Свяжитесь с снами

СОВА

СОВА

Идеология наслаждения Евгения Чичваркина

Фото: Алиса Кустикова

#политика

Идеология наслаждения Евгения Чичваркина

Идеология наслаждения Евгения Чичваркина

«Да, это магазин на девять миллионов фунтов стерлингов», – указывает на винный бутик случайный прохожий на лондонской улице Сейнт Дэвис и как бы дает понять, что разделяет мой интерес к роскошной витрине. «Гедонизм» – так называется магазин российского бизнесмена. Он соседствует с бутиком главной бунтарки Соединенного Королевства Вивьен Вествуд. Евгений Чичваркин – Вествуд российского опального бизнеса. Всегда эпатажный, на интервью он пришел в наряде Гринча. Но в отличие от анимационного героя, красть Рождество Евгений ни у кого не собирается. Скорее наоборот, вместе с командой «Гедонизма» заботится о хорошем настроении лондонцев круглый год, предлагая им дорогостоящие спиртные напитки. Марта Ардашелия посетила «Гедонизм» и побеседовала с Евгением Чичварикным о концепции гедонизма и не только.

Название своему винному бутику Чичваркин подобрал не случайно. Наслаждение – высшая моральная ценность, веру в которую он проповедует на публичных лекциях в разных странах мира. Правда, признается, что люди в основном не разделяют его жизненного восприятия.

«Вся Европа испытывает поставраамическое религиозное влияние. Я, конечно, против него. Моя основная компания называется «Гедонизм» – это как раз дохристианское учение, которое говорит, что именно удовольствие, а не страдание является высшей моральной ценностью», – поясняет он.

[/tps_title]

Чичваркин сидит за массивным деревянным столом. В «Гедонизме» предрождественская суета. До нас постоянно доносятся звуки звенящих бутылок. Сотрудники магазина то упаковывают, то распаковывают коробки с дорогими напитками. Очевидно, хозяин доволен. Чичваркин с 2008 года живет в Лондоне. Он как никто другой знает, во сколько людям обходится удовольствие, полученное от приобретенного в его магазине эликсира счастья. Бизнесмен заявляет, что до ланча в кассе уже набралось на шестизначную сумму.

Фото: Алиса Кустикова

Большая красная роза – главная деталь образа Чичваркина. Совпадение или нет, но наш разговор начинается с экс-президента Грузии Михаила Саакашвили – того самого автора Революции роз в 2003-м. Чичваркин никогда не скрывал своей симпатии к политику и даже признавался, что по-белому завидует грузинскому реформатору. Грузия и Украина – единственные частично свободные страны на всем постсоветском пространстве, говорит он.

Марта Ардашелия: А когда по-вашему страна утратила полную свободу?

Евгений Чичваркин: Полная свобода была с 2006-го по 2011-й. Когда пришел Саакашвили.

М. А.: Саакашвили пришел к власти в 2003-м…

Е. Ч.: В 2003-м он еще ездил в Москву, шутил с Путиным, хлопал его по плечу, пытался как-то договориться. Представляете, если бы израильские спецслужбы договаривались с террористами. Это выглядело бы примерно так же. Хотя попытаться стоило, чтобы не казаться совсем оголтелым в глазах избирателей. Тем не менее, Путин, понятное дело, кинул Саакашвили. Кстати, он и Трампа кинет. (Смеется) Он просто не может иначе. Он и японца кинет (премьер-министр Японии Синдзо Абэ, – прим. СОВЫ). Он кинет всех. Это его суть – чекистская. Путин похож на гопника, который вместе с другими гопниками захватил двор и пока в Купчино едут менты не спеша, они цари этого двора. Гопничество и дзюдо… То, что он реально часто выигрывает, – это благодаря дзюдо. Я занимался борьбой три года, это производное дзюдо. Удержание, удушение, обманные движения, контратаки. Быстрые контратаки. Долгое пархание вокруг и вновь быстрые контратаки. Это – когда позанимался в секции и пришел во двор тренироваться на тех, кто не знает правил.

