Свяжитесь с снами

СОВА

Прайд глазами гетеросексуальной грузинки

#общество

Прайд глазами гетеросексуальной грузинки

Прайд глазами гетеросексуальной грузинки

— Я завтра иду на прайд.
— Это который гей-парад?
— Ну пусть будет так!
— Испортили тебя совсем в этой Европе!

Этот диалог, состоявшийся у меня накануне с родственником из преимущественно гомофобной Грузии, мог бы стать идеальным текстом для антивизитной карточки страны, если бы таковая существовала. По крайней мере, если судить с этой – западной – стороны, где только-только отгремел очередной Прайд-парад – марш любви и многообразия. Прайд, которым здесь, ни много ни мало, гордятся.

Stockholm Pride Parade – крупнейший в Скандинавии. Ежегодно он собирает около полумиллиона человек со всей Европы. В том числе из Грузии: наших соотечественников можно встретить по обе стороны процессии – и в числе шествующих и в «зрительской ложе».


Точных цифр, сколько представителей ЛГБТ-сообщества получили убежище в Швеции из-за преследования по признаку сексуальной ориентации, нет. Но скандинавская страна относится к подобным прошениям весьма понимающе, что, в свою очередь, означает: дела в отношении прав ЛГБТ на постсоветском пространстве обстоят, мягко говоря, плохо.

«Я приехал из Беларуси. И я осознаю, что это нехорошо – стоять здесь, улыбаться, когда в моей стране все так плохо. Но я не могу ничего с собой поделать! Я так рад! Посмотрите на все это: как можно этого бояться?» — делится впечатлениями соотечественник Александра Лукашенко.


Здесь же и ЛГБТ-активисты из Грузии, а также специально приглашенные на фестиваль представители Республиканской партии Грузии – ее председатель Хатуна Самнидзе и политический секретарь Тамар Кордзая. Именно республиканцы были первой политической силой в стране, начавшей открыто говорить о правах ЛГБТ. А на выборах в органы местного самоуправления в 2017 году республиканцы выдвинули кандидата-лесбиянку. Многими этот факт был встречен позитивно – несмотря на критику со стороны радикальных групп, выступающих исключительно за традиционные ценности.

«Общество чувствует себя хорошо, когда меньшинство защищено. Нашей целью остается защита прав ЛГБТ-людей в Грузии, обеспечение их безопасности и равноправия. Для этого необходимо время, терпение и поддержка иностранных друзей», — уверена Самнидзе.


Но пока о равноправии и даже безопасности, к сожалению, говорить не приходится. В 2014 году в Тбилиси в собственной квартире была убита 23-летняя трансексуальная девушка Саби Бериани. Преступник нанес ей многочисленные ранения, а после устроил поджог, чтобы скрыть улики. Впоследствии подозреваемый был оправдан по этому делу, но осужден за другое преступление.

В феврале 2016 года другая женщина-трансгендер, Бьянка Шигурова, была найдена мертвой в своей квартире, а несколькими неделями ранее подвергся нападению Зизи (Зураб) Шекиладзе – его жестоко избили и перерезали горло. Он скончался в больнице спустя месяц, не выходя из комы.

Эти события получили отражение в докладах многих авторитетных международных организаций, что наихудшим образом сказывается на репутации Грузии. Власти и закон призывают к большей толерантности, но общество реагирует слишком медленно. Лишь 23% опрошенных, согласно исследованию NDI, считают защиту прав ЛГБТ важной.


В Швеции активность политических партий и их четкая позиция по вопросам ЛГБТ изменили многое. Они – партии – неотъемлемая часть Прайда. Представители различных политических сил ежегодно становятся на радужную прямую, чтобы ни у кого не осталось сомнений в том, что защита и уважение прав сексуальных меньшинств – это осознанный и единственно правильный выбор современной Швеции.

