Азербайджан: почему не работают протесты?
Свяжитесь с снами

СОВА

СОВА

Азербайджан: почему не работают протесты?

#политика

Азербайджан: почему не работают протесты?

Азербайджан: почему не работают протесты?

Несмотря на непростую ситуацию с правами человека, слабую демократию и сильную коррупцию, сегодня протесты в Азербайджане не такие многочисленные, как еще 15 лет назад. И многие говорят об их неэффективности.

Стадион «Мехсул» – традиционное и единственное место, где азербайджанской оппозиции разрешается проводить митинги. Это небольшое поле вдали от центральных улиц стало их пристанищем с того самого момента, как Ильхам Алиев в 2003 году пришел к власти. Акции в других частях города полиция последовательно разгоняет.

А на стадион 19 января вновь пришел протест. Оппозиция (Партия народного фронта Азербайджана, «Мусават», Национальный совет демократических сил и др.) провела митинг в защиту политзаключенных – партийных функционеров и активистов, блогеров и журналистов, которые находятся в тюрьме по самым разным обвинениям: от торговли наркотиками до контрабанды. Следующий митинг анонсирован на 26 число.

Правозащитные организации утверждают: количество политзаключенных в Азербайджане никогда не падает ниже отметки в 100 человек. Цифры все время меняются, поскольку постоянно либо кого-то арестовывают, либо кто-то выходит из тюрьмы, досидев свой срок или заслужив помилование, поясняет правозащитник Расул Джафаров.

Тем не менее, протесты в их защиту, продолжающиеся из года в год, нельзя назвать многочисленными.

СЕ: 130 политзаключенных

22 января докладчик Совета Европы по политзаключенным в Азербайджане Торхильдур Bарсдоттир (Исландия) представила в Комитет по правовым вопросам и правам человека ПАСЕ предварительный меморандум о тех, кого в Баку посадили по политическим мотивам. B этом документе опубликован список из 130 имен. Предположительно, все эти люди являются политзаключенными.

Эта проблема беспокоила Совет Европы еще в 2001 году (что также отмечается в докладе), когда Азербайджан только-только вступил в ряды организации. В 2004-м в своей резолюции (1359) ПАСЕ впервые призвала Баку немедленно освободить политзаключенных. В последующие годы таких резолюций было еще три.

Известные политзаключенные – это снимавший видео о коррупции блогер Мехман Гусейнов, журналист Афган Мухтарлы (предположительно, похищенный в Грузии и переданный азербайджанским силовикам), зампред ПНФА Гезал Байрамлы, активисты Гияс Ибрагимов и Байрам Мамедов, у которых через два дня после того, как они написали «Праздник рабов» на памятнике Гейдару Алиеву (отца нынешнего президента Ильхама Алиева) «нашли» героин. Но в этих списках много и других имен.

Другие темы протестов: коррупция, демократия…

Помимо защиты прав политзаключенных другими ключевыми темами азербайджанских протестов становятся коррупция и демократия.

Текст на плакате: «Чтоб вам пусто было за эти 150 миллиардов»

Резонансным для Азербайджана было совместное расследование OCCRP (Organised Crime and Corruption Reporting Project), The Guardian (Великобритания) и других изданий под названием «Азербайджанский ландромат» (от англ. laundromat – «прачечная-автомат», — прим. СОВЫ). Так расследователи назвали сложносочиненную схему по отмыванию денег, через которую за два года благодаря четырем зарегистрированным в Британии подставным компаниям прошло 2,9 млрд долларов. Согласно этим данным, с 2012 по 2014 год, на фоне массовых арестов активистов и журналистов, представители правящей элиты Азербайджана использовали тайную «черную кассу» для выплат взяток европейским политикам, приобретения предметов роскоши, отмывания денег и прочих корыстных целей. Это дело вновь всплыло, когда в 2018 году факты коррупции и взяток европейским депутатам подтвердило внутреннее расследование ПАСЕ.

Все эти годы «Азербайджанский ландромат» продолжал оставаться одной из основных тем митингов. Впрочем, акции не приводили к каким-либо результатам и даже не собирали того – куда более внушительного – числа протестующих, каким оппозиция могла похвастаться еще в начале нулевых.

Что не так с протестами?

Как вспоминают в беседе с СОВОЙ освещавшие протесты журналисты, еще в 2005 году митинги собирали десятки тысяч людей. Сегодня же, даже по данным самих организаторов, речь может идти о чуть более 20 тысячах. А полиция и вовсе говорит о двух тысячах протестующих.

Политический комментатор Шахин Рзаев считает, что в политической борьбе митинги неэффективны. И не потому что они слабые, и приходит мало народу. Просто система управления в стране настолько централизована, а люди настолько запуганы, что поменять что-то митингами будет трудно:

«В ближайшее время у нас точно не будет сценария Грузии или Армении».

По мнению Рзаева митинги позволяют людям выпустить пар, снизить градус энергии, которая может взорваться в непредсказуемом направлении. Поэтому в интересах властей – разрешать митинги.