М. А.: Что, по-вашему, пошло не так с Грузией?

Е. Ч.: Есть такой боковой пророссийский тренд. Хотя какие-то вещи все еще идут по накатанной. Десять лет правления Саакашвили дали совершенно иное поколение, которое никогда не будет ходить строем. Грузия – несмотря на то, что страна маленькая, народ большой. Когда человек говорит, что Европа начинается с его хинкальной и заканчивается Португалией, это показывает планетарное восприятие мира. Что на самом деле очень круто. Потому что есть очень большие нации, ведущие себя как малые народы. (Смеется) Я никого не имею в виду из тех, кто активничает на мировой политической арене. Так вот, когда этому новому поколению, чье взросление пришлось на период Саакашвили, будет по 50-55 лет, тогда и наступит вторая большая часть реформ. Именно она сделает интересной и полностью независимой страну. Ведь сформировалось совершенное иное поколение. Оно разбирается в технологиях, говорит по-английски, морду не бьет, не курит, не пьет, не ворует. Я пару раз выступал в школе в Базалети, которую Каха Бендукидзе основал. Люди, которые там учатся, они совершенно другие. Вообще другие. Не советские. Не советские люди и на «Гоголь Фесте» в Киеве. Эта бородатая молодежь, татуированная, без пивных животов, не бьющая бутылки и на металлическом концерте не бьющая друг друга в фейс, не блюющая в углах, ведущая себя совершенно нормально, без секьюрити, ментов и прочее. Это новая формация, слава богу! Я просто в восторге от них. Они не совки.

Чичваркин никогда не скрывал, что желает работать в украинской команде реформаторов. Он даже ездил в Киев на переговоры, но так и не предстал в качестве украинского политика. Как-то в интервью «Русской службе новостей» Чичваркин заявил, что ради работы в Украине готов поменять не только место жительства, но даже пол. В разговоре с нами Евгений делится соображениями о том, чего не хватило бывшему губернатору Одесской области Саакашвили для успешной работы в Украине.

Е. Ч.: У Саакашвили обязательно должен был быть кто-то, кто бы отвечал за экономическую часть. Как делались реформы в Грузии: один сажал, и правильно делал. Если не принято сажать за неуплату налогов исторически, то это по-другому это не прививается. Это горькая прививка, которую нужно обязательно получить. Один делал экономические реформы, ему никто не мешал. Другой сажал людей, которые плевать хотели на законы. А изначально так вели себя процентов семьдесят людей. Михаил Николозович просто прикрывал все эти процессы пиаром. В Украине экономической части нет. Как говорил Макаревич, ветер трудно поднять шелестом газетных страниц. Не нашлось сильных людей в его команде, которые дали бы четкое экономическое видение развития Одесского региона. Не было крепкого силовика, который мог бы справиться. Было и фронтальное сопротивление от населения среднего класса, в которое он не вписался, и вся эта братва, которая там совершенно нешуточная и уже 25 лет живет в иной формации. И конечно, со стороны руководства страны в Киеве было серьезное сопротивление. Ставили слишком много палок во все колеса.

М. А.: Вы как-то говорили о быстрой и эффективной смене власти в Украине. Считаете ли вы, что Порошенко неэффективен?

Е. Ч.: Бандитская власть сменилась на воровскую. Сам он очень симпатичный дядечка, добрый и вежливый. Большой. Теплый. Сильный. Но при нем не будет реформ. Он так привык. Он сформировался в советской среде договорняков. Никто не посмеет посадить человек двадцать, которые дадут показания против тебя же самого. Расскажут историю с начала 90-х, усеют весь список уголовных, экономических и административных статей. Никто к этому не готов. А тектонические сдвиги по-другому не происходят.

