Китайский рынок, при этом, ставит некоторые условия: необходимо сотрудничать с любым местным концерном, делиться с ним своими технологиями, использовать одни и те же комплектующие.

«Сейчас на китайский рынок хотят попасть все. Кто бы что ни говорил, но китайский рынок – огромный. Европа с ним уже не сравнится. Там 1 млрд 300 млн человек, которые могут платить. Поэтому Китай может диктовать свои условия. Great Wall, например, сотрудничает с Mercedes и BMW».

Дефицит кадров побуждает китайские фирмы активно приглашать профессионалов с Запада. При этом европейские студии не способны предложить ту свободу, которую дает рынок КНР. И это делает его еще более привлекательным.

«То, на что в Европе табу, там приветствуется. У меня есть знакомые в Силиконовой долине, работающие на очень крупные организации, которые все знают, и они мне рассказывают, что как минимум несколько из их друзей в ближайшие 3-4 года планируют уехать в Китай».

Свобода или тотальный порядок

Воодушевленный рассказ Алекса о работе в Китае я прерываю репликой о том, что в КНР так или иначе – авторитарная страна, а вся власть там сконцентрирована в руках Коммунистической партии.

«Да, Китай – это в какой-то степени Советский Союз. Им не позволяют так просто уехать за границу – работать там и получать опыт в какой-то сфере. Но они пересмотрели плановую экономику, и сейчас у них микс капитализма и социализма. Многое зависит от места, где ты находишься. Шанхай – это вообще самый капиталистический город, который я видел».

По мнению дизайнера, Китай – с одной стороны автократия, но с другой – безопасное, стабильное и комфортное общество, где люди уверенны в завтрашнем дне.

«В Грузии этого нет, но у нас есть свобода», — сказал Алекс, признавшись, что все же хотел бы вернуться на родину раньше, чем истечет срок контракта. В страну, где «хоть и царит анархия, но есть свобода».

Также в рубрике #другая сова

Девушки заброшенных фабрик

11 из Грузии: истории, которые вдохновят

WeekEnd Навигатор

Спецпроект НАТО

#спецпроект СОВЫ

Advertisement

#главное

Advertisement