Более эффективными методами политической борьбы Шахин Рзаев считает участие в выборах: «Нужно ходить на все выборы и добиваться, чтобы они проходили максимально прозрачно и честно, усилить контроль на выборах». По его мнению, позиция «Я не хожу на выборы, все равно ничего не изменить» играет на руку властям. Рзаев уверен: требования отставки президента, какие звучат на митингах, нереализуемы, а отставка конкретного главы муниципалитета через участие в муниципальных выборах – дело куда более осуществимое. И это может воспитать гражданское общество.

В организации митингов как правило не участвует известная в Азербайджане партия «Республиканская альтернатива», хотя ее отдельные члены посещают протесты, а глава партии Ильгар Мамедов выступил с речью во время акции 19 января.

«Мы считаем, что митинги – это не последняя цель политической партии, а лишь средство», — говорит член правления партии Натиг Джафарли. Он считает, что в руках партии должно быть сосредоточено несколько инструментов, и митинги – это лишь один из них.

«Но, к сожалению, за долгие годы митинг превратился в цель, но цель – это не сам митинг, а решение проблемы: отсутствие политзаключенных, демократическое общество и прочее».

По мнению политика, как только митинг превращается в самоцель, волна привлекательности этих акций для общества спадает. «Мы наблюдали эти всплески активности на протяжении 25 лет. В 2013 году был протест против солдатских смертей в мирное время, это была очень удачная акция, так как повлияла на правительство, и через некоторое время была смена руководства в министерстве обороны», — напоминает Джафарли.

Но с Мехманом сработало?

Мехман Гусейнов – известный в Азербайджане блогер, у которого более 340 тысяч подписчиков в Factbook и чья главная тема блога – коррупция. В марте 2016 года его приговорили к тюремному заключению за клевету, а в декабре Пенитенциарная служба возбудила против него новое дело – о нападении на сотрудника тюрьмы. Теперь ему грозило от пяти до семи лет заключения. Находясь в камере, Гусейнов объявил голодовку. За блогера вступились международные организации, а 19 января оппозиция организовала митинг в поддержку Мехмана и других политзаключенных. И уже через четыре дня обвинения против Гусейнова были сняты.

«Что касается Мехмана, то я уверен, что триггером для власти послужили скрытые намеки со стороны западных стран, принятие резолюции в Европарламенте. Все это произошло в аккурат перед поездкой Ильхама Алиева на Всемирный экономический форум в Давосе», — замечает Шахин Рзаев.

«Как известно, у наших олигархов есть интересы в западных странах. Поскольку часть их капитала хранится в западных банках, им бы не хотелось по примеру России столкнуться с санкциями наподобие «списка Магнитского». Испортить отношения из-за Мехмана – не самого опасного блогера и журналиста – было бы неразумно».

Именно поэтому, считает обозреватель, власти решили пойти на компромисс и прекратить «это нецелесообразное и неэффективное дело». Другим политзаключенным, по мнению Рзаева, свобода пока не светит. Все-таки дело Мехмана Гусейнова получило внушительный резонанс.

Натиг Джафарли тоже считает, что в деле Гусейнова одного митинга было бы недостаточно: «Была и очень сильная международная поддержка, многие международные структуры – Европарламент, Совет Европы, некоторые страны, в том числе, Франция и США, резко осудили такие действия».

Протест под наблюдением

Всех входящих на стадион «Мехсул» встречает и обыскивает полиция. А справа от входа на столбе установлены видеокамеры. Протестующие признаются, что многие из них лишились работы из-за участия в митингах. Членов партий перед акциями вызывают в полицию на допросы и часто арестовывают.

Как рассказал Бахтияр Иманов, зампред ПНФА, его самого за организацию митингов уволили. По той же причине, по данным партии, теряли работу и простые функционеры. Но в январе в интервью Би-би-си в Аппарате уполномоченного по правам человека Азербайджана сообщили, что жалоб на увольнения по политическим причинам к ним не поступало. Член парламентского комитета по правам человека Фазиль Мустафа сказал, что о случаях увольнения за политические взгляды ему неизвестно, однако «тенденция к этому есть», и, по его словам, нужно ее остановить. Впрочем, на вопрос, что депутаты могут сделать для этого, он ответил: «У нас нет на это никаких сил».

В сложившейся ситуации не каждый осмелится появиться на протестном стадионе. В результате за оградой «Мехсула» неизменно собирается толпа тех, кто не готов участвовать в акции, но пришел прослушать разговоры о демократии, коррупции и политзаключенных. То есть о том, чего не услышишь по телевизору.

Также в рубрике #политика

#cпецпроект СОВЫ

Коронавирус в Грузии

Получайте рассылку

Девушки заброшенных фабрик

11 из Грузии: истории, которые вдохновят

WeekEnd Навигатор

#спецпроект НАТО

#спецпроект СОВЫ

Advertisement

#главное

Advertisement