Фото: Алиса Кустикова

В апреле стало известно, что Чичваркин стал заниматься позиционированием и брендингом общественной организации «Открытая Россия», учрежденной Михаилом Ходорковским в 2001 году для поддержки гуманитарных и благотворительных проектов. В сентябре экс-глава компании ЮКОС сообщил в «Фейсбуке», что стал крестным отцом дочери Чичваркина.

М. А.: Вы отвечаете за продвижение и позиционирование бренда «Открытая Россия». Получается сделать это внутри России?

Е. Ч.: Да, я помог сделать ребрендинг, и он великолепный, я считаю.

М. А.: Это движение сможет стать массовым в России?

Е. Ч.: Нет, конечно, это движение для узкого круга ограниченных людей. (иронизирует) Вот чем хорош Трамп?! У него была понятная экономическая программа. «Открытая Россия» не сказала, что я буду делать А,В,С. Вектор и направление абсолютно на уровне чувств, которые я понимаю и поддерживаю. Я после «Правого дела» зарекаюсь погружаться во что-то, где нет четкой экономической программы.

М. А.: Это произошло намеренно или по неопытности?

Е. Ч.: Эмоционально. Все всегда происходит эмоционально. И этот мой бизнес эмоциональный. Вот автобус ушел и никого нет. Сейчас автобус придет…

М. А.: Как бы «Открытая Россия» могла изменить политическую повестку России. Насколько это реально?

Е. Ч.: Если Михаил Борисович (Ходорковский, – прим. СОВЫ) найдет человека-политика, который больше никем и ничем не занят, который сосредоточит огромное количество разновекторных усилий в одном кулаке, то у этого есть большие шансы. Михаила Борисовича очень хорошо воспринимают на Западе. У него стопроцентная узнаваемость в России. И я думаю, что в ближайшее время российское телевидение сделает все, чтобы она оставалась на том же уровне.

М. А.: А насколько он сам готов? Мы много слышали о разных договоренностях с Путиным о том, что включаться в политику Ходорковский не будет…

Е. Ч.: Насколько я понимаю, он год обещал не заниматься политикой. Я свечку не держал…

Фото: Алиса Кустикова

Чичваркин переключается на большую бутылку коньяка, которую заносят два человека. «Дабл магнум» за 60 тысяч!» – резюмирует он. И вновь переключается на Грузию. Чичвакрин приезжал несколько месяцев назад, читал лекцию в школе Кахи Бендукидзе, бывшего министра экономики, бездыханное тело которого нашли в номере отеля в Лондоне.

— В Грузию я приехал уже после смерти Кахи. Там мне по-разному хорошо. С Кахой мы общались вплоть до его смерти. Он реально боялся, что его могут посадить. Здоровье было, откровенно говоря, плохое. Все это знают. Такого человека, как он, не хватило в Украине. Когда люди готовы к изменениям, нужен человек, который предоставит им четкую программу действий, предложит решения, и тогда Михаил Саакашвили с его невероятной энергией и семижильной потенцией справился бы. Впрыск был большой, но там было мало полезных веществ. Эмоциальное движение было очень серьезным, а сутевого – нет. Не было конкретных предложений.

Чичваркин – ярый сторонник Brexit-а, но противник санкций, которые Запад ввел в отношении России. Он уверен, что ограничения должны были коснуться конкретных людей. Решение лишить рядовых россиян яблок – от слабости, считает он. Чичваркин не типичный российский бизнесмен. Он уезжал из России не для того, чтобы в нее вернуться. И не скрывает, что намерен сформировать волну новой русской эмиграции в Лондоне из себе подобных. Тех, кто отличается либеральными взглядами и открыто критикует действующий российский режим.

«Я делаю все, чтобы не вернуться. Так и напишите: Путин – вор. Его место в Гааге, а после – пожизненно в тюрьме».

More in #политика

Спецпроект НАТО

#спецпроект СОВЫ

Advertisement

#главное

Advertisement
To Top