Екатерина Марипоса: что нужно знать о профессии доулы
Свяжитесь с снами

СОВА

СОВА

Екатерина Марипоса: что нужно знать о профессии доулы

#общество

Екатерина Марипоса: что нужно знать о профессии доулы

Екатерина Марипоса: что нужно знать о профессии доулы

Екатерина Марипоса – в прошлом юрист-международник, ловивший маньяков во время службы в российской полиции – сегодня считает своим домом Грузию. Она – единственная сертифицированная доула Тбилиси. Она также начала программу помощи матерям и пропаганды грудного вскармливания. Марипоса в переводе с испанского означает «бабочка», а в древней Греции именно бабочка была символом богини Психеи и человеческой души.

– Екатерина, прежде чем перейти к главной теме нашего разговора, давай устроим нашим читателям экскурс в твой профессиональный и жизненный путь, который привел тебя в Тбилиси.

– По первому образованию я юрист-международник, окончила МГИМО, но так как защищаться я решила по уголовному праву, но всегда интересовалась психологией, после учебы пошла работать в МВД, где занималась психопортретированием преступников. Правда, я довольно быстро поняла, что это совершенно не мое. Я лейтенант в отставке, но еще работая в полиции, училась на вечернем отделении факультета психологии МГППУ. Через какое-то время я решила продолжать обучение психологии на более серьезном уровне. Так я оказалась на магистерской программе по телесно ориентированной психотерапии в Сан-Франциско.

– Насколько я знаю, ты консультирующий психолог…

– В Америке я обучалась психотерапии, но на постсоветском пространстве принято, что психотерапевт должен иметь медицинское образование. Поэтому я называюсь консультирующим психологом с психотерапевтической подготовкой.

– Как ты стала доулой?

– К тому моменту, когда я проучилась половину срока программы в Сан-Франциско, я забеременела, и после родов мне пришлось взять академический отпуск по уходу за ребенком. Потом был переезд и обучение на доулу в Канаде, потом развод и возвращение в Москву и начало новой жизни с нуля, но зато с сыном. Я начала консультировать иностранцев и сопровождать рожениц как доула.

ИЗ ВИКИПЕДИИ:

До́ула (или «дула») (др.-греч. δούλη – рабыня) – помощница при беременности и в родах, оказывающая практическую, информационную и психологическую поддержку. В отличие от акушера, доула не использует медицинские методы, такие как: назначение препаратов (в том числе и фитопрепаратов), любые виды исследований (вагинальный осмотр и прочее), не ставит и не отменяет диагнозы, не анализирует и не контролирует состояние матери или ребенка, не оказывает акушерскую помощь при родах и в послеродовом периоде. Эффективность работы доулы базируется на концентрированной продолжительной поддержке семьи (и роженицы в частности), на знании психологии и физиологии перинатального периода, на владении немедикаментозными способами помощи в родах, такими как:

    • психологическое и эмоциональное воздействие;
    • обезболивающий массаж;
    • дыхательные и звуковые упражнения;
    • ароматерапия;
    • рефлексотерапия;
    • ребозотерапия…

По словам Екатерины, в работе доулой ей помогает не только ее психологическое образование, но и опыт жизни на Западе. Она видит свои границы в общении с клиентом, понимает, какой должна быть между ними дистанция.

– Я хорошо знаю, что мне нужно и можно озвучить клиенту, а что нельзя. Многие идут в доульство, в помогающую профессию, имея свой печальный или, наоборот, позитивный опыт родов. Они хотят им делиться или защищать женщин от врачей. Но нужно понимать, что не ты сейчас на сцене – ты помогаешь женщине пройти ее путь. Важно не привязываться к своему опыту во время помощи другому.

У всех женщин свои собственные потребности. Кому-то нужна поддержка доулы с самого начала беременности и до родов включительно. У меня был такой опыт с одной иностранной парой, у которых в итоге родилась двойня. И я уделяла им намного больше внимания, чем прописанные в договоре две дородовые встречи: помогала им найти клинику, была и переводчиком, и просто пособником в любом их вопросе. А бывает, что женщины приходят уже не с первой беременностью, и они хотят, чтобы этот опыт был совершенно иным, нежели первый. И это частый запрос.

