Семья доктора Важи: если бы нам позволили, мы бы забрали его из Цхинвали
Свяжитесь с снами

СОВА

СОВА

Семья доктора Важи: если бы нам позволили, мы бы забрали его из Цхинвали

#интервью

Семья доктора Важи: если бы нам позволили, мы бы забрали его из Цхинвали

Семья доктора Важи: если бы нам позволили, мы бы забрали его из Цхинвали

Ровно месяц назад представители де-факто Цхинвали незаконно заточили в тюрьму грузинского доктора Важу Гапринлашвили. Спустя месяц он продолжает оставаться в изоляторе. 10-11 декабря состоится очередной раунд Женевских дискуссий, на котором семья Гаприндашвили требует обсудить судьбу доктора. Его супруга Тамила Лапанашвили рассказала СОВЕ насколько успешна борьба за свободу доктора Важи.

— На данный момент существуют две версии: первая — ваш муж ехал к пациенту, вторая – молиться. Что известно вам и могли ли вы предположить, что поездка вашего мужа, какой бы ни была его цель, обернется незаконным заключением?

— В первую очередь хочу сказать, что он сообщил мне, что едет к пациенту. Когда он мне позвонил и сказал, что российские военные его задержали и ведут в тюрьму в Цхинвали, я ничего плохого особо не ожидала. Я знаю, что он врач, а врач неприкосновенен даже во время войны. Я была уверена, что сразу же отпустят, как только выяснится, что это просто недоразумение, недопонимание.

Он врач и за этим ничего больше не стоит, я думала, что он скоро окажется на свободе.

— Как известно, оккупационным силам особенно не понравилась позиция доктора Важи относительно территориальной целостности Грузии. На остальной Грузии его поступок считают героическим. Как на это смотрите вы?

— Произнося это, он не мог знать, что его ожидает. Он попал во вражескую обстановку и защищал свою позицию. Он не сказал ничего особенного. Об этом говорит наше государство, это признает международное сообщество и весь мир. Он повторил то, о чем говорим все мы. Просто он сказал это в месте и во времени, где это восприняли вражески. Он сказал правду, защитил свою позицию.

— Последние новости от мужа были 28 ноября. Так?

— Мы общались через Красный Крест. Да, это было 28 ноября. Ему передали мое письмо. Представитель Красного Креста сказал, что Важа чувствует себя нормально. Другой информации у нас до сих пор нет. Лично мы общаться не можем.

Если бы нам позволили, мы бы с удовольствием отправились в Цхинвали и забрали бы его.

— Письмо, которое он прислал, было написано на русском, несмотря на то, что при задержании доктор Важа отказался говорить по-русски. Как вы думаете, почему так случилось?

— Да, письмо было написано на русском языке. Нас заставили написать на русском, потому что на другом  языке нельзя. Читают абсолютно все, кому оно попадет в руки. Будь то администрация тюрьмы или кто-то еще. Если бы мы или он написал на грузинском, тогда нужно было бы звать переводчика, нотариально заверять, и на это, соответственно, ушло бы больше времени. Могли пройти недели. Поэтому коммуникация была на русском языке.

Доктор Важа: врачи без границ и «границы» без врачей

— Вы наблюдаете, как в Грузии и за ее пределами доктору Важе выражают поддержку, устраивают акции солидарности. Как вы думаете, они слышны за колючей проволокой?

— Это очень приятно. Я хочу каждому человеку сказать «спасибо», знакомым и незнакомым. Это настолько чувствительная тема – арестовали врача. Подобное очень остро воспринимается во всем мире, ведь это нонсенс –  арестовать врача. Причем, задержали такого известного врача, такую известную личность. Заключение и захват в плен каждого человека –  очень огорчительно, конечно, но в этом случае, когда дело касается врача – это просто возмутительно. Если быть честной, такой поддержки я не ожидала. Но я была уверена, что любой нормальный человек с нормальным мировоззрением, который узнает о случившемся – возмутиться.

Я уверена, что и в том же Цхинвальском регионе, в той же России и Северной Осетии хорошие порядочные люди этим возмущены.

—  Как вы оцениваете участие государства в решении вопроса по освобождению доктора Важи. Используются ли, на ваш взгляд, все необходимые рычаги?

— Я оцениваю все по результату. Они очень ответственно настроены, все пытаются сделать, говорят, что все рычаги задействованы… Но, когда нет никакого результата спустя месяц – или эти рычаги не используются должным образом или власти должны признать, где они ошиблись. Когда невинный человек так долго остается в плену, нужно сменить рычаги. А так, действительно, все государственные структуры включены с первого дня. Министерство по вопросам примирения и гражданского равенства во главе с Кетеван Цихелашвили, Служба безопасности, МИД Грузии действительно везде об этом говорит. Министерство здравоохранения сделало одно заявление на своем веб-сайте.

Я обратилась к минздраву с просьбой, чтобы они обратились к международным организациям здравоохранения, комитетам, министерству здравоохранения России, Северной Осетии. Но, к сожалению, никакой реакции не последовало.

Причем, министерство здравоохранения должно выразить большую поддержку врачу своей страны, причем такому, который является Президентом Ассоциации артроскопии  и экспертом страны в  области травматологии и ортопедии. Мы должны чувствовать поддержку. Но, к сожалению, было сделано только одно заявление на веб-сайте и не знаю, учли ли они мою просьбу.

— Как вы продолжаете бороться сегодня за судьбу своего мужа?

— Сейчас мы ждем решения т.н суда в Цхинвальском регионе. Понятно, что наше государство не признает этот суд и говорит, что они, безусловно, должны отпустить Важу из тюрьмы. Но они идут своим путем, и мы ждем, что будет назначен суд и там что-то решится. Мы ждем от международного содружества большей активизации. Особенно, завтра и послезавтра, в Женеве состоится встреча, где присутствуют Грузия, Россия, представители де-факто Южной Осетии и Абхазии, ООН. У меня большие надежды на эту встречу. Посмотрим, как решится. Мы требуем создания межведомственной комиссии, чтобы между нами и министерствами произошло согласование дальнейших действий. И я требую пригласить спецпредставителя ООН, который ответственен за права человека.

Важно, чтобы международное сообщество рассматривало дело Важи не как вопрос одного гражданина Грузии, а как вопрос гражданина страны – члена Евросовета и отнеслись к нему, как бы отнеслись к судьбе гражданина своей страны.

Также в рубрике #интервью

#cпецпроект СОВЫ

Коронавирус в Грузии

Получайте рассылку

Девушки заброшенных фабрик

11 из Грузии: истории, которые вдохновят

WeekEnd Навигатор

#спецпроект НАТО

#спецпроект СОВЫ

Advertisement

#главное

Advertisement