Свяжитесь с снами

СОВА

СОВА

Заповедный Лагодехи: экосистема или экотуризм

#общество

Заповедный Лагодехи: экосистема или экотуризм

Заповедный Лагодехи: экосистема или экотуризм

Лагодехи – первая заповедная зона Грузии. Местный национальный парк отсчитывает свою историю с 1912 года. Здесь, на склонах Большого кавказского хребта, сформировался уникальный для региона микроклимат – субтропический. Но такая уникальность привлекает не только ученых, но и туристов с бизнесменами. СОВА попыталась разобраться в одном из кейсов, который, по мнению одних, угрожает экосистеме, а других – помогает раскрыть потенциал экотуризма.

В марте 2019 года на аукцион был выставлен участок земли Лагодехского заказника. 6000 кв. м. и право на строительство гостиницы с кафетерием получила компания-победитель «Валди». Такая новость вызвала недовольства части населения. Возглавила протест местная активистка Лали Евтушенко.

Лали собрала около ста подписей под заявлением с требованием остановить строительство, адресовав письмо спикеру парламента, министру защиты окружающей среды и руководству муниципалитета. Но ответа так и не дождалась.

Авторы заявления утверждают, что строительство на охраняемой территории гостиницы и кафетерия стало для них полной неожиданностью. Подписавшиеся под текстом жители Лагодехи считают: проект угрожает экосистеме и уникальному лесному покрытию. Туристический шум же окончательно спугнет животных, которые и без того, по словам Евтушенко, стараются не спускаться с гор.

На протяжении долгого времени туризм в заповедной зоне был под запретом. Но в начале 2000-х часть заповедника получила новый статус – заказник. Это сделало возможным принятие туристов в охраняемой зоне.

«Заказник – это то же самое, что и заповедник. Отличие лишь в том, что, если в заповеднике упадет дерево – оно должно сгнить, его нельзя трогать, а в заказнике с 2005 года людям можно собирать ветки, грибы, чтобы пережить трудные времена. А чтобы можно было строить – такого нет!», — уверяет Лали.

Георгий Суламанидзе, директор Агентства охраняемых территорий, которое и объявило аукцион, в свою очередь говорит: к разработке любого проекта привлекаются эксперты, местные жители, муниципальные власти… И хотя у Лагодехского заповедника есть своя стратегия развития туризма, исследования главной проблемой называют непривлекательность региона для крупных туроператоров. Причина – отсутствие крупной гостиницы.

Под «крупной» Георгий подразумевает отель «хотя бы с 15 номерами». «Все это расписано в плане. Там же и рекомендация – что было бы неплохо построить гостиницу. Но это должно быть сделано не в заповеднике, а в зоне заказника, близ населенного пункта. Охраняемая территория итак близка к нему. Выходишь со двора – и уже практически находишься в охраняемой территории. Это все учтено. У нас главное направление – экотуризм. Он основан на ответственности. После себя мы не должны оставить ничего, кроме следов».

До объявления аукциона прошло две встречи. Одна – с сотрудниками мэрии и Сакребуло (муниципального собрания), вторая – с ними же, но еще и с представителями аппарата мажоритария и заинтересованной общественностью. «Из присутствовавших местных жителей только один человек был против строительства», — утверждает Суламанидзе.

Следовательно, аукцион состоялся.

Статья 12 закона о системе охраняемых территорий гласит: «В административной зоне, зоне визитеров и зоне традиционного использования национального парка, а также на отдельных участках заказника допускается для физических и юридических лиц в целях строительства объектов инфраструктуры визитеров, определенных планом менеджмента или в порядке временного регулирования, в пределах базисных архитектурно-строительных и технических параметров и специализированного целевого назначения объекта, установленного этим же планом и в порядке временного регулирования, передача в пользование оптимальной площади земельного участка в форме возмездной застройки, определенной Гражданским кодексом Грузии, не более чем на 49 лет, при условии согласия собственника земельного участка на отчуждение с правом застройки или сдачи в наем».