Первородящие матери не всегда понимают, зачем им эта помощь в принципе нужна, они уверены в своих врачах и полностью полагаются на их авторитет. А те, кто уже имел, возможно, негативный опыт или неоправданные ожидания, хотят, чтобы кто-то помог сделать вторые роды менее травматичными, хотят больше поддержки, внимания. Иногда на дородовых встречах я могу дать дополнительную поддержку и опору именно как психолог, но, безусловно, беременность – не лучшее время для психотерапии.

– Правда ли, что медицинский персонал может морально травмировать роженицу во время родов?

– Еще в 60-х годах XX века, когда не было понятия доула или повсеместных курсов по подготовке к родам, Пэни Симкин, которая является признанным экспертом в сфере естественных родов, будучи физиотерапевтом, стала вести занятия для беременных. В какой-то момент слушательницы стали звать ее на роды для поддержки. А когда через 20 лет она провела исследование, опросив всех женщин, которых готовила, о степени удовлетворенности родами, выяснилось, что на это не влияет наличие медицинского вмешательства, анестезии и прочего – единственным фактором, который оказывает влияние на впечатление женщины от родов, оказалось отношение к ней людей, находившихся рядом. Чувствовала ли она к себе уважение, прислушивались ли к ее просьбам, вежливо ли с ней обращались.

Я знаю прекрасных врачей и акушерок. Особенно здесь, в Грузии, где такая искренняя доброжелательность к беременным женщинам – здесь никого не запугивают, не заваливают лишними анализами, все происходит мягко, к беременности относятся как к празднику.

«Если женщина во время родов не выглядит как богиня, значит ей кто-то этого не дает»

Но не только на территории постсоветского пространства, но и в капиталистических западных странах, очень немногие понимают базовые потребности женщины в родах. Дело в том, что медики там для того, чтобы решать проблемы со здоровьем матери и/или ребенка, если таковые появятся. И они не подготовлены к тому, чтобы часами сидеть рядом с женщиной и помогать ей двигаться, есть, пить, ходить в туалет, менять позы или делать массаж. Здесь как раз и важна психология, элементарные бытовые вопросы удобства женщины в процессе необходимых процедур. Есть врачи, которые готовы ставить под сомнение старые отжившие нормы советского акушерства и с уважением и деликатностью относятся к рожающей женщине. Они понимают, что это идет только на пользу процессу. Можно, например, встать на коленки и посмотреть раскрытие так, чтобы не доставлять дополнительного дискомфорта женщине, которая итак проходит нелегкий путь. Та же Пэни Симпкин говорила: «Если женщина во время родов не выглядит как богиня, значит ей кто-то этого не дает». Я считаю, что это правда.

Екатерина Марипоса проводит психологические консультации и лекции для женщин. Переехав в Грузию чуть больше полугода назад, с подачи молодых матерей, а также врачей ведущих тбилисских клиник, Катя начала заниматься одной из очень важных проблем современного грузинского общества – оказывать помощь в налаживании грудного вскармливания. В обязанности доулы входит налаживание процесса вскармливания в первые часы после рождения малыша, но далеко не все прибегают к помощи доулы, а в некоторых роддомах сложилась традиция докармливать новорожденных смесями из бутылок, что впоследствии часто мешает матери кормить ребенка грудью. Переехав в Грузию, Екатерина волею случая стала углубляться в эту тему и теперь поддерживает женщин, сталкивающихся с трудностями или сомнениями в этом вопросе.

В Грузии я стала общаться с женщинами, рассказывая им про доульство и то, что доула помогает наладить грудное вскармливание в первые часы после рождения ребенка. И я часто слышала: «как мне это было нужно, когда я родила». Я объясняю основы, самые важные моменты, к которым мама должна быть готова. Я не влезаю в какие-то серьезные медицинские моменты – для этого мы работаем в паре с педиатром, который грамотно следит за состоянием малыша, понимая ценность ГВ.