Здесь все: пожарные, врачи скорой помощи, военные, полицейские, служители банков и госагентств, спортсмены и учащиеся школ, министры и шведский премьер Стефан Лёвен, активисты за права ЛГБТ из Турции, жалующиеся на то, что их правительство запрещает прайд четвертый год подряд, выходцы из Ирана, призывающие свергнуть режим аятолл и разрешить прайд в Тегеране, правозащитники из России, напоминающие о репрессиях в отношении чеченцев из-за подозрений в их гомосексуализме… А также гордые родители, друзья, партнеры и супруги геев, лесбиянок, бисексуалов, трансгендеров и интерсексуалов. Одним словом – торжество любви над ненавистью.


Путь Швеции к принятию иных форм любви, кстати, был довольно долог. Ведь толерантность – не историческая традиция скандинавской нации. До 1944 сексуальные отношения между представителями одного пола считались преступными. И лишь в 1979 году гомосексуальность здесь перестали считать психическим расстройством.

А до того тех, кто хотел провести жизнь с человеком своего пола, пытались исцелить с помощью терапевтических методов, гипноза, электрошока и наркотических препаратов. Уставшие от такого отношения геи и лесбиянки провели историческую манифестацию у Шведского государственного управления социальной защиты. А в Агентство социального страхования начали поступать звонки от граждан, которые хотели взять больничный по причине гомосексуальности. Вскоре после этого гомосексуальность была вычеркнута из списка болезней.


В целом движение за права сексуальных меньшинств можно считать одним из самых успешных проектов в истории. Менее чем за полвека оно появилось в 160-ти странах мира. В 120-ти государствах произошла декриминализация гомосексуальных связей, а 26-ти, включая Швецию, узаконили однополые браки. Это невероятный прогресс по своей эффективности и скорости. И ежегодные прайды – одна из важных составляющих этого процесса. Время показало, что парады способствуют повышению толерантности к представителям ЛГБТ-сообщества.


Пестрые и шумные колонны самых разных людей, чествующих право любить, кого и как они сами хотят, из года в год становятся все более многочисленными. Чего, правда, не скажешь о Грузии, где любая публичная демонстрация в защиту прав ЛГБТ – по-прежнему весьма рискованное предприятие. И ведь не зря одним из главных факторов, тормозящих процесс принятия обществом ЛГБТ-людей считают религиозность. Всем известна позиция Грузинской православной церкви на этот счет. В то время как Шведская церковь венчает однополые пары начиная с 2009 года. Это, пожалуй, стало вехой в процессе уравнивания прав ЛГБТ-людей с остальными.

Успех случился, когда все институты – общественные и государственные – заработали как один, с общей целью: искоренить дискриминацию сексуальных меньшинств не только на законодательном, но и на практическом уровне. Ведь в Грузии тоже существует «Закон о всех видах дискриминации». Но на отношение подавляющего большинства общества к сексуальным меньшинствам это никак не влияет. Вместе с тем, в обновленной конституции страны есть отдельное положение о том, что браком является союз между мужчиной и женщиной.



Даже новости о живущих за рубежом и любящих друг друга соотечественниках из числа ЛГБТ расстраивают грузин. Взять, к примеру, реакцию на гей-свадьбу, состоявшуюся в конце 2017 года в Нью-Йорке. Мало того, что грузин Давид Шубладзе (основатель организации «ЛГБТ Грузия», — прим. СОВЫ) стал законным мужем другого мужчины, возлюбленные бракосочетались в чохах – традиционных национальных костюмах, имеющих в Грузии сакральную ценность.

За три с половиной года жизни в Швеции я ни разу не видела гомосексуальных пар, держащихся за руки, целующихся или как-то еще проявляющих нежность на публике – это то, чего так боится среднестатистический грузинский родитель. Ведь их ребенок непременно возьмет пример.

Мой опыт конечно же, не означает, что таковых не существует. Мне попросту, считаю я, не повезло. Должно быть, это невероятное чувство – лицезреть общество, которое не оборачивается на не таким как они в гневном порыве осудить, оскорбить, унизить. Общество, которое позволяет любви случиться с кем бы то ни было. В конце концов, не наше это гетеросексуальное дело!



Читать дальше
Advertisement

#спецпроект СОВЫ

Advertisement

#неделявгороде

#robinsonjourney

#фотопрогулки

#главное

#robinsonjourney

Advertisement
To Top