Строить гостиницу будет ООО «Валди». Директор компании Валериан Кереселидзе – основатель отеля Wald Hotel Lagodekhi. Этот отель расположен в здании, сооруженном еще в советское время при поддержке первого секретаря ЦК Компартии Грузии Василия Мжаванадзе. Гостиничным домом прежде управляла администрация Агентства охраняемых территорий. Но после того, как Агентство стало государственным, здание арендовал Кереселидзе.

«Wald Hotel стал одной из визитных карточек региона. Были трудоустроены около 10-15 человек, нам выплачивают арендную плату. Из-за этого вырос и туристический поток. Например, в 2010 году было порядка десяти тысяч посетителей, а в прошлом – 57 тысяч», — говорит директор.

Кереселидзе расширил отель при поддержке программы Евросоюза ENPARD. Программа реализуется в Грузии с 2013 года, и ее цель – снижение уровня бедности в сельской местности. Проект помогает правительству, а также неправительственным организациям, работающим в регионах.

В этом году Кереселидзе подал заявку на расширение комплекса. В обращении говорилось о желании построить на охраняемой территории кафетерий и гостиницу на 10-15 номеров. Такое право грузинское законодательство в целом предоставляет. Как объясняет Кереселидзе, появился спрос на большее пространство для отдыха. Территория, выставленная на аукцион, по сути, двор уже существующей гостиницы, уверяет он.

После нескольких этапов согласования деталей с Минэкономики, министерством защиты окружающей среды, аппаратом премьер-министра, были определены условия участия в аукционе. В их числе: осуществление инвестиций в размере одного миллиона лари (менее 400 тысяч долларов) и передача территории государству через 35 лет.

Лали Евтушенко считает: за выигравшим аукцион Валерианом Кереселидзе стоят местные власти, которые «весьма с ним сдружились». Как заявляет сам Кереселидзе, представители региональных властей выразили заинтересованность в строительстве отеля. А прибыв на место, где должен появиться объект, удивились, почему местные жители против.

Компания «Валди», согласно базе данных Публичного реестра, зарегистрирована 3 апреля 2019 года – ровно за день до завершения аукциона. У директора, впрочем, есть объяснение.

«Я зарегистрировал новое ООО, потому что начал новую деятельность. Для регистрации требуется четыре рабочих дня. Так что это не значит, что я зарегистрировался за один день. Например, мое ООО «Эрети 2016» имеет договор с охраняемыми территориями. По условиям сделки, помимо аренды, я должен выплачивать 11% от своей прибыли государству. Если бы я принял участие в аукционе с этой компанией, мне бы пришлось платить аренду и налог за обе территории. По заключению аудита я должен буду зафиксировать один миллион лари. Но у старого ООО есть свои кредиты, затраты… А ведь я могу потом сказать, что деньги были потрачены на новую гостиницу, а на самом деле вложу их в старую. С отдельным ООО все будет легче высчитывать».

Лали Евтушенко, тем временем, говорит о шантаже и даже угрозах, поступающих от директора Агентства охраняемых территорий и самого Валериана Кереселидзе. Они, по словам Лали, звонят подписавшим заявление лицам, интересуясь, зачем те так поступили. «Люди боятся потерять работу, потому что их шантажируют, давят на совесть. Некоторых таким образом заставили забрать свою подпись обратно», — говорит она.

У Георгия Суламанидзе встречные обвинения. По его словам, есть группа людей, которая всегда готовы «подставить подножку». Это, как правило, те, кто охотились и рыбачили ранее на охраняемой территории, утверждает он, добавляя: «Мне однажды в машину подложили ручную гранату, перерезали тормозной трос».

Георгий считает, что заявление в действительности писала вовсе не Лали Евтушенко. «Мы всегда с ней дружили, я ей помогал. Я знаю, кем на самом деле написано письмо. Бывшим директором, что работал тут 13 лет. Видимо, у него есть какие-то личные счеты. Он обычно говорит цитатами в конце. Я узнаю его почерк».

После появления заявления жителей Лагодехи Георгий устроил встречу, на которую пригласил и Лали Евтушенко. Она, по словам Суламанидзе, отказалась, сославшись на то, что «не желает с ними встречаться, поскольку они хотят переманить ее на свою сторону».