«Я не вижу в Тбилиси женщин, кормящих грудью в общественных местах»

Я обратила внимание на то, что я не вижу в Тбилиси женщин, кормящих на улице, в общественных местах. Иногда я вижу женщин с грудными детьми и с бутылками, но я вообще не вижу женщин, кормящих грудью. А где эти женщины? Из разговоров с грузинскими молодыми мамами сложилось представление, что, во-первых, традиционно от родившей женщины ожидается достаточно долгого ограничения социальной жизни, будто с рождением ребенка вся ее жизнь подчинена круглосуточной заботе о ребенке. Я даже закидывала эту тему на обсуждение в местные женские группы в социальных сетях, и действительно, многие женщины сами очень осуждают других за кормление в общественных местах и даже за то, что те в принципе выходят из дома вместе с грудными детьми (не в ту погоду, не так одеты и пр.). Грубо говоря, раз ты с ребенком, ты должна быть с ребенком дома. И учитывая продолжительность декретного отпуска в Грузии, мы понимаем, что нет никакой социальной поддержки грудного вскармливания.

– Как ты себе представляешь эту поддержку?

– К примеру, в США декретный отпуск длится всего шесть недель, и там есть доступ к информации о сцеживании грудного молока, чего нет здесь. В Грузии многие женщины просто не знают о такой опции, как сцеживание и замораживание грудного молока. Я ходила по местным аптекам и была поражена: первое, что бросается в глаза, – стенды с огромным количеством банок с разнообразными смесями. Конечно, это создает у женщины и ее семьи восприятие о необходимости докорма как данности, и когда она приходит в роддом, у нее нет понимания того, что исключительное грудное кормление – это очень важно и ценно для здоровья и ребенка, и женщины. Ей просто об этом не сообщают или же дают очень противоречивую и подчас неверную информацию. Вторые и третьи сутки – это вообще особенный момент в становлении грудного вскармливания. На четвертые сутки, когда полноценно приходит молоко, мама уже должна приноровиться кормить ребенка. Но опять же, женщины об этом просто не знают и верят, что они должны «отдыхать» и что «молока у них еще нет».

В Грузии принято, что новоиспеченные мамы возвращаются в дом к своим матерям или в дом свекрови, где они могут получить поддержку в первые месяцы жизни малыша. Бабушки полностью берут на себя заботу и о матери, и о ребенке. С одной стороны, это прекрасно и очень помогает восстановлению женщины после родов. Русские женщины, к примеру, и на родине по большей части лишены такой поддержки, а уж тем более те, кто переехал сюда из других стран.

«Дезинформация подрывает уверенность молодой матери»

С другой стороны, бывает, бабушки навязывают свои необоснованные научно страхи, говоря будто молоко недостаточно жирное, что ребенок не добирает вес (хотя его и не взвешивали), что нужно допаивать водичкой и так далее. Эта дезинформация подрывает уверенность молодой матери, и иногда ей сложно выдерживать давление старшего поколения и слышать свои инстинкты.

А возвращаясь к тому, что женщина в Грузии становится ограниченной в своей свободе с рождением ребенка, выход на работу и переход на смеси являются некими символами возвращения этой свободы.

Удивляет и то, что женщинам говорят о ненадобности и даже вреде продолжительного (от 1 года) ГВ! Ведь в СССР всегда было правилом кормить грудью хотя бы до года. И в большинстве постсоветских стран сохранилась эта практика. В Грузии, однако, мамы, кормящие шесть месяцев или дольше, вынуждены отстаивать свою позицию, отвечая на бесконечные комментарии «ребенку вредно», «тебе это мешает работать/жить», «пора», «твоей груди это вредно» и прочее. У многих есть убеждение, что смеси удобнее, хотя на самом деле это часто очень материально и энергозатратно (кипятить бутылки, носить с собой множество приспособлений), а грудное вскармливание оказывается действительно удобнее.

Также в рубрике #общество

11 из Грузии: истории, которые вдохновят

WeekEnd Навигатор

Спецпроект НАТО

#спецпроект СОВЫ

Advertisement

#главное

Advertisement