Среди подписавших текст против строительства отеля, кстати, были даже знакомые и родственники Суламанидзе и Кереселидзе. Это, по признанию мужчин, их крайне удивило. И, как утверждают глава Агентства и директор компании, победившей в аукционе, позже они выяснили, что многие якобы даже не знали, под чем подписываются.

«Люди рассказывали мне разные истории. Кто-то думал, что подписывает документ в поддержку прокладки асфальта на улице Агмашенебели, кто-то – против того, чтобы Иванишвили перевозил дерево… Когда я пригласил их на встречу, они сказали, что им стыдно. Они на самом деле не знали, что подписывают. Они спросили, как им загладить вину. Я сказал – просто заберите заявление», — говорит Суламанидзе.

Аналогичную версию озвучивает Кереселидзе. По его словам, среди подписантов были и его сотрудники, которых он трудоустроил и которым платил зарплаты. Их ввели в заблуждение, уверяет бизнесмен. Он добавляет: вскоре появления заявления 30 человек отозвали свои подписи.

Евтушенко, однако, настаивает: все люди знали, под чем подписывались. По словам активистки, она всегда требует внимательно читать содержание текста, поскольку их подписи впоследствии кто-то может использовать в своих целях. Так было и в этом случае, утверждает Лали, категорически отвергая все обвинения.

Главный вопрос, по которому не сходятся позиции сторон, – скажется ли строительство гостиницы на окружающей среде. Мнения, впрочем, расходятся даже среди экологов.

Эколог Нино Чхобадзе поддерживает Евтушенко. Она согласна с тем, что, если позволить возвести отель одному человеку, зеленый свет зажжется и для других. «Нельзя допускать прецедента. На территории национального парка уже есть гостиница. Зачем строить еще, к тому же на территории заказника, – я не пойму. Одной вполне достаточно. Все остальное должно находиться в буферной зоне. Сам муниципалитет должен быть заинтересован в этом и не допускать строительства».

Представитель Центра консервации видов NACRES Каха Арчивадзе, напротив, не видит никаких рисков. «Это административная зона, где всегда много людей. Впервые слышу, что такое может грозить экосистеме. Этот объект, насколько мне известно, будет расположен рядом с администрацией, куда летом приезжают туристы, разбивают палатки. Почему у людей это вызывает протест – не знаю».

Каха Арчивадзе сомневается в том, что жители Лагодехи беспокоится за окружающую среду больше, чем Суламанидзе. «Это сказка! Это он защищает ее [экосистему]. Возможно, у местного населения есть какие-то экономические интересы. Не знаю… Другое дело, если бы это строилось наверху, в заповеднике, где много рисков. Но это в 50-ти метрах от дороги», — отмечает эксперт.

Территория Лагодехи входит в изумрудную сеть охраняемых территорий, что обязывает Агентство давать оценку влияния тех или иных проектов на окружающую среду. До начала строительства, говорит Суламанидзе, необходимо подготовить такую оценку. По его словам, на данный момент все указывает на то, что возведение гостиницы будет иметь минимальное воздействие на дикую природу.

«Для строительства не вырубят ни одного дерева. Животные адаптированы к шуму. Наша работа – консервация природы. Экотуризм – инструмент достижения этого. Так что мы его развиваем. И у людей положительное к этому отношение. Строятся гостиницы, кто-то арендует лошадей, кто-то работает в сфере обслуживания, у них появляется источник заработка. В наших интересах сохранить все природные ценности, иначе не будет и туристов. Все взаимосвязано», — объясняет Суламанидзе.

Лали Евтушенко, тем не менее, продолжает борьбу за Лагодехский заказник. И продолжает рассылать телеграммы во все возможные ведомства. На днях Евтушенко лично ходила к депутату. «Он сам должен бороться за заповедник, а мы ему помогать. Но получается так, что он помогает тем, кто хочет его уничтожить».

More in #общество

Спецпроект НАТО

#спецпроект СОВЫ

Advertisement

#главное

Advertisement
To Top